Капитал Страны
20 ЯНВ, 07:11 МСК
USD (ЦБ)    59,3521
EUR (ЦБ)    63,1803

Стимулирование региональных кластеров и обмен знаниями

24 Ноября 2008 22024 0 Политика
Стимулирование региональных кластеров и обмен знаниями

Процесс кластеризации компаний захватывает все большее число стран и регионов мира. Каковы тенденции этого процесса? Какие существуют страновые особенности модели кластеризации компаний? Какие страны оказались в числе лидеров при построении кластеров?

1. Региональные кластеры как новое явление. Региональный кластер – это совокупность фирм, университетов и других организаций, связанных в определенной производственной области в определенном регионе, где синергия достигается при помощи конкуренции и кооперации между участниками. Среди характеристик региональных кластеров следует отметить открытость, распространяющуюся за пределы внутрирегиональных сетей и имеющую цель использовать внешние ресурсы.


С начала 1980-х гг. активность корпораций стала в большой степени глобализована, и локальные самодостаточные производственные сети начали замещаться глобальными производственными сетями. Странам с локальной экономикой необходимо активно стимулировать приток капиталов, интеллектуальных и человеческих ресурсов иностранных фирм и исследовательских институтов в регионе, усиливать партнерство и обмен внутри региона, а также заключать партнерства с зарубежными кластерами. Другими словами, региональный кластер должен стать местом, где непрерывно циркулируют человеческие ресурсы, организации и технологии. В этом отношении полезными могут стать международные межкластерные обмены.


Сравнительные исследования на предмет общего состояния региональных кластеров и их развития, политики по продвижению идеи кластеров, кооперации между бизнесом и академической средой, а также международного обмена проводились в Японии, Великобритании, Германии, Франции, США и Китае в девяти нижеприведенных различных кластерах [1].


Исследование проводилось по следующим кластерам: Япония –  Sapporo Valley (Sapporo), Hamamatsu Photon Valley Initiative (Hamamatsu), Kobe Medical Industry Development Project (Kobe), Kita-Kyushu Science and Research Park (Kita-Kyushu); Великобритания – Yorkshire and Humber Bioscience Cluster; Германия – Munich Biotechnology Cluster; Франция –  Sophia Antipolis; США – Pittsburgh; Китай – Beijing Zhongguancun. Основные результаты были выведены на основе изучения японских кластеров, кластеры  других стран использовались для сравнения.


2. Региональная политика в отношении кластеров и усиление привлекательности региона при помощи международного обмена. Эта политика имеет специфику в разных странах. Так, во Франции кластеры создаются за счет партнерства между локальными промышленными группами, университетами и исследовательскими институтами. В Германии,  где большинство кластеров образовались спонтанно, государственная политика по поддержке и развитию уникальных черт кластеров привела к созданию ряда новых кластеров. В Великобритании политика государства направлена не на создание новых кластеров, а на использование существующих региональных ресурсов (например, большое внимание уделяется биотехнологиям). При этом стимулируется кооперация между бизнесом и академической средой и совместное использование результатов. Инновации, разработанные в ходе сотрудничества бизнеса и исследовательских институтов, могут играть важную роль в дальнейшем усилении уникальности регионального кластера. Для дальнейшего расширения такого рода сотрудничества необходимо ввести методы оценки деятельности участников.


В целях усиления привлекательности региона государство и бизнес стимулируют участие иностранных фирм и обмен с зарубежными кластерами, а также использование зарубежных ресурсов для усиления конкурентоспособности. Все большее число представителей власти и топ-менеджеров понимают, что для укрепления уникальности кластера и расширения его возможностей выжить в условиях глобальной межрегиональной конкуренции необходимо создавать открытые кластеры, в которых партнерские сделки заключаются с иностранными фирмами и университетами. Использование внешних ресурсов (привлечение иностранных партнеров в кластер) привносит новые элементы и идеи в кластер, что позволяет и дальше углублять его уникальность.


3. Установление связей с зарубежными регионами. Необходимо выработать стратегию того, как убедить иностранную фирму передислоцироваться в определенный кластер и инициировать обмен между кластерами. Для выработки такой стратегии нужно хорошо понимать преимущества и недостатки кластера. Стратегический межкластерный обмен должен быть поддержан не только государством, но и агентами, входящими в кластер, – университетами и фирмами. Немаловажно и местоположение организаций, входящих в кластер. Желательно также как можно шире привлекать иностранные фирмы и исследовательские институты в работу кластера и предлагать им стать частью этого кластера (а не только предлагать обмен). Региональные кластеры должны также привлекать к себе исследователей и студентов (особенно иностранных) и стимулировать заключение с ними долгосрочных контрактов.


Формирование организационной структурыдля эффективной работы региональных кластеров и стимулирование обмена с иностранными кластерами осуществляется в разных странах по-разному. Так, в Японии планы по развитию региональных отраслей раньше составляло в основном центральное правительство. Сейчас в Японии программами по стимулированию региональных кластеров занимаются как министерства, так и региональные власти. В таких странах, как США и Германия, где местное правительство выступает с инициативой развития экономики региона, создание и развитие кластеров является местной инициативой.


В Германии многие региональные кластеры появились и развивались долгие годы практически без вмешательства центральных властей. Однако для некоторых специфических регионов или технологических областей существуют центральные программы прямой и косвенной помощи развитию. Местные власти предоставляют относительную свободу организациям, занимающимся непосредственно развитием кластеров (например, BioM в Мюнхене), передавая им полномочия по использованию государственных субсидий.


В США федеральное правительство не имеет определенной политики в области развития региональных кластеров, хотя предоставляет им косвенную поддержку.


Во Франции помощь в развитии кластеров осуществляется совместно местными властями и региональными ответвлениями Министерства экономики, финансов и промышленности.


Центральное правительство, местные власти, университеты, фирмы, промышленные ассоциации и другие заинтересованные организации должны построить единую структуру для эффективной и тесной кооперации. Во многих случаях в кластер включено большое количество участников, и полномочия и финансовые средства распылены. Поэтому необходима унифицированная и доступная структура.


Стремление к синергии в связанных друг с другом отраслях в регионах существует во многих странах. Этот феномен может быть назван «концентрацией промышленности». Промышленные кластеры являются одной из форм концентрации промышленности, но они больше сосредоточены на инновациях, где особо важны эффект синергии и многостороннее партнерство, создающие новые отрасли и новый бизнес.


В Японии промышленные кластеры оказались под пристальным вниманием из-за спада в развитии экономики регионов с 1980-х гг. Каждый регион начал использовать пути стимулирования роста за счет собственных ресурсов, создавая венчурный бизнес и новые отрасли. В данном контексте региональные кластеры оказались новым типом концентрации промышленности, в которой университеты, исследовательские институты и корпоративные кластеры кооперируются. Этот тренд поддержало и правительство.


Сотрудничество бизнеса и академической среды в Япониистало активно развиваться в начале 1990-х после экономического кризиса. Исследования и разработки компаний стали все более ориентированными на коммерческий успех, а представители университетов стали стремиться к более наглядному проявлению пользы своей деятельности для общества. В созданных государством особых зонах регулирование заключения сделок с иностранными исследователями было облегчено с целью упростить и стимулировать персональный обмен с зарубежными университетами и исследовательскими институтами.


В целом в Японии развитие региональных кластеров осуществляется при поддержке государства. Однако региональное сообщество проявляет все больше инициативы – ему предоставляется возможность внедрять большое количество проектов. Правда, проекты используются не систематически, а региональному сообществу не хватает средств и полномочий для внедрения своих замыслов.


Глобализация торговли и инвестиций оказала негативные эффекты на двойственную экономику Японии, в которой, с одной стороны, высоко развито промышленное производство, а с другой – менее развиты продуктивное сельское хозяйство и сфера услуг. Крупнейшие производственные фирмы в Японии не такие, как в ОЭСР. Они постепенно перемещают свои производственные базы в другие азиатские страны, что приводит к тому, что в их регионах, которые во многом зависят от производства на экспорт, снижается занятость. Также явление старения населения в Японии выше, чем в других странах. В связи с этим для Японии особенно актуально развитие региональных кластеров и других видов кооперации [2].


