Капитал Страны
19 ЯНВ, 20:09 МСК
USD (ЦБ)    59,3521
EUR (ЦБ)    63,1803

Воспроизводственный цикл и налоговое бремя

4 Июля 2011 10601 1 Исследования
Воспроизводственный цикл и налоговое бремя

Сколько могут платить налогов предприятия, не рискуя попасть в режим экономической рецессии? Как связаны налоговые выплаты и процесс накопления основного капитала? Как влияет налоговое бремя на темпы экономического роста? Как можно количественно оценить эти эффекты?

1. ВВЕДЕНИЕ

Экономика России последнего десятилетия функционировала в условиях весьма высокого фискального давления. Этот факт постоянно обсуждается как широкой общественностью, так и на страницах специальных научных изданий. Тем не менее до сих пор не сформулирована универсальная методологическая концепция, позволяющая определить тот уровень налогового бремени, который можно считать предельно допустимым для юридических лиц. Не выработаны и общепринятые критерии оценки такого уровня. Следствием этого является то, что все утверждения о задавленности отечественного производителя налогами, как правило, не подкрепляются соответствующими расчетами, а, следовательно, представляются малоубедительными. В данной статье мы рассмотрим простую модельную схему, которая позволяет прояснить данный вопрос современной теории налогов.

2. ИСХОДНЫЕ ПУНКТЫ АНАЛИЗА

Прежде, чем перейти к изложению алгоритма отыскания величины потенциального налогового бремени заметим, что данная проблема, насколько нам известно, раньше не решалась на основе моделирования. Имевшиеся попытки нащупывания верхней налоговой планки базировались в основном на эмпирическом анализе.

По нашему мнению, решить поставленную задачу можно только в рамках динамических моделей экономического роста с учетом налогового фактора. Подробный анализ и классификация таких моделей даны в [1]. Наша модель основана на исследовании эндогенных темпов воспроизводственного поцесса и выяснении влияния на них совокупного налогового бремени.

Необходимость построения альтернативной модели диктуется следующии соображениями.

Во-первых, большинство существующих моделей роста с налоговой составляющей достаточно сложны в формальном отношении и в этом смысле представляют интерес скорее для математиков, чем для экономистов. В модели подобного рода, как правило, вводятся дополнительные, сильно усложняющие анализ факторы. Примером тому может служить рассмотрение в работе [1] человеческого капитала, который, на наш взгляд, является чрезвычайно сложным социальном феноменом, чтобы гармонично вписаться в агрегатные модели роста.

Во-вторых, почти все известные модели базируются на оптимизационной идеологии, что вносит в анализ определенный элемент субъективности из-за неоднозначности критериев экономической деятельности фирм-производителей.

В-третьих, очень часто экономические модели роста оперируют плохо верифицируемыми параметрами. Это приводит к тому, что прикладные расчеты по таким схемам сильно затруднены или, вообще, невозможны, а содержательные выводы делаются, как правило, на качественном уровне и зачастую оказываются либо достаточно очевидными, либо малополезными с практической точки зрения.

В связи с этим предлагаемая ниже модель будет базироваться на дескриптивной идеологии, будучи нацеленной на проведение практических расчетов. Аналитический подход к моделированию процесса формирования и расходования финансовых средств предприятий реализован в работах [2;3]. Инструментальная простота модели позволит сильно расширить круг ее потенциальных потребителей.

3. ВОСПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ ЦИКЛ И МИНИМАЛЬНАЯ НОРМА ПРИБЫЛИ

Во всех дальнейших рассуждениях мы будем отталкиваться от того основополагающего факта, что любое увеличение налогового бремени ведет к падению нормы прибыли хозяйственной единицы и негативно влияет на ее воспроизводственную стратегию. Соответственно первый пункт нашего анализа заключается в определении минимального уровня нормы прибыли, при котором предприятие может продолжать свою деятельность и поддерживать ее масштабы по крайней мере на уровне, достигнутом в предыдущий период.

В качестве критерия развития фирмы будем использовать ее способность к накоплению основного капитала: если имеет место расширенное воспроизводство, то экономический объект функционирует нормально; в противном случае фирма коллапсирует. Границей между этими двумя режимами является линия простого воспроизводства, для которой и должен определяться минимальный уровень нормы прибыли.

Конкретизируем сказанное следующим уравнением накопления основного капитала:

где F - объем основного капитала на конец периода (года); ε - коэффициент ежегодного выбытия основных фондов (предполагается равным норме амортизации); π - чистая прибыль предприятия (за вычетом всех налогов); m - средняя склонность фирмы к инвестированию своих финансов в основной капитал (0<m<1); t - время (год).

В соответствии с уравнением (1) основные средства предприятия в году t складываются из основных средств предыдущего года за вычетом износа и из новых производственных мощностей, приобретаемых за счет чистой прибыли и амортизационных отчислений. Чтобы перейти от описания динамики основного капитала к объемам производства дополним соотношение (1) простейшей производственной функцией:

где Yt - объем производства фирмы (добавленная стоимость); k - коэффициент капиталоемкости производства, характеризующий эффективность использования основных фондов (фондоемкость).

Если ввести в рассмотрение показатель нормы прибыли r как доли чистой прибыли в созданной добавленной стоимости

то модель (1)-(3) может быть сведена к следующему разностному уравнению:

Для простоты анализа показатели r, k, m и ε будем использовать в качестве параметров, полагая их величины постоянными во времени, так как для наших целей вполне достаточно рассмотрения стационарных траекторий роста. Тогда динамика выпуска описывается следующей степенной функцией:

Если γ - темп прироста выпуска продукции фирмы, то есть γ = Yt / Yt-1 - 1, то из соотношения (4) вытекает формула для предельного (минимального) уровня нормы прибыли r*, при котором возможно поддержание простого воспроизводства (γ=0):

В более общем случае связь между нормой прибыли r и темпом экономического роста γ задается соотношением

При фиксации некоторого “нормального” темпа роста γ0 из (7) можно определить норму прибыли r0, которая позволяет реализоваться заданной производственной стратегии. Понятно, что такой подход предполагает более высокий барьер минимальной нормы прибыли по сравнению с оценкой, даваемой формулой (6).

Все стоимостные переменные, участвующие в нашем анализе фигурируют в сопоставимых ценах (влияние налогов на ценовую политику фирмы рассмотрено в [4]). При этом модель (5) отображает потенциальные производственные возможности хозяйственной структуры без учета возможных спросовых и иных ограничений. В этом смысле мы сознательно следуем дескриптивной идеологии моделирования, развитой применительно к теории налогов в работе [3]. Подобный подход позволяет абстрагироваться от всевозможных краткосрочных эффектов, связанных с проблемой выбора фирмой альтернативных вариантов развития.

4. МИНИМАЛЬНАЯ НОРМА ПРИБЫЛИ “БЕСФОНДОВОЙ” ФИРМЫ

Выше мы получили соотношения для определения минимального уровня нормы прибыли развивающейся экономической структуры. Однако к числу последних мы по умолчанию относили предприятия реального сектора экономики, характеризующиеся высокой капиталоемкостью. Действительно, для большинства предприятий промышленности и транспорта процесс расширения и обновления парка производственных мощностей занимает первостепенное значение в экономической политике и предопределяет все остальные аспекты их функционирования. Вместе с тем, выдвинутый нами критерий “нормального” темпа накопления основного капитала либо неприемлем, либо малоактуален для организаций непризводственной сферы. Это связано с тем, что большинство из них не обременено (или почти необременено) балластом основных фондов. Так, например, учебные и научно-исследовательские центры, риэлтерские и нотариальные конторы, банки и страховые компании, консалтинговые и торговые фирмы, как правило, несут лишь текущие расходы по поддержанию своей деятельности (аренда помещений, оплата труда, трансакционные издержки и т.п.). Таким образом, фирмы подобного типа вполне правомерно условно относить к разряду “бесфондовых”. Понятно, что динамика их развития определяется совершенно другими факторами, а именно: объемом получаемых прибылей и возможностью повторного вовлечения в оборот прошлых производственных затрат.

Формализуя сказанное, можно записать уравнение движения производственных затрат “бесфондовой” фирмы:

где Z - объем всех производственных издержек фирмы, исключая налоговые выплаты; m - параметр, характеризующий склонность руководства фирмы к осуществлению вложений в производство (функционально он аналогичен средней склонности к инвестированию в (1); 0<m<1).

В соответствии с (8) объем “новых” издержек (левая часть уравнения) складывается из “прошлых” затрат, поступающих после очередного цикла реализации услуг, и дополнительных финансовых средств в виде прибыли, заработанной в предыдущий период. Множитель m уточняет процесс накопления оборотных фондов фирмы с учетом их возможного “проедания” на нужды индивидуального потребления.

Таким образом, для экономических структур с низкими затратами основного капитала в качестве критерия развития выступает возможность осуществления нормального накопления оборотных средств. В этом заключается кардинальное отличие модели (8) от модели (1).

По аналогии с (2) дополним модель (8) уравнением (3) и производственной функцией

где n - коэффициент текущей затратоемкости (функционально он эквивалентен параметру k).

Искомая модель “бесфондовой” фирмы, состоящая из соотношений (8), (9) и (3), приводится к следующему уравнению:

Отсюда получаем формулу, задающую динамику экономического роста “бесфондовой” фирмы:

Из (10) вытекает формула для минимального уровня нормы прибыли r*, при котором возможно поддержание простого воспроизводства:

Минимальная норма прибыли для произвольного ненулевого темпа роста γ автоматически задается “обратным” уравнением (10):

Таким образом, нами построены две простые динамические модели (1), (2), (3) и (8), (9), (3) соответственно для капиталоемких и “бесфондовых” фирм, из которых получаются довольно элегантные функциональные зависимости для минимального уровня нормы прибыли, при котором экономика еще не впадает в состояние рецессии. Данные критические оценки могут быть получены на основе формул (6) и (12), соответственно. Расчет минимальных уровней нормы прибыли для обоих классов производственных объектов при наложении требования осуществления некоего “естественного” (или “нормального”) темпа экономического роста осуществляется по формулам (7) и (13). В дальнейшем выведенные нами соотношения будут играть основополагающую роль при рассмотрении вопросов, связанных со свойствами налоговой системы.

5. ПРЕДЕЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ СОВОКУПНОГО НАЛОГОВОГО БРЕМЕНИ

Как отмечалось выше, любые налоговые изъятия ведут к снижению рентабельности экономической деятельности фирмы, тем самым подрывая ее воспроизводственные возможности. Исходя из этого, под предельным налоговым бременем мы понимаем такую долю фискальных отчислений от суммарного дохода предприятий, при которой у них остается величина прибыли, достаточная для поддержания режима простого воспроизводства. В более жесткой трактовке минимальное налоговое бремя должно позволять предприятию осуществлять расширенное воспроизводство “естественным” темпом.

Формализуем сказанное, рассмотрев сначала случай фондоемких производств.

Учитывая основные агрегаты добавленной стоимости Y, можно записать балансовое соотношение

где A - амортизационные отчисления; W - затраты на оплату труда (без социальных начислений на нее); T - совокупные налоговые отчисления.

Введем следующие обозначения: σ = W / Y- доля заработной платы в добавленной стоимости; θ = T / Y - доля налоговых отчислений в добавленной стоимости. Разделив (14) на Yt , учитывая, что At = εKt-1, получим соотношение:

Коэффициент θ представляет собой относительный показатель совокупного налогового бремени и, как это видно из формулы (15), зависит от структуры затрат, фондоемкости и прибыльности производства, скорости износа основного капитала и темпа роста выпускаемой продукции.

Жесткая функциональная связь между показателями θ и r позволяет строго определить максимальный (или предельно допустимый) уровень совокупного налогового бремени θ*, который имеет место при минимальном уровне нормы прибыли r*. Подставив формулу (6) в соотношение (15) и учитывая, что в этом случае γ=0, получим в явном виде формулу для предельного налогового бремени:

При соблюдении “разумного” темпа экономического роста γ0 в результате подстановки (7) в (15) формула (16) обобщается следующим образом:

Для “бесфондовых” организаций соотношение (14) примет вид:

где ς = (A + W) / Z- доля амортизационных отчислений и затрат на оплату труда в общем объеме текущих расходов (себестоимости).

Тогда совокупное налоговое бремя вычисляется по формуле:

а критические ставки θ* и θ0 рассчитываются следующим образом:

Таким образом, предельное налоговое бремя θ* (или θ0) жестко очерчивает существующую фискальную дихотомию: при θ<θ* экономика функционирует в режиме экономического роста, так как предприятия могут вести расширенное воспроизводство; при θ>θ* экономика срывается в режим производственной рецессии, ибо в этом случае фирмам не хватает средств для осуществления накоплений и инвестиций. Полученные формулы (16), (17) и (20), (21) позволяют проводить прикладные расчеты на основе реальных данных.

Выше мы показали, что экономику можно условно расчленить на два сектора - с высокой и низкой капиталоемкостью. Для каждого из них можно оценить предельное налоговое бремя, причем методика расчета для них различна. В дальнейшем сконцентрируем все внимание на фондоемком сегменте экономики, а формальный анализ применительно к нему будем проводить, имея в виду, что аналогичные построения могут быть осуществлены и для другого сектора.

6. АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ СПОСОБЫ УЧЕТА АМОРТИЗАЦИИ

Записанное базовое уравнение (1) неявно предполагает целый ряд моментов.

Во-первых, в нем постулируется равенство физического износа основных фондов и начисляемой амортизации. Понятно, что в реальности такая ситуация встречается довольно редко. Введя коэффициент амортизации λ, отличающийся от нормы износа ε, уравнение (1) можно записать в виде:

Во-вторых, в модели (1) предполагалось, что амортизация начисляется с основных фондов, прослуживших по крайней мере один год. На практике амортизация начисляется также и на основные средства, введенные в действие посреди текущего года. Тогда At = λFt и уравнение (1) можно переписать следующим образом:

В конкретных исследованиях в зависимости от специфики моделируемого процесса может использоваться любое из трех уравнений: (1), (22) или (23). Мы будем опираться на (23) как на наиболее адекватно отражающее фактический процесс накопления основного капитала.

Введя в рассмотрение долю амортизации в добавленной стоимости предприятия ρ = λF / Y = A / Y, перепишем уравнение (22) в более удобной форме:

Тогда рост производства подчиняется степенному закону:

Отсюда легко получить оценку минимальной нормы прибыли:

В общем случае, когда γ≠0, имеем:

Из уравнения (14) вытекает зависимость между нормой прибыли и совокупным налоговым бременем:

откуда автоматически получаем оценки для предельных налоговых изъятий:

Таким образом, мы уточнили некоторые нюансы, связанные с начислением амортизации, и скорректировали искомые формулы так, чтобы при проведении прикладных расчетов возникало как можно меньше вычислительных погрешностей.

7. АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ НОРМЫ ПРИБЫЛИ

Как известно, общепризнанного, унифицированного показателя нормы прибыли не существует. В качестве наиболее подходящего нами был выбран долевой показатель r. Однако при желании можно воспользоваться альтернативными формулами расчета рентабельности производства. Среди них можно указать три наиболее важных подхода.

1. Рентабельность по отношению к основному капиталу:

2.

3. Рентабельность по отношению к себестоимости продукции (аналогичный показатель использовался в работе [5]):

4.

3. Отдача от осуществляемых финансовых вложений в производство:

Первые два показателя (a и b) являются текущими, синзронизированными оценками нормы прибыли, третий (с) учитывает межвременной эффект между “запуском” прибыли и ее нарастанием в следующем году.

Таким образом, если формулы (31) и (32) служат для дополнительной оценки эффективности технологической структуры предприятия, то формула (33) значительно ближе к классическим показателям нормы прибыли, будучи индикатором выгодности дальнейших вложений в производство. Именно показатель (33) можно использовать для сравнения с банковским процентом, процентом по государственным ценным бумагам и прочими финансовыми показателями, характеризующими относительную выгодность финансовых вложений экономических агентов. Кстати говоря, из (33) следует, что наиболее перспективными являются вложения в динамичные, быстро развивающиеся экономические объекты, где γ>>0. К числу таковых относятся, как правило, молодые фирмы с незначительным начальным объемом основного капитала.

8. АНАЛИЗ ФИСКАЛЬНЫХ ЭФФЕКТОВ

Предложенные модели позволяют проанализировать влияние совокупного налогового бремени на экономический рост и состояние бюджета. На первый вопрос ответ может быть получен из формулы:

которая является результатом подстановки (28) в (25).

Отсюда видно, что любое увеличение налогового бремени ведет к снижению темпов экономического роста: γ / θ < 0. Данный факт представляется вполне естественным, если учесть, что любые налоговые изъятия подрывают воспроизводственные возможности фирмы.

Ситуация несколько усложняется относительно фискальных сборов T, определяемых как

Зависимость (35) можно представить в виде:

откуда легко получить выражение для точки Лаффера θ**, когда Tt /θ = 0:

Здесь проявляются практически те же закономерности, которые были рассмотрены в работе [3] относительно налога на имущество. В частности, из (37) следует, что традиционная точка Лаффера применительно к совокупному налоговому бремени отсутствует. Точка перегиба появляется только при рассмотрении эффекта “последействия”. Иными словами, увеличение совокупного налогового бремени приводит к уменьшению налоговых поступлений только через несколько лет; в рамках одного временного периода всегда Tt / θ < 0.

Таким образом, любые налоговые послабления имеют стратегическое значение, ибо рост бюджетных доходов в этом случае можно ожидать только по прошествии достаточно длительного периода времени. Следовательно, налоговые параметры являются базовыми инструментами макроэкономической политики и не должны использоваться в качестве средства оперативного регулирования.

Чтобы оценить долгосрочный эффект от снижения налоговых ставок следует рассматривать кумулятивный показатель фискальных сборов T(ω), то есть налогов, собранных за период времени в ω лет:

откуда получаем

Таким образом, традиционная кривая Лаффера, о которой говорит экономическая теория предложения, на самом деле просто не существует. Если и можно говорить об эффекте перегиба в отношении фискальной кривой, то только применительно к налоговым поступлениям за несколько лет, когда T(ω) / θ = 0. Сформулированный тезис представляется достаточно важным. Фактически, согласно ему теория кривой Лаффера является довольно красивой, но в целом не подтверждающейся гипотезой. Так, например, если в работах [6;7] была показана проблематичность существования кривой Лаффера для отдельных налоговых ставок, то в данной статье мы убедились в ее нереалистичности и для совокупного налогового бремени.

Следует оговориться, что сказанное не должно восприниматься в качестве окончательной истины, так как чрезмерный рост совокупного налогового бремени может повлечь за собой сильное изменение инвестиционного параметра m, то есть величины m и θ становятся мультиколлинеарными. Однако даже в этом случае сделанный вывод скорее всего останется верным.

Любопытно, что проведенный “динамический” анализ фискальных эффектов подводит к несколько иному представлению о самой фискальной кривой. Прежде всего она задается в координатах “налоговые поступления - время”, а не как обычно “налоговые поступления - уровень совокупного налогового бремени”. Соответственно перегиб на этой кривой возникает под действием фактора времени. Однако высота образующегося горба и время, требуемое для этого, зависят от уровня совокупного налогового бремени. Таким образом, на графике образуется семейство горбообразных фискальных кривых (см. рис.1).

Если совокупное налоговое бремя меняется с величины θS до θF, то исходная фискальная кривая может деформироваться вплоть до полного искривления и смены направления изгиба. В этом случае дополнительный интерес представляет время τ, в течение которого восстанавливается исходное значение фискальных сборов, то есть

Раскрывая (40), получим

где γS и γF - темпы прироста производства соответственно при ставках совокупного налогового бремени θS и θF.

Тогда полное время релаксации оценивается по формуле:

Схематично процесс деформации фискальной кривой показан на рис.2. Справедливости ради отметим, что ситуация, когда величина налоговых сборов при смене параметра θ возвращается в исходное положение, чрезвычайно необычна и на практике встречается очень редко.

9. НОМИНАЛЬНАЯ СТАВКА НАЛОГОВОГО БРЕМЕНИ

Вычисление предельно допустимого налогового бремени само по себе еще не дает ответа на вопрос о степени задавленности производителя налогами. Для этого необходимо сравнить величины предельного и номинального налогового бремени. Задачей данного раздела статьи будет получение соотношения для расчета номинальной ставки налогового бремени, под которой мы понимаем долю номинальных налоговых отчислений в добавленной стоимости предприятия. В свою очередь под номинальными налоговыми отчислениями мы подразумеваем ту сумму налогов, которая должна быть выплачена предприятием исходя из действующих норм и законов.

Разумеется, получить единую оценку номинального налогового бремени не представляется возможным, так как разные предприятия находятся зачастую в совершенно несопоставимых фискальных условиях. Так, например, одни фирмы платят акциз, другие - нет; на импортеров ложатся импортные тарифы, на экспортеров - экспортные; у одних организаций затраты на рекламу доминируют в производственных издержках, у других - они вообще отсутствуют; имеется также дифференциация налоговых ставок на прибыль и добавленную стоимость в зависимости от типа хозяйственного объекта. В связи с этим ограничимся основными федеральными налогами, под которые подпадают все без исключения юридические лица, а именно:

  • налог на прибыль, T1;
  • налог на добавленную стоимость, T2;
  • налог на имущество, T3;
  • начисления на заработную плату, T4;
  • налог на пользователей автодорогами, T5;
  • налог на жилищный фонд, T6;

В соответствии с современной схемой бухгалтерского учета данные налоговые платежи можно формализовать следующим образом:

где X - объем реализованных продукции и услуг; R - затраты на сырье и материалы (промежуточное потребление); h - коэффициент “надбавки”, дооценивающий имущество фирмы, не относящееся к основным фондам; β1, β2, β3, β4, β5, и β6 - ставки налогов на прибыль, добавленную стоимость, имущество, заработную плату, пользователей автодорогами, жилищный фонд, соответственно.

Специального комментария заслуживает налог на прибыль, который, на наш взгляд, удобно вычислять следующим образом:

Тогда общая сумма налоговых начислений T0 равна

Если v = X / Y - отношение валового выпуска к добавленной стоимости, то номинальная ставка налогового бремени μ = T0 / Y может быть представлена в виде:

При необходимости показатель μ может быть уточнен путем добавления республиканских и местных (городских) налогов. Вопрос заключается только в более скрупулезном калькулировании всех фискальных изъятий, сама же схема оценки номинального налогового бремени не меняется.

10. ФАКТИЧЕСКАЯ СТАВКА НАЛОГОВОГО БРЕМЕНИ

Номинальная ставка налогового бремени μ показывает, сколько налогов предприятие должно заплатить, но это еще не означает, что оно действительно их платит. Для оценки истинного масштаба налоговых выплат можно использовать фактическую ставку налогового бремени η, которая рассчитывается следующим образом:

где TR - фактическая (реальная) сумма налоговых поступлений от юридических лиц, то есть все налоговые поступления минус подоходный налог, под который подпадают только физические лица.

Оценка величины фактического налогового бремени по сравнению с показателями θ* и μ представляется достаточно простой, так как вся информация, необходимая для прямого расчета η, содержится в официальной бюджетной статистике. Между тем без показателя η система фискальных индикаторов, состоящая только из θ* и μ, будет неполной.

11. ОСНОВНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ ТЕОРИИ НАЛОГОВ

Выше нами были обозначены три “кита” современной теории налогов, а именно: предельное налоговое бремя θ*, номинальное налоговое бремя μ, фактические налоговые изъятия η. Эти три показателя играют ключевую роль в анализе эффективности действующей фискальной системы.

Алгоритм работы с названными показателями достаточно прост. На начальной стадии анализа следует провести сравнение предельного и номинального налогового бремени. Если имеет место ситуация θ*>μ, то это означает, что фискальный климат в экономике страны вполне нормальный, а налоговый пресс завинчен отнюдь не до упора. В обратной ситуации, когда θ*<μ, фискальное давление чрезмерно и не позволяет предприятиям осуществлять нормальную воспроизводственную деятельность. Подобная ситуация должна настораживать регулирующие органы и предполагает принятие корректирующих управленческих решений.

На второй стадии анализа следует проводить сравнение другой пары показателей: μ и η. Результат сравнения позволяет ответить на вопрос, какова фискальная эффективность налоговой системы, то есть какова собираемость налогов. Если показатели μ и η сильно различаются, то это свидетельствует о высокой степени уклонения юридических лиц от налоговых платежей и в этом случае должны приниматься меры по ужесточению налоговой дисциплины.

Из сказанного ясно, что помимо “первичных” показателей θ*, μ и η в анализе целесообразно также использовать “вторичные” фискальные характеристики, а именно:

- коэффициент “задавленности” юридических лиц налогами: V=μ/θ*. При V>100% имеем эффективный индикатор фискального “перехлеста”.

- коэффициент собираемости налогов: U=η/μ (коэффициент U можно также называть коэффициентом уклонения от налогов). Эмпирически вполне реально определить “нормальный” уровень U*. Тогда при U<U* можно говорить о наличии сбоев в фискальной системе, проявляющихся в значительных “утечках” бюджетных доходов на стадии их формирования.

12. РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ РАСЧЕТОВ

Выше мы представили довольно красивую и элегантную систему фискальных индикаторов, а также вывели формулы для их количественной оценки. Теперь попытаемся наполнить эти теоретические конструкции реальной информацией, тем самым проверив их работоспособность. Для этого прежде всего определим исходные структурные параметры, воспользовавшись статистическими данными [8]: k=6,67; ε=1,4%; σ=28,4%; ρ=27,7%.

Значения коэффициента выбытия основных фондов ε и капиталоемкости k взяты за 1996г.; затратные параметры σ и ρ рассчитаны для 1995г. Дополнительных комментариев требует показатель склонности фирм к инвестированию m, который оценивался за 1995г. по формуле:

m=I/(A+π)=36,3%

Все приведенные оценки структурных параметров являются усредненными для российской экономики соответствующих периодов. Использование их в конкретных расчетах означает, что мы используем ставший уже традиционным в макроэкономике методологический прием, в соответствии с которым рассматривается некое гипотетическое предприятие с усредненными характеристиками. Подобный подход к исследованию реакции среднестатистического хозяйственного объекта позволяет выявить основную линию в развитии экономической системы.

Подстановка идентифицированных параметров в формулу (29) дает следующий результат в отношении предельно допустимого налогового бремени: θ* = 45,8%.

На первый взгляд, данная цифра представляется вполне нормальной. Однако дальнейший анализ фискальных свойств экономической системы позволяет сделать очень важный и, на наш взгляд, совершенно неожиданный вывод, а именно: обеспечение экономического роста некоторым положительным темпом предполагает резкое снижение предельного налогового бремени. В частности, для того чтобы фирмы наращивали свое производство двухпроцентным годовым темпом (γ=0,02) предельное налоговое бремя необходимо снизить до совершенно нереалистичного уровня: θ0 = 10,1%.

Таким образом, даже самое незначительное стимулирование производственной активности сопряжено с очень сильными фискальными послаблениями. Следовательно, сами налоговые инструменты являются малоэффективным средством регулирования производственного климата.

Теперь запишем значения фискальных параметров, необходимых для оценки номинального налогового бремени:

β1=35%;   β1=20%;   β3=1,5%
β4=39%;   β5=2,5%;   β6=1,5%

В данном случае мы учитываем налоговый климат, имевший место в России в 1997г.

Структурные параметры имеют следующие значения (оценка h определена экспертным путем): &nu=1,95; h=20%.

Тогда расчет номинального налогового бремени по формуле (50) дает результат: μ=33,3%.

Отсюда видно, что θ*>μ и, следовательно, имевшее место налоговое бремя не было чрезмерным. Коэффициент налоговой “задавленности” юридических лиц имел вполне удовлетворительную величину: V=72,7%.

В этой связи возникает важный вопрос: каким темпом может вестись расширенное воспроизводство при номинальном налоговом бремени в 33%?

Расчеты показывают, что искомый темп имеет сверхскромную величину: γ (μ)=0,7%.

Таким образом, можно констатировать, что существующий в России налоговый климат в лучшем случае способен обеспечить “ползучий” рост. Если же учесть, что при оценке μ нами недоучитывались некоторые виды налогов, то созданный “фискальный ландшафт” удерживает экономику России в состоянии “легкой” депрессии.

Завершая рассмотрение общей фискальной картины, оценим фактическую ставку налогового бремени за 1996г. (доля налоговых поступлений консолидированного бюджета в валовом внутреннем продукте минус доля подоходного налога с физических лиц): η=18,5%.

Коэффициент собираемости налогов соответственно составляет U=55,6%. и лежит за пределами “нормального” уровня, в качестве которого, на наш взгляд, следует использовать отметку U=75%.

Высокая степень “ухода” предприятий от налогов частично смягчает установившийся жесткий фискальный климат. Потенциальный темп экономического роста при налоговом бремени η=18,5% составляет: γ (η)=1,5%.что, однако, также представляется весьма скромной величиной.

13. ФИСКАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА, ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ И ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ

Проведенная оценка возможностей роста отечественного производства в условиях нынешней схемы фискальных изъятий свидетельствует об их почти полном отсутствии. Каковы же пути выхода из создавшегося положения?

Попытаемся дать ответ на поставленный вопрос, не выходя за рамки построенной модели.

В соответствии с формулой (34) на динамику экономического роста большое влияние оказывают параметры m и k. Анализ значений данных характеристик применительно к российской экономике показывает, что капиталоемкость была несоразмерно высока, в то время как склонность к инвестированию, наоборот, мала. Понятно, что в условиях столь неблагоприятного технологического и инвестиционного климата налоговый фактор просто “бессилен” изменить создавшееся положение. Следовательно, по-настоящему большие резервы экономического роста заложены в повышении параметра m и понижении k.

Обеспечение снижения капиталоемкости предполагает, на наш взгляд, переход к политике активного выведения из экономического оборота устаревших, малоэффективных основных фондов с одновременной заменой их на современное, высокотехнологичное оборудование. Способы достижения этой цели могут быть различными, важно другое: делать это необходимо как можно быстрее, так как к настоящему моменту времени в стране накоплен гигантский объем малопродуктивных основных средств, что создает непреодолимую преграду для роста динамичности развития отечественной экономики.

Рост склонности фирм к инвестированию можно осуществить только в результате нормализации общего монетарного климата в стране. Это достигается путем повышения политической стабильности, удержания инфляции на предельно низком уровне, стимулирования кредитной активности, сокращения государственной поддержки и, прежде всего, централизованных инвестиций и т.п. Добиться этого достаточно сложно, но совершенно необходимо. В противном случае прибыль и амортизация предприятий будут продолжать использоваться на восстановление оборотных фондов, а неуверенность экономических агентов в будущем приведет к превалированию краткосрочных интересов.

Теперь остановимся подробнее на сделанном ранее выводе о том, что налоговые льготы сами по себе очень слабо стимулируют экономический рост. Это означает, что деловая активность в значительно большей степени зависит от каких-то других факторов. Выше было показано, что среди таковых особое значение занимают инвестиционная активность и технологическая эффективность. Кроме того, экономический рост напрямую привязан к кредитно-регуляторному циклу.

В контексте сказанного можно с общесистемных позиций раскрыть механизм экономического оживления во многих развивающихся странах и странах с переходной экономикой.

Опыт показывает, что большинство “неблагополучных” государств в периоды преодоления производственной рецессии активно опиралось на иностранные инвестиции, приток которых стимулировался либо созданием свободных экономических зон, либо предоставлением зарубежным корпорациям особых налоговых льгот. При прочих равных условиях этого, как правило, оказывалось вполне достатоно, ибо любое снижение налогового бремени увеличивает норму прибыли и тем самым создает очаг притяжения иностранного и международного капитала. Здесь важно отметить, что даже при высокой чувствительности частного капитала к любым перепадам нормы прибыли на практике межсекторальный переток инвестиций носит, как правило, вялый характер. Однако вызвано это отнюдь не пассивностью инвесторов, а активным сопротивлением экономических структур, работающих на высокоприбыльных сегментах рынка. Чтобы воспрепятствовать естественным переливам капитала фирмы-инсайдеры воздвигают различные барьеры для доступа в их сферу посторонних капиталов. Политика по привлечению иностранных инвестиций по сути дела означает централизованное разрушение таких барьеров, что и приводит к заметному экономическому эффекту.

Таким образом, роль налоговых послаблений заключается в инициировании первоначального импульса деловой активности, предполагающей приток инвестиций из-за рубежа. Дальнейший экономический рост связан уже с деятельностью самого иностранного капитала, который обладает большей склонностью к инвестированию средств в основные фонды и несет с собой более прогрессивные технологии. Все это приводит к тому, что в национальной экономике формируются “схваченные” иностранным капиталом рыночные сегменты, для которых характерны более низкие параметры капиталоемкости и налогового бремени на фоне более высокой инвестиционной активности. В совокупности такие различия позволяют достичь совершенно иных темпов экономического роста. Для примера укажем, что при капиталоемкости k=4 и инвестиционной активности m=0.8 рост производства на предприятиях в безналоговой зоне θ=0 может идти ежегодным темпом в 15,1% с нормой прибыли с=43,9%. Столь бурное разрастание отдельных сегментов экономики посредством диффузионных процессов приводит к активизации остальной ее части. По нашему мнению, сказанное хорошо иллюстрирует тот “потенциал роста”, который заложен в привлечении иностранных инвестиций. Если же имеет место закрытая экономика, в которой вводятся налоговые послабления, то потенциал международного сотрудничества в ней отсутствует и итоговый стимулирующий эффект оказывается неизмеримо слабее, чем в открытой экономической системе. Таким образом, мы здесь наблюдаем, как эффективность фискальной политики многократно повышается при встраивании ее в единую макроэкономическую концепцию государственного регулирования, включающую международную составляющую.

14. ОСНОВНЫЕ НЕДОСТАТКИ НАЛОГОВОЙ СИСТЕМЫ

Проведенный анализ позволяет сделать следующий важный вывод относительно фискальной системы России: величины действующих налоговых ставок не являются чрезмерно высокими и лежат в области допустимых значений. Вместе с тем, в реальности российские предприятия откровенно “задыхаются” под бременем наваливающихся на них налогов. Что же лежит в основе данного противоречия?

Ответ на поставленный вопрос, на наш взгляд, может быть только таким: узким местом российской фискальной системы являются не высокие налоговые ставки, а порочность самой схемы изъятия налогов. Отсюда ясно, что никакое уменьшение налоговых ставок само по себе не может обеспечить комфортных условий для развития российского производства. Без изменения механизма уплаты налогов любые манипуляции с уровнем налоговых ставок будут бессмысленны и не дадут практически никакого положительного результата. Таким образом, количественные меры государственного регулирования должны быть подкреплены качественными изменениями существующей системы.

Раскрывая конкретные недостатки действующей в России налоговой системы, можно указать три момента, которые уже упоминались в специальной литературе:

  • авансовые выплаты налогов;
  • приоритетность налоговых выплат;
  • наличие грубых ошибок при выборе налогооблагаемой базы.

Первые два аспекта носят чисто бухгалтерский оттенок и не отражены в нашей модели. Однако содержательных проблем здесь не возникает, ибо совершенно очевидно, что выплаты налогов с незавершенных хозяйственных операций представляются по крайней мере неправомерными, а уплата всех налогов до осуществления расчетов по оплате труда и вовсе абсурдной.

Третий аспект также хорошо известен и мы не будем рассматривать его в полной мере, в связи с чем проанализируем только два частных, но очень важных случая в рамках нашей модельной схемы.

При расчете номинального налогового бремени по формуле (50) мы использовали усредненные затратные характеристики. Однако в реальности вариации их значений на конкретных предприятиях как в ту, так и в другую сторону от средних величин могут быть весьма значительными. Так, например, в торговых организациях добавленная стоимость формируется в основном за счет ценовой надбавки. Если таковая составляет, к примеру, 15%, то структурный параметр &nu достигает отметки &nu=115/15=7,7. Тогда только один налог на жилищный фонд составит 9,2% от добавленной стоимости предприятия, что в совокупности с остальными налоговыми отчислениями при прочих равных условиях поднимает номинальное налоговое бремя до “опасной” черты в 40%. Если же ценовая надбавка будет более умеренной, например, 5%, то &nu=23, а налог на жилищный фонд составит 27,6% от добавленной стоимости. Это означает, что ставка номинального налогового бремени поднимается примерно до 57%, а это уже значительно выше уровня предельно допустимого налогового бремени.

Из сказанного вытекает, что выбор показателя объема реализации в качестве налогооблагаемой базы автоматически задает некий минимальный рост цен в торговой сети. Таким образом, действующая в настоящее время система налогообложения юридических лиц объективно стимулирует рост цен на стадии реализации товаров и услуг. В противном случае почти вся отрасль торговли может стать убыточной.

Аналогичная картина характерна и для налога на имущество. Даже при средних значениях k=6,7 и ставке налога на имущество в 2% доля отчислений по имущественному налогу составит 16,1% от добавленной стоимости. Совершенно очевидно, что на предприятиях фондоемких отраслей эта отметка будет еще выше, что разрушительно сказывается на их воспроизводственной политике.

15. ВОЗМОЖНЫЕ ОБОБЩЕНИЯ И МОДИФИКАЦИИ МОДЕЛИ

Предложенная модель экономического роста с учетом налогового фактора, безусловно, является слишком общей и во многом упрощенной. Для учета некоторых особенностей воспроизводственного процесса ее необходимо соответствующим образом модифицировать. Нам видятся следующие, наиболее целесообразные направления подобной модификации.

1. Учет инвестиционных лагов. Для сосредоточенного лага длительностью s модель (23) примет вид:

2.

Более сложная схема возникает при моделировании распределенных лагов. Учет фактора инвестиционных запаздываний позволяет подойти к исследованию экономических циклов и выяснить роль налогов в механизме их возникновения.

2. Учет привлеченных и заемных средств. В данном случае исходная инвестиционная схема пополняется двумя дополнительными финансовыми источниками: привлеченными средствами, полученными от продажи акций предприятия и проведения других операций, и кредитом. Одновременно изменяется схема образования прибыли с учетом выплат дивидендов и процентов за кредит. Особый интерес представляет вариант развития фирмы при государственной поддержке ее инвестиционных программ. Здесь также, как и в предыдущем случае имеются широкие возможности для исследования межвременных эффектов.

3. Внесение в анализ нестационарности. Это достигается благодаря снятию посылки о постоянстве модельных параметров. В частности, можно предположить, что в экономике имеет место экзогенный технический прогресс и капиталоемкость k изменяется во времени с неким темпом q. Тогда kt = k0(1 + q)t, а уравнение (2) принимает вид:

4. Обобщение модели с учетом многофакторных зависимостей. Так, например, экономический рост можно описывать по крайней мере двухфакторной производственной функцией, в которой фигурируют труд и капитал. Кроме того, движение во времени эффективности этих макрофакторов может определяться эндогенным способом, как это делалось в [1].

Основными плюсами предложенной модели являются простота и наглядность. В этой связи совершенно очевидно, что вышеуказанные обобщения приведут к сильному усложнению формальной схемы анализа, а это имеет смысл только при соответствующем изменении изначальной цели исследования.

16. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Посроенная модель имеет как теоретическое, так и практическое значение.

Первый аспект связан с ее объяснительными возможностями. Это особенно наглядно проявилось при раскрытии механизма взаимодействия фискальной политики и притока иностранных инвестиций, а также роли этого процесса в стимулировании экономического роста.

Второй аспект проблемы имеет прогнозно-аналитическую и индикативную составляющие. Прогнозно-аналитическая ценность модели, на наш взгляд, очевидна и не требует особых комментариев. Укажем только, что модель (34) позволяет проводить вариантные расчеты по определению оптимального сценария налоговой политики.

Остановимся более подробно на возможности использования разработанного инструментария в аналитико-индикативных целях.

Основное соотношение работы, формула (34), позволяет разложить всю гамму макроэкономических факторов на три составляющие: налоговую (θ), технологическую (k) и инвестиционную (m). Каждый параметр подлежит количественной оценке на базе отчетной статистической информации, после чего, проведя расчеты по формуле (34), можно определить потенциальный темп экономического роста. Такой подход, во-первых, дает нам систему простых макроиндикаторов экономического роста, которую можно использовать для мониторинга производственного климата, а, во-вторых, позволяет сравнить потенциальные воспроизводственные возможности экономики (то есть потенциальный темп роста) с ее фактическим состоянием (то есть фактическим темпом роста). Подобные расчеты направлены на получение оценки степени использования национальной экономикой сложившихся условий для динамичного развития. Особый интерес при такого рода исследованиях вызывают межстрановые сопоставления, позволяющие проранжировать различные государства по критерию эффективности их национальных моделей развития.

Нам представляется, что при определенной доработке исходной модельной схемы ее можно использовать в практической деятельности таких федеральных структур исполнительной власти, как Министерство экономики, Министерство финансов и Государственная налоговая служба Российской Федерации.

ЛИТЕРАТУРА

[1] С.М.Мовшович. Моделирование влияния налогов на долгосрочный экономический рост (“Экономика и математические методы”. Т.34. Вып.1. 1998).

[2] Е.В.Балацкий. Инфляционные налоги и экономический рост (“Экономика и математические методы”. Т.33. Вып.3. 1997).

[3] Е.В.Балацкий. Налог на имущество предприятий и его роль в накоплении основного капитала (“Мировая экономика и международные отношения”. №1. 1998, готовится к печати).

[4] Е.В.Балацкий. Ценовые стратегии фирм в условиях фискального давления. (“Мировая экономика и международные отношения”. №9. 1998).

[5] Е.В.Балацкий. Сдвиги в отраслевой структуре переходной экономики. (“Вестник РАН”. №3. 1998).

[6] Е.В.Балацкий. Лафферовы эффекты и финансовые критерии экономической деятельности (“Мировая экономика и международные отношения”. №11. 1997).

[7] Е.В.Балацкий. Точки Лаффера и их количественная оценка (“Мировая экономика и международные отношения”. №12. 1997).

[8] Российский статистический ежегодник: Стат. сб. М.: 1997.

Евгений Балацкий

Написать комментарий

правила комментирования
  1. Не оскорблять участников общения в любой форме. Участники должны соблюдать уважительную форму общения.
  2. Не использовать в комментарии нецензурную брань или эвфемизмы, обсценную лексику и фразеологию, включая завуалированный мат, а также любое их цитирование.
  3. Не публиковать рекламные сообщения и спам; сообщения коммерческого характера; ссылки на сторонние ресурсы в рекламных целях. В ином случае комментарий может быть допущен в редакции без ссылок по тексту либо удален.
  4. Не использовать комментарии как почтовую доску объявлений для сообщений приватного характера, адресованного конкретному участнику.
  5. Не проявлять расовую, национальную и религиозную неприязнь и ненависть, в т.ч. и презрительное проявление неуважения и ненависти к любым национальным языкам, включая русский; запрещается пропагандировать терроризм, экстремизм, фашизм, наркотики и прочие темы, несовместимые с общепринятыми законами, нормами морали и приличия.
  6. Не использовать в комментарии язык, отличный от литературного русского.
  7. Не злоупотреблять использованием СПЛОШНЫХ ЗАГЛАВНЫХ букв (использованием Caps Lock).
Отправить комментарий
09.07.2011 0 0
А.И.Оксанов:

Исключительно интересно! Как всегда! И снова ОКАЗАЛОСЬ: оказалось, что все рассуждения "либералов" о том, что надо снизить налоговые ставки, и тогда повысится собираемость налогов, не соответствовали теории и реальности. А вера в кривую Лаффера была использована для волюнтратистских спекуляций. Собственно, это было ясно с самого начала. Нужно было изменять СИСТЕМУ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ. И если заимствовать - то серьёзно проанализировав различные системы. Россия пошла по пути Европы, сделав ставку на налог на добавленную стоимость. Не задумываясь о причинах того, что в Европе этот налог существует, а в США такого налога нет. Я давно писал об этом... Громадная социальная сфера в странах Западной Европы, бесплатная медицина, образование и т.п. требуют изъятия в виде налога большого процента того, что заработано трудом, практически, более 50% заработка. В то же время ни одна страна Европы при сложившейся политической активности работников не могла позволить такой уровень налогов на труд: ни одно правительство бы не удержалось. Налог на добавленную стоимость камуфлировал налогообложение труда: в реальности доля труда в добавленной стоимости очень велика, т.е. этот налог заменял часть подоходного налога на заработанное трудом на косвенное изъятие трудового дохода, " смешав" труд, амортизацию и другие затраты в добавленной стоимости. А подоходнвй налог при этом был на "приемлемом" уровне, что не вызывало противодействия людей труда. В США иначе - нет налога на добавленную стоимость, основными налогами являются прогрессивный подоходный налог, которым облагаются все доходы, начиная с определённого минимума, социальный налог с каждого доллара, заработанного работником, и такие же суммы с работодателя, и налог на ПРИБЫЛЬ КОРПОРАЦИЙ. Индивидуальные предприятия, не оформленные как корпорации, налог на прибыль не платят. При этом возникло двойное налогообложение тех, кто получает существенную часть дохода из прибыли корпорации: сначала корпорация платит налог на прибыль, а после распределения оставшейся прибыли, те, кто получил средства в качестве дохода, платят с них подоходный налог. Налог на прибыль корпораций в районе 30% прибыли. Естественно, при такой системе ограничиваются социальные расходы государства и возникает необходимость существования платной (страховой) медицины и платного образования сверх определённого минимума. Плюсом тут является рыночность: обычно предложение таких услуг даже превышает спрос, т.е. в госпиталях имеются свободные койки, нет очередей к врачам, есть возможность выбора врача. Важно и то, что в таких условиях медицина, мелицинские исследования и разработки, фармакология заинтересованы в интенсивном развитии. Комфортно, надёжно, но дорого. Введение подоходного налога в качестве основного, естественно, повысило планку налога до 40% дохода для высокодоходной части населения, зато позволило дифференцировать ставки, т.е. сделать налог ПРОГРЕССИВНЫМ - с социальной точки зрения такое намного полезнее. В России произошло иное, чем в Европе: величина оплаты труда в разы ниже зарубежного уровня, поэтому трудовая часть того, что становится базой для налога на добавленную стоимость неизмеримо велика. Фактически налог на добавленную стоимость - это, преимущественно, налог на работника и на потребителя. Что вредит главному двигателю современной экономики - ПОТРЕБИТЕЛЬСКОЙ АКТИВНОСТИ ЛЮДЕЙ. В этом отношении интересна статья Андрея Полетаева http://demoscope.ru/weekly/2004/0149/tema09.php, анализ графиков из которой показывает, что даже в здравоохранении и образовании в России половина того, что заработано трудом изымается. В торговле степень эксплуатации труда вообще уникальна. На мой взгляд, очень многие экономические проблемы России порождены просто непониманием (возможно, намеренным) тех экономических процессов, которые только и могут быть основой для налогообложения. Волюнтаризм привёл к обнищанию людей, к немыслимой дифференциации доходов, способствовал инфляции, мешал модернизации и росту капитальных вложений. Такое не может быть просто ошибкой. Это - преступление. Оксанов, Бостон, США

Статьи

«Кому вершки, а кому корешки». Как вырастут зарплаты россиян в этом году

«Кому вершки, а кому корешки». Как вырастут зарплаты россиян в этом году
Экономика 1

Вмешательство Хирурга. Зачем власти послали байкера к либералам Гайдаровского форума

Вмешательство Хирурга. Зачем власти послали байкера к либералам Гайдаровского форума
Политика 2

Недоступный алкоголь. Как государство зарабатывает на здоровье россиян

Недоступный алкоголь. Как государство зарабатывает на здоровье россиян
Экономика

«Приукрашивая картину происходящего»: закончился ли в России экономический кризис?

«Приукрашивая картину происходящего»: закончился ли в России экономический кризис?
Интервью и комментарии 1

Узнай, страна

ТЕХНОПАРКИ ШАГАЮТ ПО СТРАНЕ

ТЕХНОПАРКИ ШАГАЮТ ПО СТРАНЕ

Что волнует орловцев?

Что волнует орловцев?

Новости компаний

Сергей Катырин: Неналоговые платежи и поборы с МСП продолжают расти, как грибы после дождя

Сергей Катырин: Неналоговые платежи и поборы с МСП продолжают расти, как грибы после дождя

Генпрокуратура поможет реформировать систему госконтроля

Генпрокуратура поможет реформировать систему госконтроля

Разное

Наши
партнеры

«Деловая Россия» — союз предпринимателей нового поколения российского бизнеса
«Терралайф» - рекламное агентство полного цикла
Dawai - Австрия на русском: новости, туризм, недвижимость, объявления, афиша
МЭЛТОР - мастер электронных торгов
Капитал страны
ВКонтакте