Капитал Страны
13 ДЕК, 16:26 МСК
USD (ЦБ)    59,1446
EUR (ЦБ)    69,4653
Подпишись на рассылку КС
ИЗМИР

Взгляды Ломоносова и Мальтуса по вопросу народонаселения

15 Ноября 2011 7956 0 Экономика
Взгляды Ломоносова и Мальтуса по вопросу народонаселения

Томас Мальтус полагал, что избыточная рождаемость лежит в основе многих цивилизационных кризисов. Михаил Ломоносов ратовал за то, чтобы русский народ более активно плодился. Каковы же ценностно-нормативные истоки различий взглядов М.В.Ломоносова и Т.Р.Мальтуса по вопросу народонаселения? Кто из них прав?

 

Величайшего российского ученого М.В.Ломоносова и весьма известного английского священника Томаса Мальтуса, как ни странно, связывает принципиальное расхождение во взглядах на принципиальный вопрос – воспроизводство человеческого рода. Российский гений, «по ходу» интересовавшийся вопросами экономики, и английский философ-моралист отличались диаметрально противоположными взглядами на вопросы демографического развития. Ломоносов выступал за всемерное увеличение рождаемости русских людей, а Мальтус, не будучи первооткрывателем самой идеи, прославился как сторонник ограничения рождаемости во имя сохранения социальной стабильности. Попробуем разобраться в социо-культурных основаниях этих различий, обусловленных диаметрально противоположными ценностными установками мыслителей, проистекавшими из культурно-цивилизационных особенностей английского протестантизма и российского православия.

 

1. Взгляды Томаса Мальтуса и их современная аранжировка

 

Один из основоположников вульгарной политической экономии в Великобритании, Т.Р.Мальтус, сформулировал свою теорию фактически в двух положениях: 1) биологическая способность к размножению у человека превосходит его способность увеличивать продовольственные ресурсы; 2) сама эта способность к воспроизводству ограничивается продовольственными ресурсами [2]. Английский священник и профессор политической экономии, опираясь на «постулаты стабильности государства» и общества в целом, используя «продовольственный скептицизм», заметил возрастание населения в геометрической, а средств существования – в арифметической прогрессии [1, с.35].

Он не отводил никакой роли образу правления или равномерному либо неравномерному распределению имущества в обществе, а всё сводил к действиям биологического закона, таким образом полностью подчиняя ход развития человеческого мира «эволюции» животного. Несбывшееся, к счастью, «зловещее предсказание» этого ярого защитника интересов господствующих классов находило свой пессимизм в уверенности Мальтуса в том, что всякая сознательная попытка улучшить условия жизни людей, а значит позволить им беспрепятственно размножаться, будет «сметена неодолимой людской массой» [2]. К тому же, будучи категоричным противником всяческих «законов о бедных», практикующихся в его время в Англии, и повышения заработной платы, английский священник «подкреплял» свои воззрения тем, что поощрение «неблагоразумных» посредством доходов благоразумных и трудолюбивых, а именно взимания с них налогов, содействует «уменьшению благосостояния тех классов, которые живут исключительно своим трудом» [2]. «Низшие члены общества», нищие и порочные (по Мальтусу), через «горькие ингредиенты в чаше жизни человеческой» – войны, болезни, голод – должны буквально исчезнуть. Без тени либерального человеколюбия Мальтус констатирует: «Они [бедняки, нищие] должны в любом случае быть низведены до минимального потребления грубой пищи» [1, с.39]. Получая чуть больше так называемого «прожиточного минимума», бедняки «могут вообразить себя сравнительно богатыми» и позволить себе «многочасовой или даже многодневный отдых», тем самым отрицательно влияя на созидательную деятельность в стране.

К счастью всех жителей планеты, все предположения об угрозе перенаселения опровергли сотни ученых. К числу таковых относятся Колин Кларк, один из крупнейших демографов-экономистов, и Роджер Ревел, директор Гарвардского Центра демографических исследований. Первый произвел ревизию пахотных угодий на земном шаре и сделал вывод, что высокотехнологичные методы ведения сельского хозяйства (а такие на современном этапе развития цивилизации вполне осуществимы) позволяют прокормить минимум от 35 до 100 млрд. человек! А последний подтвердил это, уточнив лишь, что 40 млрд. человек смогут получать по 2500 калорий в день! [8].

И все же, чтобы понять, как смогла развиться и заполучить огромное число единомышленников теория Мальтуса, стоит обратиться к «среде» развития – философским концепциям, социальным идеологиям, религиозным воззрениям того времени, ведь последние – наиболее «устойчивый пласт социо-культурного своеобразия стран» и своеобразная «детерминанта хозяйственной этики», налагающая определенную печать на хозяйственного деятеля или так называемого «экономического человека» [9].

К началу XVI века средневековое христианское мировоззрение испытало глубочайший духовный кризис: церковь перестала быть «духовной властью», а превратилась во «власть духовенства» [6]. Вследствие этого всюду распространилась порочность, бессовестность, бесстыдство, разлад. Появилась масса противоречий, разрешением которых и занялись М.Лютер (1483-1546), Ж.Кальвин (1509-1564), чье учение (Реформация) стало основой европейского религиозно-политического движения, направленного против католической церкви. В основе новой доктрины должны были лежать 1) культ семьи; 2) культ трудолюбия; 3) культ разумно-критического отношения [6]. Однако как раз с этого и начались ключевые противоречия.

Западное общество, усвоившее догмы протестантизма, считало себя правовым, причем право призвано играть доминирующую роль. А согласно общепринятому пониманию, право – это минимум морали и нравственности. В Социальной концепции Русской православной церкви говорится следующее: «Право содержит в себе некоторый минимум нравственных норм, обязательных для всех членов общества. Задача светского закона не в том, чтобы лежащий во зле мир превратился в Царство Божие, а в том, чтобы он не превратился в ад» [5]. Не подразумевалось ли под последним безудержное материалистическое стремление к достижению «посюстороннего» счастья, соперничество, конкуренция, эгоизм, что являлось чертами этого самого протестантизма?

Отвержение Лютером и Кальвином «альтруистической солидарности», идеала «всеобщего братства» и взаимопомощи ознаменовало начало этапа «человеконенавистничества», периода «одиночества отдельного индивида», когда каждый выживает, как может, каждый сам за себя. Этот принцип оправдывает созданное ими деление на «избранных и спасённых» и «отверженных, проклятых Богом». Своим избранникам, по мнению Кальвина, Бог помогает в этом мире, поэтому они соответственно и достигают успеха в мирских делах, в том числе и в накоплении имущества, в то время как тем, кого Бог «осудил на вечную смерть», он дает возможность «испить полной чашей всяческих невзгод, пороков, неудач, страданий уже в этом мире» [6], а спасения Бог не даёт никому.

Подобные воззрения впоследствии переросли в концепцию актуального и по сей день либерализма, ориентированного на радикальный индивидуализм: частные интересы всегда выше общественных, и их удовлетворение может ограничиться только интересами другого человека, а никоим образом не интересами общества в целом… [8]. Вот он – «гедонистический утилитаризм» – «отказ от ценностей созидающего, творческого, производящего общества в пользу псевдоценностей “общества потребления”» [6].

Немецкий социолог и экономист М.Вебер в работе «Протестантская этика и дух капитализма» заметил, что в странах Запада предприниматели и квалифицированные рабочие преимущественно протестанты и нельзя проходить мимо «существующей зависимости между рождением нового религиозного течения и победой капитализма» [8]. Вместе с этим он же зафиксировал парадоксальный факт «ослабления внутрирелигиозных связей по мере усиления капиталистической рационализации хозяйствования и всех других сфер жизни общества» [8]. Вообще, это логично вытекает из рассмотрения особенностей экономического менталитета в зависимости от доминирующей религии. В частности, в протестантских странах относятся к труду как к долгу, приближающему человека к Богу, к деньгам (богатству) – как к цели, но во имя Бога (больше денег – более угоден Богу), к частной собственности – как к неприкосновенной. Особый интерес представляют типы поведения – индивидуализм, динамичность, конкурентность, инновационность – и экономические нормы: рациональность, контрактность, личный интерес. Какой уж тут социальный максимализм, солидарность, нравственные ценности? Вероятно, поэтому не проблескивает у Мальтуса сочувствие к нищим и угнетаемым – они обречены. Что очень важно, даже семья в протестантском обществе оказывается «внутренне расколотой на эгоистических индивидов, каждый из которых может принадлежать либо к избранным, либо к отверженным». Поэтому между мужем и женой – «брачный контракт» на «брачном рынке» [6].