В Германии развитие региональных кластеров является естественным процессом. Термин «кластер» появился в контексте государственной экономической политики только в 2003 г. Однако многие кластеры до сих пор не имеют достаточных размеров или конкурентоспособности и до сих пор находятся в поиске способов выйти в лидеры. Такой регион, как Рур, пытается сменить специализацию с тяжелой промышленности на информационные технологии. Хотя такая смена специализации может быть отнесена к созданию кластера, очень небольшое число районов имеют четко выработанную политику по созданию и развитию кластера.


является естественным процессом. Термин «кластер» появился в контексте государственной экономической политики только в 2003 г. Однако многие кластеры до сих пор не имеют достаточных размеров или конкурентоспособности и до сих пор находятся в поиске способов выйти в лидеры. Такой регион, как Рур, пытается сменить специализацию с тяжелой промышленности на информационные технологии. Хотя такая смена специализации может быть отнесена к созданию кластера, очень небольшое число районов имеют четко выработанную политику по созданию и развитию кластера.Местные и центральные власти также систематически внедряют проекты по созданию и развитию кластеров в некоторых регионах. Практически любые проекты (за исключением тех, что были отклонены федеральным правительством) могут быть внедрены властями региона или города на свой страх и риск. Центральное правительство внедряет большое число программ поддержки отдельных регионов и областей технологий, но более специфическое планирование развития кластера осуществляется местными властями, за счет чего проявляется специфика каждого региона.


На активность кластера, а следовательно, на его развитие, значительно влияет наличие и активность исследовательских институтов. Государство определяет сферу деятельности исследовательского института, снабжая его соответствующими полномочиями и оборудованием. В Баварии, например, существуют лица, называемые координаторами кластера, организующие взаимодействие агентов внутри кластера. Координаторы обычно выбираются из профессорской среды.


кластера, а следовательно, на его развитие, значительно влияет наличие и активность исследовательских институтов. Государство определяет сферу деятельности исследовательского института, снабжая его соответствующими полномочиями и оборудованием. В Баварии, например, существуют лица, называемые координаторами кластера, организующие взаимодействие агентов внутри кластера. Координаторы обычно выбираются из профессорской среды.Связи между бизнесом и академической средой в Германии налажены достаточно хорошо. Профессора университетов часто также заняты в исследовательских институтах, которые в свою очередь имеют тесные связи с частными фирмами. Таким образом исследовательские институты, чья цель заключается в передаче технологий, поддерживают тесную связь как с университетами, так и с промышленным сектором. На территории университетов профессорами часто открываются частные исследовательские центры. Их открывают с разрешения руководства университета, однако они являются независимыми юридическими лицами, которым университеты обычно предоставляют площади и оборудование.


Министерство образования и исследований Германии оказывает поддержку в международном обмене знаниями и ключевыми инновациями в таких отраслях, как здравоохранение, биотехнологии, информационные технологии, экология, транспорт, и поддерживает образовательные и научные программы за рубежом.


В США насчитывается около 300 кластеров: более 240 региональных кластеров плюс еще около 50 кластеров, образованных исключительно благодаря близости к природным ресурсам. Значительную роль в развитии кластеров и региональной экономики в целом имеют университеты.


Федеральное правительство США мало вовлечено в экономическую политику регионов. В то же время вовлечение федеральных властей в развитие регионов и высокотехнологичных отраслей увеличилось в последние три-четыре года. На уровне региональных властей поддержкой развития региона занимаются институты сотрудничества (institutions for collaboration), состоящие из представителей местной администрации, университетов, промышленных групп и исследовательских институтов. Правительство штатов ищет пути привлечения фирм внутри и за пределами США оперировать на территории данного штата с целью получения дополнительных экономических преимуществ. Программы центрального правительства нацелены преимущественно либо на поддержку отдельных отраслей (электроники, Интернета), либо на поддержку отдельных университетов и исследовательских центров.


В США университеты включены в экономику регионов еще со второй половины XIX века. В 1980 г. был выпущен Акт, определяющий порядок и правила осуществления сотрудничества между бизнесом и университетами. С 1970-х гг. университеты стали более открыты к финансированию со стороны частных фирм. Процедуры передачи технологий от университетов промышленному сектору четко прописаны в законодательстве США. Поэтому в этой стране сотрудничество бизнеса и академической среды имеет долгую историю и приносит соответствующие плоды. Причем это сотрудничество основано на принципе конкуренции – финансирование университета со стороны частного сектора уменьшается или увеличивается в зависимости от результатов исследований. Однако есть и другая сторона медали: в последнее время говорят об излишней связи между бизнесом и университетами, не хватает баланса между регулярной деятельностью университета и деятельностью в рамках его сотрудничества с частным сектором.


В Китае были созданы особые зоны развития высокотехнологичных отраслей. В этих зонах Министерство науки и технологий и региональные власти совместно занимаются созданием и развитием кластеров в этих зонах. К 2002 г. в Китае было 53 особые зоны, в которых находится 28388 фирм с 3,49 млн. сотрудников и уровнем продаж на 1 трлн. юаней.


В Китае в процесс создания и развития кластеров вовлечены власти трех уровней: центральное правительство, правительство муниципалитетов и развитых зон. С одобрения центрального правительства правительство муниципалитета может создать на своей территории зону развития высокотехнологичных отраслей. Центральное правительство также отбирает фирмы, достойные особых привилегированных мер.


В 1985 г. была создана первая особая зона высоких технологий – высокотехнологичный индустриальный парк в Шеньжене. В 1988 г. была создана Пекинская индустриальная зона. К 1991 г. в рамках программы развития инкубаторов Torch Programбыло создано 26 таких зон. В 2002 г. Китай заключил контракт с Сингапуром с целью усиления кооперации в четырех областях – информационные технологии, микроэлектроника, новые материалы и биологические науки (биология, биохимия, иммунология, генетика, физиология, экология и т.п.).


Сотрудничество бизнеса и университетов в КНР регулируется Комиссией по национальному развитию и реформам. Она принимала участие в реформировании 242 исследовательских институтов, связанных с государственными организациями, целью которого был переход от государственной исследовательской практики к частной. Кооперация между предпринимательской и академической средой осуществляется лишь в нескольких отраслях, таких как информационная технология, биотехнологии, но этот опыт распространяется и на другие области.


Так как в прошлом Китай сильно зависел от импортируемых технологий, мощности китайских фирм по осуществлению инноваций низки. В такой ситуации существует угроза увеличения разрыва между экономикой Китая и развитых стран. Чтобы справиться с этой проблемой, в 2001 г. было решено создать офисы лицензирования технологий в университетах. Этот шаг должен способствовать сотрудничеству бизнеса и академической среды, технологическим инновациям, повышению технологического уровня продукции.


Новая политика направлена на привлечение большего внимания коммерциализации результатов исследовательской работы. При внедрении данной политики также был запущен механизм конкуренции. Образцом для построения кластера в Китае стала Силиконовая долина и другие успешные примеры из-за границы. Несмотря на создание более, чем 50 высокотехнологичных зон, их рентабельность сильно различается от региона к региону. Поэтому главной задачей правительства является устранение межрегиональных различий.


4. Метарегиональные аспекты кластеризации. Возможен и другой подход к анализу кластеров – субрегиональный. В данном случае речь идет, прежде всего, о межгосударственном экономическом объединении регионов. Рассмотрим его на примере Балтийско-Скандинавского метарегиона. Выбор не случаен – ведь в Европе первым в рейтинге по успешности в глобальной конкуренции является именно Балтийский регион. Он удачно расположен, там идет быстрое экономическое развитие [3]. Кооперация между странами Балтийского региона по-прежнему привлекает большой интерес исследователей. Кооперативные соглашения все чаще стали заключаться не в сферах безопасности и политики, как это было раньше, а в вопросах науки, энергетики, экологии и экономики в целом.


Балтийско-Скандинавский регион, включая страны Скандинавии, Балтии, Север Германии, Польшу, Ленинградскую область и Калининград, имеет большой запас знаний, капитала и ресурсов в области медико-биологических наук. Этот регион населяет более ста миллионов человек, и темпы развития экономики в этом регионе выше, чем у наиболее развитых стран Европы. Осознавая свой потенциал, Балтийский регион позиционировал себя как наиболее инициативный в плане создания связей между отдельными отраслями и регионами, а также сотрудничества на локальном, региональном и метарегиональном уровне.


Глобализация и связанные с ней перемены вызвали увеличение уровня конкуренции, с которой сталкиваются страны, вынуждая их отслеживать условия работы бизнеса в других регионах. Но глобализация также предоставила новые возможности проникать на значительно более крупные рынки других стран и извлекать выгоду от более эффективного производства товаров и услуг в других местах. Регионам чрезвычайно важно разработать свой уникальный профиль кластеров и условий для деятельности бизнеса; просто придерживаться средних показателей отныне недостаточно. В то же время развитие локальных центров, кластеров и сетей способствует развитию не только отдельного региона или метарегиона, но вносит вклад в пополнение общеевропейского потенциала.


Балтийский регион находится на периферии экономической зоны, которая развивалась не так динамично, как остальные части мировой экономики. Он достаточно невелик и малонаселен, имеет немного столичных центров. Ранее эти недостатки региона были затенены стабильностью институтов, хорошей инфрастуктурой, высоким качеством рабочей силы и большим количеством межнациональных компаний.


Важным преимуществом стран Балтийского региона стало проведение мягкой макроэкономической политики, позволившей снизить волатильность рынка и стимулировать компании к долгосрочному инвестированию (что является важнейшим фактором достижения инновационных преимуществ).


Балтийский регион до сих пор имел быстрый рост благосостояния, обгоняя все другие регионы развитых стран, несмотря на спад 2005 года. Благосостояние достигалось за счет производительности и высокой занятости, в то время как большинство других стран, особенно за пределами Европы, имеют более скромный вклад этих двух факторов.


По устойчивости экономического положенияБалтийский регион продолжает быть на высоте. Конкурентные преимущества сфокусированы на наукоемких  инновациях, выполняемых сильными и активными на мировом рынке компаниями.


Для всех стран Балтийского региона крайне важным элементомостаетсяулучшение качества общей бизнес-среды. Государственная политика в странах субрегиона сфокусирована на обеспечении лучшего доступа к финансированию, особенно к рисковому капиталу. Центральным вопросом ближайших лет становится необходимость создания новой платформы для эффективного диалога между частным и общественным секторами, целью которого является выработка и внедрение программы повышения конкурентоспособности. И в этом отношении государству принадлежит значительная роль.


крайне важным элементомостаетсяулучшение качества общей бизнес-среды. Государственная политика в странах субрегиона сфокусирована на обеспечении лучшего доступа к финансированию, особенно к рисковому капиталу. Центральным вопросом ближайших лет становится необходимость создания новой платформы для эффективного диалога между частным и общественным секторами, целью которого является выработка и внедрение программы повышения конкурентоспособности. И в этом отношении государству принадлежит значительная роль.Особенно большое значение в мировой экономике, благодаря изменениям природы конкуренции между регионами и компаниями, приобрели кластеры. На территории Балтийского региона находится большое количество активных кластеров и кластерных инициатив, позволяющих также увеличить взаимодействие экономических регионов различных стран. Однако кластеры хорошо развиваются, прежде всего, в сильной экономической среде: активное создание кластеров не может восполнить нехватку качества существующей предпринимательской среды.


Европа активно участвует в мировой конкуренции, например, в секторе медико-биологических наук и биотехнологий. В общем можно считать, что недавний научно-технологический прогресс в медико-биологических науках и биотехнологиях, в том числе разработке новых технологий, таких как массивы микроорганизмов, биосенсоры, белковая инженерия, генная инженерия, культивирование клеток и пр., обещают сделать биотехнологии основной экономической силой в первой половине XXI века. Кроме того, объединение медико-биологических наук и биотехнологий с другими научными направлениями, такими как нанотехнологии или ИКТ, открывает новые возможности. Достижения в электронике и компьютерной технике позволят расшифровывать и преобразовывать массивы генетической информации. Объединение информационных технологий и биотехнологий может дать такие результаты, как высокоэффективные средства профилактики и диагностики заболеваний и инновационные методы лечения.


Все глобальные и национальные форсайт-исследования обязательно включают в сферу рассмотрения среди основных научно-технологических и социально значимых приоритетов развитие биотехнологий [4]. Биотехнологии будут развиваться и вносить существенные изменения в нашу жизнь, оказывая тем самым беспрецедентное влияние на всю человеческую расу. Вероятно, что значительны не только медицинские и социальные, но и экономические эффекты того, где формируются и развиваются биотехнологические кластеры. По оценкам Европейской Комиссии, к концу десятилетия мировые рынки медико-биологических исследований и разработок биотехнологий составят 2 миллиарда евро. Однако вызывает сомнение, будет ли способна одна страна или один регион достигнуть преимуществ в мировой конкурентной борьбе по биотехнологиям и связанным с ними научным направлениями.


Отдельные страны Европы слишком малы, чтобы составлять конкуренцию в глобальном масштабе. Но в Европе существует более 150 регионов и микрорегионов, которые стремятся стать конкурентоспособными центрами и местами формирования кластеров медико-биологических исследований и развития биотехнологий с целью получения прибыли от них [5]. Для этого были разработаны проекты Еврокомиссии по региональной специализации в данной области, в частности, Скандинавии и Балтии.


Ключевым конкурентным преимуществом Балтийского региона до сих пор остаются инновации. Однако инновации и инновационная политика является аспектом, в котором различные страны Балтийского региона особенно различаются. Северные (скандинавские) страны и Германия создали сложную систему институтов, регулирования и программ поддержки инноваций. Страны Балтии и Польша вплоть до сегодняшнего дня видели своей главной целью увеличение эффективности национальной экономики и повышение уровня квалификации рабочей силы, но не делали попыток проведения централизованной политики поддержки инновационной активности.


Россия, по мнению экспертов [3], является одновременно источником как больших возможностей, так и рисков для стран Балтийского метарегиона. Стабильный рост российской экономики, происходивший до сих пор, подталкивает создание благоприятной экономической среды для дальнейшей экономической интеграции с другими странами данного метарегиона. Но, несмотря на большое число попыток, уровень участия России в программах стран Балтийского региона относительно низок, хотя последние несколько проектов, принесших ощутимые выгоды, привели к увеличению вовлеченности России в региональные отношения.


Создание бренда регионов становится все более важным предприятием, поскольку конкуренция между регионами подогревается все сильнее. И Балтийский метарегион занимает все более активную позицию по этому вопросу.


Балтийский регион по-прежнему выказывает твердый рост благосостояния, в Европе уступая только ЕС-10. В Балтийском регионе зарегистрирован более высокий уровень производительности и лишь немного более низкий уровень занятости, чем в других регионах. Определенным недостатком региона является высокий уровень цен – гражданам необходимо получать больший доход, чем в других странах, чтобы достигнуть такого же уровня жизни.


Важным индикатором конкурентоспособности является позиция страны на мировом рынке товаров и услуг, ее привлекательность для инвесторов, возможность создавать инновации и знания. В отношении экспорта Балтийский регион демонстрирует стабильность показателей в течение нескольких лет. Объемы экспорта Балтийского региона увеличились. Регион ориентируется на экспорт: доля в мировом экспорте на 50% выше доли в мировом ВВП (прежде всего, это касается экспорта услуг).


Высокий или увеличивающийся уровень интеграции внутри региона говорит об отсутствии внутренних экономических барьеров. Для оценки интеграции используются три показателя: торговля (экспорт между странами региона), прямые иностранные инвестиции (между странами региона) и миграция. Для Германии, Польши и России учитываются только показатели по тем областям, которые входят в Балтийский регион, а не общие показатели по стране (рис.1).


За последние пять лет интеграция сильно увеличилась: восточная и западная части региона стали более интегрированы (западная часть состоит из Дании, Финляндии, Исландии, Норвегии и северной Германии; остальные страны входят в восточную часть). Наиболее низкую степень интеграции демонстрируют показатели экспорта. Миграция увеличилась почти во всех направлениях, за исключением миграции между странами западной части региона.



Рис.1. Уровень региональной интеграции в Балтийском метарегионе.


Страны Балтийского региона во многом выигрывают от соседства с более развитыми и преуспевающими странами. До конца воспользоваться этим фактором не может только Россия, которая из-за увеличения роли нефтяного сектора больше ориентируется на мировой рынок, чем на рынок соседних стран, что препятствует региональной интеграции.


Большой вклад в конкурентоспособность вносит доступ к природным ресурсам. Богатство в виде природных ресурсов оказывает положительный эффект на благосостояние, так как выручка от них доступна для общественных и частных расходов. Однако здесь есть и косвенный отрицательный эффект: экономическая политика сосредотачивается на распределении богатства, а не на его создании. Норвегия с такого рода отрицательными эффектами справляется успешнее, чем Россия.


Другим фундаментальным вопросом является экономическая устойчивость текущего уровня благосостояния. Балтийский регион характеризуется достаточно высоким уровнем благосостояния. Однако по большей части это является результатом повышенного спроса на природные ресурсы Норвегии и России (нефть) и Исландии (рыбный промысел). Остальные части региона характеризуются уровнем благосостояния, соответствующим их возможностям.


5. Российское участие в кластерах как один из способов и каналов международного сотрудничества.Россия стремится усилить свою роль в мировой экономике и политике, что особенно важно в условиях глобального кризиса. От состояния не только на «входе» в него, но и на «выходе» из любого кризиса, особенно мирового, от этого, как известно из истории XX века, зависит потенциал, динамика и направление будущего развития. Если обратиться к отечественной истории, то обе мировые войны и все российские революции и реформы сильно влияли на социоэкономическое и политическое состояние страны, ориентиры, скорость и цену необходимых для страны перемен. А периоды восстановления общества, основных сфер деятельности и связей зависели не только от внутренних ресурсов, но и от состояния мира в целом, и особенно от состояния и ориентаций соседних государств и метарегионов. Исторические закономерности не отменены и сегодня. То, как строятся и как будут строиться наши отношения с миром, будет оказывать значительное влияние на будущее развитие России.


Задача повышения веса и значения России в мировой экономике и политике побуждает ее искать и формировать альянсы с другими государствами, которые способствовали бы утверждению многополярности мира и успешности развития России, ее конкурентоспособности и устойчивости. Поиск выгодного партнерства имеет основания – наша страна является одной из мировых держав со значительным потенциалом.


В этом процессе оправдано и необходимо использование не только традиционных, например, межгосударственных  форм сотрудничества, но и новых форм кооперации, характерных для современной глобальной экономики, таких как кластеры, сети и т.д. Недаром западные аналитики, исследуя современное состояние и перспективы развития Балтийского региона, включают в свое рассмотрение и Российскую Федерацию (сопредельные этому региону области). Экономическое и политическое мышление в условиях глобализации выходит за узкорегиональные или национальные рамки, потому что появляются новые эффективные формы кооперации и интеграции. К ним относятся и кластеры.


Возможно, наиболее естественна на данном этапе интеграция с использованием кластерных принципов со странами Евросоюза, с учетом уже действующих соглашений между Россией и ЕС. Возможно, будущее сотрудничество будет усилено не только за счет межотраслевого обмена (через торговлю), но и благодаря более тесной внутриотраслевой кооперации и разделения труда.


         На основе проведенного анализа видно, что глобализация оказывает значительное влияние на многие системообразующие для общества и экономического развития сферы и виды деятельности, в частности, на науку и инновации, формы кооперации и интеграции производства. Рассмотренные глобальные тенденции интернационализации и кооперации вышеназванных сфер осуществляются на основе и на фоне локального развития – регионального, национального или субрегионального.


Интересно отметить, что необязательно успехи в глобальной экономике, на глобальных рынках, в широте размаха деятельности ТНК, имеющих «национальное» происхождение капитала, идей, бизнес-стратегий или реализующих свои проекты на территории какого-либо государства, необязательно эти достижения гарантируют успешность, комплексность и достаточность регионального развития внутри государства. Например, Япония явно озабочена более гармоничным и полным развитием своих регионов. И это несмотря на успехи страны в глобальной экономике. В других случаях, наоборот, развитие отдельных регионов, вычерпывая свой собственный потенциал, побуждает к усилению более глобальных связей. Так это происходит, например, в Балтийско-Скандинавском метарегионе.


Необходимость учета национальных интересов в терминах глобального, субрегионального (межнационального или внутринационального объединения регионов) и регионального – потребность и реалии современного развития экономики, политики, общества и целом мира в целом.

***

         Работа выполнена при поддержке РГНФ (проект № 07-02-02018а).

 

Литература

1.     Stimulation of Regional Clusters and International Exchange (International Comparative Survey for Vitalization of the Japanese Economy). Japan External Trade Organization (JETRO). Tokyo, June 2004.

2.     Japan: Special zones for structural reforms, 2002-2006// [Электронный ресурс] http:www.cao.go.jp/en/minister/specialzones

3.      State of the Region Report 2006. The Baltic Sea region – top of Europe in global competition. EC, 2006.

4.     Семёнова Н.Н. Форсайт в условиях глобализации // Наука. Инновации. Образование. Альманах РИЭПП. Вып. 5. М.: Знак, 2008.

5.     A string of competence clusters in life sciences and biotechnology // ScanBalt Competence Region Mapping Report 2006 (Greifswald/Copenhagen/Goeteborg).
Нина Семёнова

Написать комментарий

правила комментирования
  1. Не оскорблять участников общения в любой форме. Участники должны соблюдать уважительную форму общения.
  2. Не использовать в комментарии нецензурную брань или эвфемизмы, обсценную лексику и фразеологию, включая завуалированный мат, а также любое их цитирование.
  3. Не публиковать рекламные сообщения и спам; сообщения коммерческого характера; ссылки на сторонние ресурсы в рекламных целях. В ином случае комментарий может быть допущен в редакции без ссылок по тексту либо удален.
  4. Не использовать комментарии как почтовую доску объявлений для сообщений приватного характера, адресованного конкретному участнику.
  5. Не проявлять расовую, национальную и религиозную неприязнь и ненависть, в т.ч. и презрительное проявление неуважения и ненависти к любым национальным языкам, включая русский; запрещается пропагандировать терроризм, экстремизм, фашизм, наркотики и прочие темы, несовместимые с общепринятыми законами, нормами морали и приличия.
  6. Не использовать в комментарии язык, отличный от литературного русского.
  7. Не злоупотреблять использованием СПЛОШНЫХ ЗАГЛАВНЫХ букв (использованием Caps Lock).
Отправить комментарий

Статьи

«Кому вершки, а кому корешки». Как вырастут зарплаты россиян в этом году

«Кому вершки, а кому корешки». Как вырастут зарплаты россиян в этом году
Экономика 1

Вмешательство Хирурга. Зачем власти послали байкера к либералам Гайдаровского форума

Вмешательство Хирурга. Зачем власти послали байкера к либералам Гайдаровского форума
Политика 2

Недоступный алкоголь. Как государство зарабатывает на здоровье россиян

Недоступный алкоголь. Как государство зарабатывает на здоровье россиян
Экономика

«Приукрашивая картину происходящего»: закончился ли в России экономический кризис?

«Приукрашивая картину происходящего»: закончился ли в России экономический кризис?
Интервью и комментарии 1

Узнай, страна

ТЕХНОПАРКИ ШАГАЮТ ПО СТРАНЕ

ТЕХНОПАРКИ ШАГАЮТ ПО СТРАНЕ

Что волнует орловцев?

Что волнует орловцев?

Новости компаний

Сергей Катырин: Неналоговые платежи и поборы с МСП продолжают расти, как грибы после дождя

Сергей Катырин: Неналоговые платежи и поборы с МСП продолжают расти, как грибы после дождя

Генпрокуратура поможет реформировать систему госконтроля

Генпрокуратура поможет реформировать систему госконтроля

Разное

Наши
партнеры

«Деловая Россия» — союз предпринимателей нового поколения российского бизнеса
«Терралайф» - рекламное агентство полного цикла
Dawai - Австрия на русском: новости, туризм, недвижимость, объявления, афиша
МЭЛТОР - мастер электронных торгов
Капитал страны
ВКонтакте