21 МАЙ, 16:15 МСК
USD (ЦБ)    58.8862
EUR (ЦБ)    60.8953


О критической важности государственного регулирования цен в период реорганизации системы поставок

11 Марта 2022 9245 1 Исследования
О критической важности государственного регулирования цен в период реорганизации системы поставок

(статья выполнена в рамках гранта РФФИ-БрФФИ № 20-510-00026 «Оценка макроэкономической эффективности интеграции отраслей обрабатывающей промышленности России и Республики Беларусь в глобальные цепочки стоимости»)

Драматические события нашей новой реальности вызвали к жизни разговоры о введении государственного регулирования цен. События развиваются так стремительно, что не стоит сомневаться в скорейшей реализации этой меры. 9.03.2022 информагентства сообщили, что в Госдуме подготовили поправки, которые должны обеспечить госрегулирование цен на некоторые товары и услуги. Инициатива задумана профильными думскими комитетами, поправки они готовы внести, сообщил глава комитета Госдумы по информполитике Александр Хинштейн. По словам депутата, инициатива может затрагивать продукты питания, детские товары, строительные материалы, сельхозудобрения, сельхозтехнику и запчасти к ней, бытовую химию, зоотовары, лекарства, медикаменты. 10.03.2022 Спикер Госдумы Вячеслав Володин в своем телеграмм-канале написал, что не верит в рост цен на жизненно важные товары в России из-за санкций, девальвации рубля и ухода иностранных компаний из страны. По его мнению, стоимость товаров завышается искусственно. «Вопросы касаются прежде всего продуктов питания, стоимость которых в ряде регионов увеличилась почти вдвое. Также выросли цены на детское питание, подгузники и лекарства. У всех есть понимание: в условиях ограничительных мер, введённых в отношении нашей страны, некоторые товары могут дорожать. Например, за счет повышения курса валюты или перебоев в поставках из других государств. Но когда речь идет о продукции, которая производится и потребляется в России, искусственно повышать цены, прикрываясь санкциями, недопустимо». Спикер Госдумы пообещал, что разберет ситуацию с Федеральной антимонопольной службой.

Совершенно очевидно, что ценовой всплеск наряду с чисто спекулятивным компонентом имеет объективную основу в виде разрыва и переформатирования системы поставок российских производителей, иначе, шокового изменения их положения в глобальных цепочках стоимости.

Любые товарные цены, и особенно их совокупность, необходимо рассматривать не как микроэкономическую, а как макроэкономическую синтетическую категорию, в которой, как в фокусе, отражаются все особенности, достоинства и недостатки хозяйственной системы, включая такую специфическую для России как высокую степень интеграции в ГЦС на заведомо неэффективных народнохозяйственных условиях, о чем мы писали в ряде статей.

Система цен является важнейшим показателем степени сбалансированности экономической системы: относительная устойчивость цен (их рост в пределах от трех до четырех процентов в год) указывает на наличие высокой степени сбалансированности совокупного спроса с совокупным предложением, стабильность денежного обращения. Однако такая устойчивость системы цен не достигается сама по себе, а является результатом правильной ценовой политики, обеспечивающей поддержание пропорций между потреблением и накоплением, между накоплением и инвестициями. Поддержание устойчивости цен является важнейшей целью общеэкономической политики (М.Ю. Лев. Особенности реализации государственной ценовой политики: социально-экономический аспект. // Вестник Института экономики Российской академии наук, 5/2015, с. 140).

Как справедливо отмечал видный отечественный специалист по ценообразованию М.И.Гельвановский, «в современной России за годы преобразований в экономике и общественной жизни в целом сложилось весьма своеобразное положение: цены формируются в результате не столько действия взаимно уравновешенных рыночных и нерыночных факторов (как это обычно имеет место в развитой рыночной экономике), сколько в условиях постоянного экономического стресса. Этот стресс вызван и практически непрерывными административными перестройками, и часто меняющимися правилами хозяйственного поведения, и резкой демонетизацией национального хозяйства, вызванного проведением политик денежного сжатия с целью подавления инфляции, и сильной зависимостью экономики от внешнеэкономических факторов, в частности от курса доллара США, от конъюнктуры мирового рынка (особенно от рынка нефти). Именно на изменение этой стрессовой ситуации, а также на гармонизацию хозяйственной системы и должна быть направлена хорошо продуманная и последовательно реализуемая государственная ценовая политика» (М.И. Гельвановский. Методологические аспекты формирования государственной политики цен в России. // Вестник РГНФ. 2012. №3, сс.55-56.).

Рассматривая необходимость политики государственного регулирования цен в России нужно исходить из того, что вместо единого национального рынка в российской экономике с началом реформ образовались три сегмента, существенно различающиеся по условиям хозяйствования и формированию цен.

Во-первых, всю российскую экономику можно поделить на долларовую и рублевую. Цены на товары экспортного сегмента устанавливаются в зависимости от мирового рынка. Более глубокая интеграция российских производителей в ГЦС наблюдается по т.н. прямым связям, т.е. российские экспортеры сырья и продукции невысокой степени переработки вносят значительный вклад в производство готовой продукции зарубежом, предназначенной для экспорта в другие страны, в том числе и в Россию. Масса примеров. Российские удобрения и газ европейские страны используют в производстве сельскохозяйственной продукции, поступающей в конечном счете к нам обратно, например, пресловутые польские яблоки.

Специфика такого включения в ГЦС заключается в том, что, обменивая валютную выручку по официальному курсу для оплаты потребляемых трудовых и материальных ресурсов по низким внутренним ценам, экспортеры получают избыточный доход как от значительной разницы между затратами на производство и мировыми ценами, так и за счет заниженного курса российской валюты. Разница между валютным курсом и паритетом покупательной способности (ППС) в течение 30-летнего периода реформ колеблется от 30% (в периоды длительного укрепления рубля, например, в 2007-08 гг. до валютного кризиса) до 3-х раз (в периоды бурной девальвации рубля). Именно в периоды усиления отрыва рыночного валютного курса от ППС, особенно в результате внезапного роста цен на отдельные сырьевые товары, возникают сверхприбыли отечественных сырьевиков, которые государство стремится частично национализировать, как произошло в случае со сверхприбылями металлургов, когда первый вице-премьер посчитал, что они «нахлобучили» государство на 100 млрд. руб.

При этом на внутреннем рынке наличие значительных запасов сырья, добыча которых обходится в стране существенно дешевле, в нашей экономике практически не используется.

В экспортном сегменте за счет ценовой и курсовой "ренты" возникает очень высокая доходность. При этом зарплаты топ-менеджеров, исчисляемые в долларах, например, в нефтегазовом секторе, составляют миллионы долларов в год, что не стимулирует ни повышение эффективности производства для снижения издержек, ни вложение средств в повышение степени переработки сырья. Угрюмое и зависимое положение российских предприятий в ГЦС только нарастало в течение всех 30 лет рыночных реформ.

Огромное воздействие экспортного сектора на внутренние ценовые пропорции оказывается за счет эффекта нетбэк. Многие наши внутренние цены формируются от экспортного паритета, по принципу нетбэк, т.е. ориентируются на мировые долларовые цены и переводятся в рублевый эквивалент по текущему валютному курсу. А значит, наши цены могут расти даже в условиях стабильного валютного курса, что, собственно, мы и наблюдали осенью 2021 – начале 2022 года. Курс рубля даже чуть повышася за счет высокой нефти, а внутренняя инфляция продолжалась!

Другая половина экономики в свою очередь также делится на две части - монопольную и немонопольную. На продукцию естественных монополий применяются административно регулируемые цены и тарифы. Это своеобразный аналог плановой экономики, только они построены на затратах, которые позволяют получать примерно такие же зарплаты, что и в экспортных отраслях. Кстати, естественные монополии, как правило, являются и основными экспортерами. Как справедливо отмечал М.И.Гельвановский, «Однако, в отличие от советских плановых цен, эти регулируемые цены не образуют системного единства с ценами экспортного сектора экономики и отраслей, ориентированных на внутренний рынок» (М.И. Гельвановский. Методологические аспекты формирования государственной политики цен в России. // Вестник РГНФ. 2012. №3, с.57.).

На протяжении всего пореформенного периода рост цен естественных монополий существенно обгонял рост цен в обрабатывающих отраслях промышленности и сельском хозяйстве. Цены здесь формируются не на основе функциональных математических моделей, как это нужно делать исходя из народнохозяйственной значимости данных отраслей, а на основе расчетов и аргументов самих же монополистов, исключительно затратным путем. Поскольку затраты практически не поддаются проверке, то они постоянно завышаются; в них включается все – огромные, ничем не оправданные зарплаты и бонусы менеджеров, огромные потери из-за отсутствия стимула к экономии и из-за непродуманной политики управленцев, избыточные расходы и т.д. В итоге ожидаемого снижения энерго- и материалоемкости промышленности или развития альтернативных производств не произошло даже в период санкций 2014-2020 гг.

В третьем секторе – неэкспортном и немонопольном - казалось бы, должны формироваться конкурентные цены, заставляющие производителей повышать производительность и снижать затраты. Для этого, как известно, необходимо внедрение новых технологий. Но резкое снижение доходов потребителей и монетаристские методы подавления инфляции настолько снизили возможности сбыта, что поставили товаропроизводителей этого сегмента российской экономики перед выбором: или вообще сворачивать производство, или снижать затраты нетрадиционным способом: за счет того, что в обычных условиях трогать нельзя - амортизационных отчислений в необходимых объемах, затрат на инженерное обслуживание производства, профилактический ремонт, зарплату, НИОКР, повышение квалификации работников и т.п. По сути, эти неосуществленные затраты представляют собой потенциал отложенной инфляции, который реализуется по мере обострения дефицитности выпускаемой продукции и повышения платежеспособности потребителей.

Но это только часть беды. Другой особенностью цен данного сегмента национальной экономики является условность их рыночного содержания. Прочно обосновавшиеся здесь паразитические посредники включают в цены свой немалый "интерес", исчисляемый нередко кратными по отношению к затратам производителей величинами, и фактически препятствуют действию механизма конкуренции и повышению эффективности и конкурентоспособности национальной экономики в целом. Уже притчей во языцех стали истории о колоссальном разрыве закупочных цен и производителей и финальных ценах в торговых сетях для конечного потребителя равно как и истории «ручного управления» этими «накрутками».

В результате отсутствия системной политики государственного регулирования цен современная российская экономика представляет собой не столько рыночное хозяйство с государственным аппаратом, поддерживающим рыночные процессы и корректирующим нежелательные для общества «внешние эффекты», сколько хаотическую и эклектичную олигархическо-административную систему, в которой нерегулируемое «рыночное» ценообразование направлено не на повышения эффективности хозяйственной системы, а служит инструментом чрезмерного по всем меркам перераспределения национального дохода в пользу отдельных группировок, что усиливает несбалансированность всей социально-экономической системы. М.И. Гельвановский отмечал: «… система ценообразования в России в различных отраслях экономики является составной частью «экономики перераспределения» с высокой степенью коррупционной составляющей. Сложившийся по факту подход в вопросах цено- и тарифообразования позволяет многим непосредственным участникам процесса рентоперераспределения решить по меньшей мере две важные задачи:

1) скрывать посредством роста цен и тарифов низкий уровень эффективности управления соответствующими структурами;

2) поддерживать или даже повышать уровень рентораспределения в свою (частную) пользу» (М.И. Гельвановский, С.А. Биляк. Цены в России: в какой политике мы нуждаемся. // Вестник РГГУ, Серия «Экономика. Управление. Право», 2015, № 2, с. 28.).

Таким образом, до сих пор государственные меры по совершенствованию ценовой и тарифной политики носили несистемный, фрагментарный характер. Но в настоящий момент влияние цен и тарифов на выживаемость предприятий становится критическим. Это уже понимают (надеюсь) все государственные управленцы. До последнего времени в течение всех 30-ти «рыночных» лет все чудовищные структурные ценовые проблемы компенсировались перераспределением рентных доходов, позволявшим основной части работоспособного населения находить ту или иную работу. Но в связи с последними шоковыми событиями и крахом отлаженных ГЦС, которые извне задавали ценовые пропорции практически всей российской экономики, кумулятивный народнохозяйственный эффект ценовых диспропорций даже в ограниченном секторе экономики может иметь тотальные разрушительные последствия. Иными словами, вместо отмирающего «мегарегулятора» ценовых пропорций, в качестве которого долгое время выступала система ГЦС, России нуждается в осмысленном государственном регулировании цен.

Сегодня еще более актуальны мысли М.И. Гельвановского 10-летней давности: «В процессе модернизации государственной политики цен наиболее сложным представляется пересмотр ряда сложившихся и устоявшихся за период с начала 90-х годов прошлого века положений, которые создают серьезные препятствия для формирования и реализации эффективной ценовой политики в России.

Главными из этих препятствий являются:

- продолжающее сохраняться пагубное представление о всесилии рынка и пассивной роли государства как «ночного сторожа», не вмешивающегося в решение вопросов ценообразования на системной основе;

- недооценка фактора образования деформаций в образовании цен, которые усиливают разбалансированность экономики и зависимость ее от внешнеэкономических факторов;

- вытекающая из первых двух препятствий неготовность государственных органов страны, а также руководителей крупного и среднего бизнеса, к выработке и реализации эффективной ценовой политики, которая, будучи в своей институциональной основе государственной, должна быть общенациональной по своему содержанию» (М.И.Гельвановский. Контуры государственной ценовой политики в современной России. // Вестник Института экономики Российской академии наук. 2011. № 2. С. 170.).

Необходима разработка целостной Концепции государственной ценовой и тарифной политики. В единый комплекс нужно увязать ценовую (тарифную) политику и меры таможенно-тарифного, налогового регулирования, механизмы государственной поддержки малого и среднего бизнеса, лицензирования, другие инструменты государственной экономической политики. Актуальная задача - формирование Федеральной системы ценовой информации для обеспечения прозрачности и эффективности работы экономики. Это возможность получить истинную картину в ценовой сфере – от производства сырья и вплоть до появления конечного продукта.

Таким образом, регулирование цен должно быть поставлено на разумную, научно-обоснованную регулярную платформу, а не проводиться в пожарном порядке.

«МЕТАЛЛООБРАБОТКА-2022»: 23—27 мая ЦВК «Экспоцентр». Посетить бесплатно keyboard_double_arrow_right
Сергей Толкачёв

Написать комментарий

правила комментирования
  1. Не оскорблять участников общения в любой форме. Участники должны соблюдать уважительную форму общения.
  2. Не использовать в комментарии нецензурную брань или эвфемизмы, обсценную лексику и фразеологию, включая завуалированный мат, а также любое их цитирование.
  3. Не публиковать рекламные сообщения и спам; сообщения коммерческого характера; ссылки на сторонние ресурсы в рекламных целях. В ином случае комментарий может быть допущен в редакции без ссылок по тексту либо удален.
  4. Не использовать комментарии как почтовую доску объявлений для сообщений приватного характера, адресованного конкретному участнику.
  5. Не проявлять расовую, национальную и религиозную неприязнь и ненависть, в т.ч. и презрительное проявление неуважения и ненависти к любым национальным языкам, включая русский; запрещается пропагандировать терроризм, экстремизм, фашизм, наркотики и прочие темы, несовместимые с общепринятыми законами, нормами морали и приличия.
  6. Не использовать в комментарии язык, отличный от литературного русского.
  7. Не злоупотреблять использованием СПЛОШНЫХ ЗАГЛАВНЫХ букв (использованием Caps Lock).
Отправить комментарий
G
20:07, 07.04 3 0
GerDa:

В данной ситуации доходы распределяются неравномерно и маленькие группы получают большую долю НД. Соответственно кривая Лоренца сильно прогнута относительно линии абсолютного равенства, следовательно коэффициент Джини стремится к 1-т.е чем ближе индекс Джини к 1 тем выше дифференциация доходов, что увеличивает пропасть между богатыми и бедными и повышает уровень социального неравенства. Для регулирования данной ситуации используется фискальная политика государства. И как уже было упомянуто в статье-в России она хаотична и бессистемна, что непосредственно негативно отражается на экономике страны в частности и на обществе в целом. Оптимальным вариантом решения данной проблемы будет прогрессивная система налогообложения, т.е. чем выше доход-тем выше налог .Да, вероятно людям не понравится работать больше ,отдавать больше и получать при этом меньше ,но если задуматься об общем благосостоянии государства, если не будет правового нигилизма(который в России очень развит на сегодняшний день),то и не будет светлой прогрессирующей России. Например, в Скандинавских странах люди, уплачивающие налог,-даже богатые люди не протестуют ,т.к видят, что деньги идут на улучшение инфраструктуры городов ,усовершенствование медицины и на иное социальное обеспечение. Соответственно данная налоговая политика существенно уменьшит социальное расслоение в обществе и увеличит благосостояние страны.



Капитал страны
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter