Капитал Страны
30 МАР, 15:35 МСК
USD (ЦБ)    56,3779
EUR (ЦБ)    60,5950

Ювенальное наступление продолжается

28 Октября 2012 7887 1 Политика
Ювенальное наступление продолжается

Поутихшие было страсти по поводу ювенальной юстиции разгорелись с новой силой: Госдума России приняла в первом чтении два закона: №42197-6 «О социальном патронате» и №3138-6 ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». Для чего они нужны и почему так взволновали общественность?

Российские законы, касающиеся детей и родителей, грешат нечеткостью формулировок. В результате усердие чиновников, следящих за "соблюдением прав несовершеннолетних", легко может обратиться в орудие разрушения семей – любых, даже самых крепких и дружных.

Принятые Госдумой в сентябре 2012 года два очередных "ювенальных" закона (№42197-6 "О социальном патронате" и №3138-6 ФЗ "Об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей") не только не устраняют нечеткость существующих правил и положений, но и усугубляют ее, вводя новые оценочные и никак не определяемые понятия.

Закон о социальном патронате

Неблагополучной может быть признана любая семья?

В статье 2 этого закона расширяется перечень оснований для присвоения семье статуса семьи, находящейся в социально опасном положении. На сегодняшний день, согласно действующему законодательству, семьей в социально опасном положении является семья, где "родители или иные законные представители несовершеннолетних не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними". Этот и без того широкий и неопределенный перечень предлагается дополнить еще одним признаком: если родители "создают своими действиями (бездействиями) условия, препятствующие их (детей) нормальному воспитанию и развитию".

При этом в законопроекте никак не определено, что следует считать "нормальным воспитанием и развитием" или же "отрицательным влиянием на поведение детей". Эти понятия являются оценочными категориями. Вопрос о том, кого из родителей следует считать нормально воспитывающими своих детей, а кого – нет, полностью отнесен на усмотрение чиновников. Это дает возможность органам опеки и попечительства признать практически любую семью социально опасной и установить над ней социальный патронат.

Мало того, в законе говорится, что социальный патронат назначается над теми семьями, к которым нет основания применять лишение или ограничение родительских прав – что как раз применяется к семьям алкоголиков, наркоманов, развратников, тех, кто для детей составляет реальную угрозу. Значит, под социальный патронат подпадут другие семьи, в основном нормальные, к которым нет претензий со стороны закона.

Согласно пункту 3 статьи 2 законопроекта "социальный патронат назначается по итогам обследования условий жизни, воспитания и развития несовершеннолетнего, проведенного органом опеки и попечительства в порядке, предусмотренном статьей 122 Семейного кодекса РФ". Статья 122 Семейного кодекса РФ предусматривает порядок выявления и устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Причем в силу статьи 121 Семейного кодекса РФ дети, оставшиеся без попечения родителей, – это не только дети, чьи родители умерли или лишены родительских прав, но и дети, проживающие в семьях, чьи родители (по мнению органов опеки и попечительства) "уклоняются от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, в том числе при создании действиями или бездействием родителей условий, представляющих угрозу жизни или здоровью детей либо препятствующих их нормальному воспитанию и развитию, а также в других случаях отсутствия родительского попечения".

Широта и неопределенность формулировок позволяет чиновникам вторгаться с проверками практически в любую семью, имеющую детей.

Эти положения фактически нивелируют требования статьи 23 Конституции РФ, гарантирующей право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, статьи 24 Конституции РФ, согласно которой сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются, а также статьи 25 Конституции РФ, устанавливающей принцип неприкосновенности жилища.

"Отсутствие четких определений ключевых терминов, определяющих судьбы детей и их родителей, неразработанность объективных критериев их оценки могут повлечь необратимые для семьи последствия, привести к ее окончательному разрушению, обречь детей на сиротство, – подчеркивает Уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов. – Такие сырые законодательные формулировки способны вновь сделать многие семьи заложниками субъективного мнения конкретного чиновника из муниципальных органов опеки и попечительства... "усмотрение" опеки часто становится главной проблемой в разрешении ситуации с проблемной семьей. Законопроект необходимо серьезно доработать и, главное, вынести на максимально широкое обсуждение с участием родительской общественности. В законе необходимо предусмотреть максимально детализированный механизм (буквально алгоритм) всех действий чиновника, осуществляющего вмешательство в семью, дабы избежать необоснованного или чрезмерного вторжения в частную жизнь семьи, которая защищена Конституцией России. А при наличии объективных оснований для такого вмешательства – закрепить в законодательстве обязательный порядок осуществления видео-фотосъемки при обследовании семьи и строго регламентированную процедуру проведения такого обследования", – подчеркивает Уполномоченный.

Добровольно или принудительно?

В пункте 3 статьи 2 законопроекта указано, что "социальный патронат устанавливается органом опеки и попечительства с письменного согласия родителей или иных законных представителей несовершеннолетнего и с учетом мнения несовершеннолетнего, достигшего десятилетнего возраста".

Однако пунктом 4 статьи 2 законопроекта предлагается предоставить право судам выносить решения об установлении социального патроната "в случае, если не установлены достаточные основания для ограничения или лишения родителей (одного из них) родительских прав". То есть, в случае отказа родителей от установления социального патроната дело может быть передано в суд, который либо лишит их родительских прав, либо всё равно назначит социальный патронат.

Понятно, что большинство родителей подпишут любое заявление под любыми условиями, лишь бы не потерять своего ребенка. Такое заявление никак нельзя считать добровольным, т.к. оно будет отобрано на кабальных условиях, в которые законопроект ставит родителей. Кроме того, данное положение законопроекта провоцирует увеличение количества необоснованных исковых заявлений, подаваемых в суды органами опеки и попечительства о лишении или ограничении родительских прав.

Социальный патронат может быть установлен над родителями и по заявлению ребенка, достигшего десятилетнего возраста. Данное положение не согласуется со статьей 60 Конституции РФ, согласно которой гражданин Российской Федерации может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет. Согласно статье 26 Гражданского кодекса РФ частичная дееспособность гражданина наступает с четырнадцати лет. До достижения этого возраста защиту прав и интересов детей осуществляют родители. Указанные возрастные пределы установлены не случайно, т.к. именно с ними законодатель связывает достижение ребенком способности своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (статья 21 Гражданского кодекса РФ). Способность десятилетнего ребенка осознавать характер и последствия подачи им заявления об установлении над его семьей социального патроната вызывает сомнения.

Правда, ко второму чтению законопроекта планируется повысить возраст, по достижении которого ребенок может подать заявление о социальном патронате, до 14 лет. Однако сути дела это все равно не меняет: родители окажутся "под колпаком" у собственного чада. У многих ли хватит твердости разумно ограничивать требования 14-летнего подростка? Не предпочтет ли большинство потакать всем прихотям, лишь бы сохранить ребенку родную семью?

Патронат – первая ступенька к лишению родительских прав?

Максимальный срок действия социального патроната – 2 года. За это время должны быть устранены причины, по которым патронат был введен в действие. Если этого не происходит, то лишение или ограничение родительских прав для отца и/или матери ребенка будет обеспечено.

В план организации социального патроната включается и порядок мониторинга его исполнения. Это значит, что семье не только будут даны обязательные предписания по соблюдению прав детей на надлежащее содержание, воспитание и развитие, но будет производиться контроль их исполнения.

В законопроекте прямо указано: "В случае возникновения достаточных оснований для лишения или ограничения родителей (одного из них) родительских прав во время осуществления социального патроната или по завершении установленного срока его осуществления орган опеки и попечительства ОБЯЗАН предъявить иск в суд о лишении родителей (одного из них) родительских прав либо об ограничении их (его) в родительских правах".

Таким образом, этот законопроект, позиционируемый как система профилактики социального сиротства и сохранения семьи, на самом деле является инструментом разрушения семей, увеличения количества социальных сирот (детей-сирот при живых родителях), отбирания детей, в том числе из-за бедности.

Причем ребенок может быть отобран в любой момент социального патроната. Так, статьей 3 законопроекта вносятся изменения в статью 77 Семейного кодекса РФ, позволяющие органам опеки и попечительства самим издавать акты о немедленном отобрании ребенка из семьи. При этом статус органов опеки и попечительства поднимается до уровня органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации. Одновременно законопроектом предлагается дополнить Федеральный закон "Об основах системы профилактики и правонарушений несовершеннолетних" положением, позволяющим проводить индивидуальную профилактическую работу в отношении несовершеннолетних, находящихся в социально-опасном положении, в том числе с помещением их в учреждения системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних (ст.8 Федерального закона "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних"). При этом в силу положений статей 155.1–155.3 Семейного кодекса РФ решения суда для этого не требуется.

То есть законопроект наделяет органы опеки и попечительства правом при назначении социального патроната издавать акт о немедленном отобрании ребенка из семьи и помещении его в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, без решения суда или вышестоящего административного органа. Таким образом, законопроектом узаконивается практика отобрания детей из семей по самым широким и неясным критериям, определяемым органами опеки и попечительства.

Помощь семье или новая кормушка для чиновников?

Подпункт "б" п.1 статьи 2 законопроекта определяет социальный патронат как форму "осуществляемой органом опеки и попечительства индивидуальной профилактической работы, направленной на предотвращение утраты родительского попечения путем оказания семье, находящейся в социально опасном положении, социально-педагогической, медико-психологической помощи, помощи в воспитании, развитии, реализации и защите прав несовершеннолетнего". То есть материальной или какой-либо иной реальной поддержки семей законопроект не предусматривает. Судя по тексту, речь идет лишь о предоставлении социальными службами воспитательных и психологических методик и технологий так называемой "социальной реабилитации". Так что заявления сторонников закона о том, что благодаря ему расширится репертуар помощи семье со стороны органов опеки, звучат несколько лукаво.

"Довольно часто родители не знают о положенных им льготам, а также не имеют возможности собрать для этого все необходимые документы. Именно в таком случае необходим социальный патронат. Людям окажут консультативную помощь, подскажут как, где и зачем можно оформить положенные льготы", – поясняет, например, Ольга Баталина, первый заместителем председателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей. По ее словам, органы опеки могут привлекать к работе в системе патроната службы занятости миграционные службы, образовательные учреждения, медучреждения. Они помогают семье в решении самых разных проблем: устроить ребёнка в детский сад, найти работу.

Безусловно, такая помощь очень пригодилась бы многим семьям. Но, во-первых, в тексте закона о таких возможностях нет ни слова. Не останутся ли они лишь благими пожеланиями? Во-вторых, вряд ли даже трудоустройство и получение льгот помогут радикально улучшить материальное положение семьи, в особенности это касается жилищных условий. Уже сегодня известно немало случаев, когда детей отнимали за то, что семья ютится в однокомнатной хрущевке или ветшающем сельском доме. Чиновники, в частности замминистра образования и науки Наталья Третьяк, заверяют, что "правовая конструкция законопроекта не предполагает случаев изъятия детей из семьи при низком уровне жизни". Тем не менее, "недостаточный уровень жизни" вполне подходит под определение, которое, как уже говорилось выше, предлагает ввести этот законопроект для признания семьи неблагополучной: если родители "создают своими действиями (бездействиями) условия, препятствующие их (детей) нормальному воспитанию и развитию". Можно говорить о том, что в ситуации развала экономики и обрушения социальной сферы страны семьи назначаются виновными в своей неспособности выстоять перед лицом не ими запущенных деструктивных общественных процессов.

На реализацию этого закона выделяется весьма солидная сумма. Однако семьям, находящимся в трудной ситуации, из этих денег не перепадет ни копейки. Все средства будут направлены только на оплату труда чиновников, которые будут давать семье предписания (планы), как правильно (опять же, по мнению чиновников) воспитывать и содержать детей. Как будут отчитываться эти чиновники в освоении выделенных средств? По каким параметрам будет оцениваться работа органов опеки? Судя по западному опыту, основным показателем является количество изъятых детей – в данном случае, количество семей, над которыми установлен патронат. Таким образом, у органов опеки явно есть стимул признать неблагополучными как можно больше семей.

О большой вероятности именно такого развития событий свидетельствует пример Финляндии. После того как в 2008 году в этой стране был принят закон, разрешающий соцработникам без решения суда забирать детей из семьи – "в целях их защиты", количество изъятых детей возросло в десятки раз. Еще в 90-х годах их было порядка 500 в год. В 2009 – у родителей были отобраны уже 16 тысяч детей, в 2011 – 18 тысяч – по статистике финского Министерства здравоохранения и социального обеспечения. Неужели финские родители стали вдруг настолько плохими, что у них в массовом порядке нужно забирать детей? Нет, конечно, просто цена вопроса очень велика. Все детские приюты, где дети могут находиться месяцами и годами, пока идут суды, получают большие деньги — до 16 тысяч евро в месяц на одного ребенка. Это просто бизнес.

В России средства, выделяемые на систему социального патроната, просто несопоставимы со смехотворными детскими пособиями. Стоимость затрат на осуществление профилактической работы с одной семьей в форме социального патроната в течение года в субъекте Российской Федерации составляет 257420,2 рубля. А пособие одиноким матерям, имеющим детей от полутора до трех лет, составляет в Москве – в самом обеспеченном регионе страны! – всего 38 тысяч рублей в год. Вшестеро меньше. Может быть, стоило бы несколько переставить акценты? Не подстрекать чиновников выискивать якобы "неблагополучные" семьи, чтобы получать деньги за каждую, а дать чуть больше самим семьям, чтобы они стали хоть чуть менее неблагополучными?

В нынешнем виде закон будет мало эффективен, считает президент фонда "Волонтеры в помощь детям-сиротам" Елена Альшанская. Важно разделить контролирующие и исполнительные органы. Предполагается, что оказывать социальную помощь будут сами же органы опеки. Теоретически у них будет возможность передать эти функции другим организациям, но есть демотиватор: в этом случае надо будет отдать и выделенные на работу с семьями бюджетные средства. Так что в большинстве случаев велик шанс, что оказывать помощь, контролировать процесс и оценивать результат будут одни и те же люди.

Нарушение Конституции

Закон о социальном патронате нарушает принцип автономии семьи и невмешательства кого-либо в дела семьи, установленный в статье 1 Семейного кодекса РФ.

Конституционный Суд РФ в своем определении от 26.05.2011 N875-О-О указал, что данный принцип является конкретизацией положения статьи 38 Конституции РФ о защите государством семьи, материнства, отцовства и детства. Таким образом, нарушение этого принципа вступает в противоречие не только с семейным законодательством Российской Федерации, но и с данной конституционной нормой. Произвольное вмешательство государственных органов в дела семьи, установление над семьей государственного контроля, нарушает конституционное право граждан на защиту семьи, материнства и детства.

Возмущает лицемерие закона: государство не обеспечивает целый ряд прав и детей, и родителей (как минимум, это касается права на высококачественное бесплатное образование и на бесплатную медицину), но, тем не менее, позволяет себе придирчиво следить за соблюдением прав ребёнка в совершенно гипертрофированном варианте и предъявлять какие-то претензии семье. При этом закон никак не обеспечивает дальнейшего существования ребёнка после "изъятия": нельзя же считать таким обеспечением участие ребёнка в зарубежных программах усыновления, которые всё чаще приводят детей в гомосексуальные семьи.

Самая неэффективная система

На Западе и, в частности, в США, на собственном опыте выяснили, что система социального патроната эффективна лишь в отношении асоциальных семей – там, где есть все основания для лишения или ограничения родительских прав, но суд, чтобы не разрушать семью, дает родителям шанс исправиться, не отбирает ребенка, а оставляет его в семье под присмотром органов опеки и попечительства. Если же систему социального патроната применять к широкому кругу родителей, то она не приносит желаемых результатов – и об этом свидетельствуют данные многих исследований.

Таким образом, российский законопроект предлагает ввести у нас самую малоэффективную систему, при которой социальный патронат будет назначаться над семьями в случае недостаточности оснований для лишения или ограничения родительских прав.

Общественный контроль за детьми

Контроль не только за сиротами

Законопроект "Об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" привлекает гораздо меньше внимания, чем закон о патронате. Все же судьбу сирот принимают не столь близко к сердцу как возможную угрозу лишиться собственных детей. Но в том-то и дело, что этот закон весьма тесно связан с законом о патронате и касается не только сирот, но и детей, которые по каким-то причинам оказались в приюте, хотя родители у них есть.

Семейный кодекс позволяет органам опеки и попечительства помещать ребенка, признанного ими оставшимся без попечения родителей, в организации для детей-сирот, и детей, оставшихся без попечения родителей, несмотря на то, что на самом деле у таких детей есть родители, которые не лишены родительских прав и не ограничены в них.

В Законопроекте отмечено, что он направлен, в том числе, и на обеспечение прав детей, временно пребывающих в сиротских организациях, в том числе посещающих эти организации в медицинских, учебных и других целях. К этой категории относятся дети, посещающие указанные организации в течение дня как школу, социальный центр и т.д. или оставленные родителями на время в связи со стечением обстоятельств (больница, командировка и т.д.).

Кто получит неограниченный доступ к детям?

Закон гласит, что члены ОНК и иные предусмотренные законом лица получат право доступа в указанные учреждения без специального разрешения и предварительного уведомления администраций (1.19), право доступа к информации, содержащей личную, семейную и медицинскую тайну детей и лиц, находящихся там, и право её копирования (5.19), право обращаться в прокуратуру и органы исполнительной власти при непредоставлении информации; право на беседу без свидетелей с детьми и лицами, находящимися в организациях (3.19), а также право на деятельность по их устройству в организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей; деятельность по поиску иных форм устройства детей (а.б.1.2.6), по содействию сотрудничеству общественных и иных негосударственных организаций, других юридических, а также физических лиц с администрациями организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (4.8), по решению иных задач (5).

В переводе на общепонятный язык, для присмотра за сиротами в России создаётся ведомство. Планируется, что будет оно общественным (вероятно, таким, как Общественная палата РФ и Уполномоченный по правам ребёнка при Президенте), что состоять будет из общественников, делегированных на это ответственное дело своими организациями, которые должны будут нести бремя материальных расходов на их труд (что сразу весьма сужает круг претендентов до конкретного списка). Состоять ведомство будет из Федеральной и региональных комиссий, а также из привлечённых экспертов и доверенных специалистов. Членом ОНК может быть любое лицо старше 23 лет без судимости. ОНК не будет являться юридическим лицом, и, следовательно, не будет нести ответственности за свои действия. Формироваться ОНК будут Общественными палатами по федерально-региональному принципу, т.е. выстраивая вертикаль. Вертикаль очередной власти.

Члены ОНК получат неограниченные полномочия и непрописанные обязанности, они смогут копировать личные документы не только детей, но и "иных лиц, находящихся в детских домах", но главное то, что они получат ничем и никем неограниченный доступ. Доступ к детям, которые ничьи. "До недавних пор детей, у которых нет родителей, брало под свою опеку и защиту государство, и достаточно долго это происходило более или менее успешно. С включением в арсенал наших государственных стратегий пресловутого принципа экономической целесообразности быть ничьим для ребёнка стало чрезвычайно опасно", – отмечает руководитель Межрегионального общественного движения "Семья, любовь, Отечество" Людмила Рябиченко,

При этом система общественного контроля, создаваемая на основе предлагаемого закона, далеко не прозрачна, подчеркивает директор Общественного центра правовых экспертиз и законопроектной деятельности, лидер Ассоциации родительских комитетов и сообществ России Ольга Леткова. "Деятельность членов комиссии оплачивают общественные организации, имеющие денежные средства. Это может быть и иностранный, и криминальный капитал, т.е. все те структуры, которые заинтересованы в детском бизнесе. Они будут иметь доступ к конфиденциальной информации о детях, находящихся в приютах, притом, что общественные организации не несут должностной ответственности за неразглашение или использование этих сведений".

Без права на семью

Примечательно, что в законопроекте первым среди прав, которые имеет ребенок, называется право "на устройство в организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей и нахождения в указанных организациях". Однако такое право не установлено действующим законодательством. Среди других прав: право на подачу жалоб о нарушении своих прав, право на общение с компетентными органами в этой сфере и т.д. В то же время в законопроекте не нашло своего отражения главное право ребенка: жить и воспитываться в семье, установленное в статье 54 Семейного кодекса РФ. Вместо него предлагается ввести право "на общение с родителями и другими родственниками, законными представителями и иными лицами, за исключением случаев, когда такое общение запрещено законодательством РФ и (или) не отвечает интересам ребенка".

То есть, помимо случаев, предусмотренных в федеральном законе (лишение или ограничение родительских прав), законопроектом предлагается ограничивать возможность общения детей с их родителями в случае, если это не соответствует интересам детей. При этом ни в самом законопроекте, ни в действующих законодательных актах не определено, что является интересами детей. Этот вопрос оставлен на усмотрение чиновников, которые приобретают право запретить детям общаться со своими родителями, не лишенными родительских прав, если сочтут, что такое общение не полезно для ребенка.

Узаконенное беззаконие

Удивительный пассаж содержится в статье 13 пункт 2. "В случае неоднократного нарушения общественной наблюдательной комиссии Конституции РФ, федерально-конституционных законов, настоящего федерального закона, иных нормативных и правовых актов РФ либо систематического осуществления комиссией деятельности, противоречащей ее целям и задачам, определенной настоящим федеральным законом, Общественная палата вправе принять решение о прекращении ее деятельности». То есть одного нарушения законов и Конституции недостаточно, комиссия практически какое-то время может просто с ними не считаться – иначе почему здесь употреблено слово "неоднократно"?

Большой бизнес

"Правильно ли это, когда конституционные функции государства по охране семьи и детства передаются общественным структурам? Кто реально станет потом отвечать за детей и станет ли их кто-то защищать? Нужно ли бояться коррупции в ситуации, которую откроет новый закон? – спрашивает Людмила Рябиченко. – По поступившей из авторитетного источника достоверной информации, в одном из регионов (а может, и не в одном?) схема продажи ребёнка за границу выглядит в самом общем виде так: судьбой ребёнка, ставшего ничьим, непосредственно занимаются два человека – специалист по Федеральному банку данных и специалист по опеке. Ребёнка "выставляют на продажу" на официальном публичном сайте, через подставных "родителей" оформляют три обязательных отказа от российского усыновления, затем через теневую зарубежную организацию оформляют визит в Россию "иностранной семьи", которой сразу же оформляют усыновление, и ребёнка увозят".

Безусловно, контроль над сиротскими учреждениями необходим. Но, по мнению Ассоциации родительских комитетов, этот контроль, помимо соответствующих государственных структур, должны осуществлять попечительские советы, создаваемые в каждом приюте, которые бы состояли из волонтеров, общественности, представителей уполномоченных по правам ребенка и человека и т.п. Они должны следить за тем, чтобы дети содержались в нормальных условиях, чтобы с ними по-человечески обращались и, что очень важно, оказывать необходимую помощь приютам и детям.  Идея попечительских советов в сиротских учреждениях существует давно, на практике они уже создаются, но закон о них до сих пор не принят.

Кто и для чего пишет российские законы?

Взволновавшие общество ювенальные законопроекты полны нечетких формулировок и неопределенных понятий. Что тому причиной? Некомпетентность авторов? Кто они и почему до сих пор вершат судьбы страны?

Может быть, закон принимается в страшной спешке? Нет, на нечеткость формулировок было указано еще в апреле 2011 года, когда законопроект о патронате обсуждался в Президентском совете по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства. "Текст законопроекта дает серьезные основания опасаться, что предлагаемое в проекте решение проблемы предупреждения нарушений прав и интересов ребенка в семье родителей (...) создает угрозу произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи и разрушения семейных ценностей", отметили юристы. "Условия назначения "социального патроната" в законопроекте не прописаны, – заявила тогда в одном из интервью представитель Исследовательского центра частного права при президенте России Лидия Михеева. – Помогать семьям органы опеки могут и сегодня, в рамках действующего законодательства они могут и пособия выплачивать, и помощь в поиске работы оказать". Об этом Лидия Михеева говорит со всей ответственностью, поскольку является автором ныне действующего закона "Об опеке и попечительстве".

С апреля 2011 года законопроект существенно не изменился. И он является одним из ключевых элементов создания в стране ЮЮ. Хотя таких слов там нет. Для полного построения в России ЮЮ после появления закона о социальном патронате будет не хватать лишь специального органа, выведенного из системы судов общей юрисдикции, решения которого вообще невозможно будет обжаловать.

Предлагаемые законопроекты ссылаются на международные нормы, но противоречат уже существующим российским законам и Конституции РФ. Именно Конституция спасает нас от оголтелого введения самых разрушительных международных норм. Примат международного права, установленный в части 4 статьи 15 Конституции РФ, распространяется только на федеральные законы, но не на саму Конституцию РФ, имеющую высшую юридическую силу, придаваемую ей всенародным голосованием (часть 1 статьи 15 Конституции РФ). Однако если законы о патронате и об общественном контроле будут приняты в таком виде, то защититься Конституцией мы уже не сможем.



Статьи по теме:

Галина Яшина

Написать комментарий

правила комментирования
  1. Не оскорблять участников общения в любой форме. Участники должны соблюдать уважительную форму общения.
  2. Не использовать в комментарии нецензурную брань или эвфемизмы, обсценную лексику и фразеологию, включая завуалированный мат, а также любое их цитирование.
  3. Не публиковать рекламные сообщения и спам; сообщения коммерческого характера; ссылки на сторонние ресурсы в рекламных целях. В ином случае комментарий может быть допущен в редакции без ссылок по тексту либо удален.
  4. Не использовать комментарии как почтовую доску объявлений для сообщений приватного характера, адресованного конкретному участнику.
  5. Не проявлять расовую, национальную и религиозную неприязнь и ненависть, в т.ч. и презрительное проявление неуважения и ненависти к любым национальным языкам, включая русский; запрещается пропагандировать терроризм, экстремизм, фашизм, наркотики и прочие темы, несовместимые с общепринятыми законами, нормами морали и приличия.
  6. Не использовать в комментарии язык, отличный от литературного русского.
  7. Не злоупотреблять использованием СПЛОШНЫХ ЗАГЛАВНЫХ букв (использованием Caps Lock).
Отправить комментарий
29.10.2012 0 0
А. А. Зимин:

Прихватизаторы вгоняют страну в славное прошлое великой и могучей не то Спарты, не то Карфагена. Скоро забракованных комиссией чинуш младенцев из соображений "экономической целесообразности" будут скармливать свиньям.

Статьи

Утром пшеница – вечером помидоры, вечером пшеница – утром помидоры. Как Россия и Турция развивают торговлю

Утром пшеница – вечером помидоры, вечером пшеница – утром помидоры. Как Россия и Турция развивают торговлю
Экономика

«Движуха» против стабильности. Какие требования власти предъявило «путинское поколение»

«Движуха» против стабильности. Какие требования власти предъявило «путинское поколение»
Политика

«Фантастическая работа» Набиуллиной. С какими достижениями глава ЦБ пойдет на новый срок?

«Фантастическая работа» Набиуллиной. С какими достижениями глава ЦБ пойдет на новый срок?
Экономика 3

«Необходимо показать, что кризис пройден». Почему Росстат за «некрасивые цифры» хотят подчинить Минэкономразвития

«Необходимо показать, что кризис пройден». Почему Росстат за «некрасивые цифры» хотят подчинить Минэкономразвития
Интервью и комментарии

Узнай, страна

Губернатор Тамбовской области поблагодарил социальных работников за внимание к людям

Губернатор Тамбовской области поблагодарил социальных работников за внимание к людям

Еще в пять населенных пунктов Тамбовской области пришел газ

Еще в пять населенных пунктов Тамбовской области пришел газ

Новости компаний

Президент ТПП РФ Сергей Катырин: Дополнительное образование даст женщинам новый шанс

Президент ТПП РФ Сергей Катырин: Дополнительное образование  даст женщинам новый шанс

В.И. Матвиенко: «Без России выстроить эффективную систему европейской безопасности невозможно!»

В.И. Матвиенко: «Без России выстроить эффективную систему европейской безопасности невозможно!»

Разное

Наши
партнеры

«Деловая Россия» — союз предпринимателей нового поколения российского бизнеса
«Терралайф» - рекламное агентство полного цикла
Dawai - Австрия на русском: новости, туризм, недвижимость, объявления, афиша
МЭЛТОР - мастер электронных торгов
Капитал страны
ВКонтакте