 

2. Взгляды Михаила Ломоносова и их адекватность

 

Основными положениями религиозно-нравственной доктрины, распространившейся по территории Российского государства еще с тех пор, когда Римская империя распалась на Восточную и Западную, явились: полное отрицание 1) всякой ненависти и всякого насилия в каких бы то ни было формах; 2) какого бы то ни было господства одного человека над другим; 3) утверждение духовного богатства как несовместимого со стремлением к богатству материальному; 4) полное отрицание родоплеменной морали и провозглашение равного отношения абсолютно ко всем людям, в том числе и к иноверцам; 5) призыв к установлению Царства Божия на Земле [10]. Все эти каноны чтились и чтятся до сих пор. Их прежнее необъятное значение для русского народа осталось таковым и до наших дней и плавно переплыло в совокупность экономических мировоззрений. Труд во имя высшей, общегосударственной цели как «страда с максимальной отдачей в короткий период» [9].

Коллективизм, соборность, терпение, мобилизационность, изобретательность, безудержное стремление к справедливости, общность интересов – все это характеристики православного общества, общества не «сверхпотребления», а общества «созидания», ориентированного на достаток, обеспечение достойной жизни, «ликвидацию социально значимых и духовно опасных провалов в экономической и культурной инфраструктуре» [6].

Мировоззренческой и теоретической базой для создания подобного самобытного общества послужило Священное Писание и основанное на нем «Домостроительство», трактующееся как наука о духовно-нравственном отношении к труду и богатству, рассматривающее замкнутое, самообеспечивающееся хозяйство, ключевыми моментами которого по сути явились 7 принципов: 1) хозяйство – нравственная категория; 2) автаркия – ориентированность хозяйственных единиц и системы в целом на замкнутость, самодостаточность, самоудовлетворенность; 3) нестяжательство и самоограничение; 4) трудовой характер хозяйственной деятельности; 5) отношение к собственности как к функции труда, а не капитала; 6) трудовая и производственная демократия; 7) преобладание моральных форм понуждения к труду над материальными [7].

Учитывая все вышеизложенные принципы, М.В.Ломоносов, великий ученый, личные творческие устремления которого всегда соответствовали общегосударственным и общенациональным потребностям культурного, хозяйственного, да и политического развития послепетровской России. Он сознательно взвалил на свои плечи бремя выработки программы национального освобождения и социально-экономического прогресса, используя даже малейшие возможности воздействия на ход государственных дел [3]. Ломоносов, как никто другой, понимал, что для развития внешнеэкономических связей России необходима, «после войн и реформ Петра I, а затем двадцатилетнего правления немцев, которое правильнее было бы назвать грабежом страны, полная инвентаризация и разумное и эффективное использование природных ресурсов «в целях умножения мощи державы и улучшения жизни её народа» [3]. А препятствовал производству металла недостаток людских ресурсов: «…искать этих сокровищ некому, сколь ради незнания, а паче для малолюдства», поэтому главным делом на тот период следовало считать «сохранение и размножение российского народа, в чем состоит величество, могущество и богатство всего государства, а не в обширности, тщетной без обитателей… Умножается народ – и доходы прирастают…» [3].

Недаром величайший энциклопедист России и всего мира ставит ряд проблем, препятствующих росту народонаселения, и пытается их разрешить вопреки теории Мальтуса. Первой причиной «умаления» численности «движущей силы истории» Ломоносов считал неравные браки. Большая разница в возрасте, по его мнению, приводит к «двойному понижению деторождаемости» [3]. Не лучший результат приносят и насильные браки (преимущественно из расчета). «Где любви нет, ненадежно и плодородие».

Важная роль в «записке» отводится духовенству, хотя одновременно ему Ломоносов предъявляет массу претензий. Он говорит, что следует отказаться от жёсткой регламентации количества браков для вдовцов, возмущается тем, что и зимой и летом детей крестят холодной водой, рассуждает о том, что «великий пост приходится на неудачную пору»,  разрабатывает ряд «наивных», на первый взгляд, мер по улучшению здравоохранения детей и взрослого населения.  Уже здесь проблескивает у него мысль о повышении уровня грамотности среди молодежи. Он предлагает способы по борьбе с преступностью и (даже!) выступает одним из основоположников «системы уголовного розыска в России». В заключение Ломоносов высказывает сожаление о том, что не сочинил «примерный счет» увеличения населения по годам: «…для того только одною догадкою досягаю несколько, что на каждый год может взойти приращение российского народа больше против прежнего до полумиллиона душ, а от ревизии до ревизии в 20 лет – до 10 миллионов. Кроме сего, уповаю, что сии способы не будут ничем народу отяготительны, но будут служить к безопасности и успокоению всенародному». По сути, Ломоносов смотрел в будущее. Он как будто предугадывал, что ждет этого народа-богоносца. Массовые репрессии, мировые войны, химизация продуктов питания и т.д. – все это ужасной «косой» снесло огромное количество «страдающего брата». Ломоносов заботился, как родной отец, о своих потомках…

 

3. Мальтус vs. Ломоносов

 

Несомненно, взгляды Мальтуса и Ломоносова антагонистичны. И искать сходства в их видении мирового порядка бессмысленно, поскольку на последний мог взглянуть (весьма, как оказалось, ограниченно) только Мальтус, поскольку меркантилистскую Россию на том этапе можно было считать своеобразной автаркией в отличие от родины Мальтуса – Англии,  «мастерской мира», – «продвинутым» жителям которой позволялось мыслить почти глобально, в то время как Ломоносову трудно было объективно оценивать даже собственную страну с её бескрайними просторами.

Тем не менее, невозможно однобоко подходить к рассматриваемой проблеме и сделать вывод, кто прав: Ломоносов ли с его воззрениями о сохранении народа или Мальтус, беспокоящийся о перенаселении Земли и кризисе существования человечества.

Мальтус  – выразитель интересов глобального управляющего класса английской аристократии, сформировавшейся в результате драматических религиозных конфликтов во времена учреждения англиканской церкви в середине 1500-х гг. и утери духовной связи с римско-католической церковью. Протестантские принципы экономики в силу особенностей английского географического положения транслировались в доктрину глобального управления уже в конце XVI – начале XVII веков, результатом чего стало учреждение Ост-Индской компании, первой глобальной суперкорпорации. Все последующие интеллектуальные достижения англичан в экономической теории, философии, социологии не могли не выражать интересы Ост-Индской компании.

Взгляды Ломоносова как гражданина евразийской империи, основанной на православных ценностях, находились в совершенно  ином цивилизационном измерении.  Россия – это не маленький остров, окруженный недругами, но выбранный Богом для того, чтобы править миром (как это представляли английские глобалисты), а открытая всему миру предельно толерантная держава, основанная на принципах нестяжательства (ненакопительства материальных благ). Но для обустройства  такой империи в той исторической ситуации России требовался резкий прирост населения (собственно, как и сейчас, что наши власти не скрывают и даже приветствуют).  Проблема перенаселения даже не могла прийти в голову православному Ломоносову, поскольку идея домостроительной экономики предполагает удобное существование практически неограниченного количества людей, т.к. все они довольствуются удовлетворением скромных потребностей и не стремятся как протестанты к неограниченному увеличению материального богатства, что возможно только за счет понижения потребления многих других.

 

Литература

 

1. Ковалев Е. Экономика, экономическая теория. Зловещее предсказание Т.Р.Мальтуса. 2004.

2. http://enbv.narod.ru/text/Econom/agapova_iem

3. samlib.ru/a/antonow_m_f/mihlomeco.shtml

4.  http://www.libertarium.ru/humanact410

5. http://www.pravoslavie.ru/analit/rusideo/socialconcept

6. http://www.ekstremizm.ru/biblioteka/knigi/item/237-otricanie-religii

7.  http://www.bg-znanie.ru/article.php?nid=20735

8. http://www.rusdoctrina.ru/page95773.html

9. http://www.m-economy.ru/art.php?nArtId=2069

10. http://www.ekstremizm.ru/biblioteka/knigi/item/236-hristianstvo

Анна Мелешкова
Анна Мелешкова (соавторы: Толкачёв Сергей Александрович)

Написать комментарий

правила комментирования
  1. Не оскорблять участников общения в любой форме. Участники должны соблюдать уважительную форму общения.
  2. Не использовать в комментарии нецензурную брань или эвфемизмы, обсценную лексику и фразеологию, включая завуалированный мат, а также любое их цитирование.
  3. Не публиковать рекламные сообщения и спам; сообщения коммерческого характера; ссылки на сторонние ресурсы в рекламных целях. В ином случае комментарий может быть допущен в редакции без ссылок по тексту либо удален.
  4. Не использовать комментарии как почтовую доску объявлений для сообщений приватного характера, адресованного конкретному участнику.
  5. Не проявлять расовую, национальную и религиозную неприязнь и ненависть, в т.ч. и презрительное проявление неуважения и ненависти к любым национальным языкам, включая русский; запрещается пропагандировать терроризм, экстремизм, фашизм, наркотики и прочие темы, несовместимые с общепринятыми законами, нормами морали и приличия.
  6. Не использовать в комментарии язык, отличный от литературного русского.
  7. Не злоупотреблять использованием СПЛОШНЫХ ЗАГЛАВНЫХ букв (использованием Caps Lock).
Отправить комментарий

Статьи

Победа в Сирии как предвыборный шаг. Почему опыт войны лучше оставить в третьем сроке Путина

Победа в Сирии как предвыборный шаг. Почему опыт войны лучше оставить в третьем сроке Путина
Политика

Секреты против санкций. Какую информацию правительство и Госдума закроют от Запада

Секреты против санкций. Какую информацию правительство и Госдума закроют от Запада
Экономика 1

«Бизнес вряд ли останется в минусе». Вернут ли санкции США миллиарды долларов в Россию

«Бизнес вряд ли останется в минусе». Вернут ли санкции США миллиарды долларов в Россию
Интервью и комментарии

Олимпиада как поражение, Путин как победа. Что говорят о выдвижении президента на четвертый срок его обстоятельства

Олимпиада как поражение, Путин как победа. Что говорят о выдвижении президента на четвертый срок его обстоятельства
Политика 1

Узнай, страна

Тамбовские школьники получили паспорта из рук губернатора Александра Никитина

Тамбовские школьники получили паспорта из рук губернатора Александра Никитина

Курск вместе со всей страной написал первый Всероссийский юридический диктант

Курск вместе со всей страной написал первый Всероссийский юридический диктант

Новости компаний

Целлюлозно-бумажная промышленность России-это один из важнейших драйверов развития экономики страны

Целлюлозно-бумажная промышленность России-это один из важнейших драйверов развития экономики страны

Сергей Катырин: Прошлое – это опора для выстраивания будущего

Сергей Катырин: Прошлое – это опора для выстраивания будущего

Новости СМИ

Наши
партнеры

«Деловая Россия» — союз предпринимателей нового поколения российского бизнеса
«Терралайф» - рекламное агентство полного цикла
Dawai - Австрия на русском: новости, туризм, недвижимость, объявления, афиша
МЭЛТОР - мастер электронных торгов
Капитал страны
ВКонтакте Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter