Капитал Страны
13 ДЕК, 22:03 МСК
USD (ЦБ)    59,1446
EUR (ЦБ)    69,4653
Подпишись на рассылку КС
ИЗМИР

Роль академических журналов: период неопределенности

14 Декабря 2011 14999 5 Наука и технологии
Роль академических журналов: период неопределенности

В современной науке статус и позиция не только отдельных ученых, но и целых научных организаций – институтов, лабораторий и университетов – зависит от публикаций в академических изданиях. Но так ли безупречен этот критерий? Какие изменения вносит информационная экономика в жизнь науки? Каково будущее научных журналов?

 

1. Рейтинги академических журналов по экономике

 

        Одним из популярных рейтингов экономических журналов является британский ABS-рейтинг (ABSR), составляем Ассоциацией бизнес-школ Объединенного Королевства. Однако сегодня это не единственный подобный рейтинг; вместе с ABSR их насчитывается, по крайней мере, восемь. Это следующие англоязычные рейтинговые системы: Warwick, Imperial, Cranfield, Kent, Aston, Durham, Citation Class. Это приводит к ставшей уже традиционной проблеме рассогласования разных рейтингов. Однако, как показывают расчеты, степень согласованности между восемью указанными рейтингами вполне удовлетворительна, что говорит о некоторой общей основе оценивания качества научных журналов.

        Помимо этого существуют и другие рейтинговые системы, среди которых можно указать следующие: Blue Ribbon, Diamond List, ALBA Euro Rank, BBS Rank, Bauwens' Rank, KMS Rank, RAE, Keele Rank. При этом, кроме RAE, все эти рейтинги являются качественными, т.е. они определяют только группу, в которую попадает тот или иной журнал. Некоторые рейтинги относятся к разряду «элитных» в том смысле, что попадание в них уже само по себе является достижением (например, получение статуса «Голубой ленты» или вхождение в Алмазный список). Рейтинг RAE, наоборот, осуществляет традиционную количественную оценку журналов, присваивая им соответствующие места в общем списке (http://www.keele.ac.uk/cer/K442.htm).

        Помимо рейтингов академических журналов на их основе иногда составляются «вторичные» рейтинги издателей журналов, которые издатели используют в целях собственной рекламы и усиления своего коммерческого бренда. В этом случае рейтинги также дают не оценку конкретного места в списке, а групповую качественную характеристику. Например, хорошо известен CERES-ranking, составляемый в соответствии с классификационной схемой университета Утрехта (University of Utrecht) и включающий 5 категорий издателей – A, B, C, D, E.

        Хотя сегодня существует несколько типов рейтингов журналов, все они могут быть разделены на два типа – традиционный, базирующийся на библиометрических данных, и репутационный, основанный на опросах экспертов. Аналогичная логика заложена в разработку глобальных рейтингов университетов (ГРУ).

 

2. Традиционный тренд: определяющая роль журналов

 

        Академические журналы служат исходной информационной базой для определения научного уровня, статуса и рейтинга как конкретного ученого, так и целой организации (университета, лаборатории, института). Для этого используются библиометрические данные о публикуемости и цитируемости исследователей.

        Институциональное закрепление определяющей роли журналов для карьеры ученого осуществляется в обязательном отслеживании факультетами университетов показателей публикуемости и цитируемости своих сотрудников. И хотя у этого правила есть исключения, оно все-таки остается нормой университетской жизни, заставляя исследователей серьезно относиться к своим публикациям. В западных университетах наличие публикаций в рецензируемых журналах является непременным условием получения сотрудником статуса «tenure», т.е. его зачисления на постоянную работу. В наиболее престижных университетах действует еще более жесткое правило, согласно которому само право работы исследователя в университете определяется наличием у него определенного числа публикаций в наиболее престижных журналах, которые сами в свою очередь определяются соответствующими рейтингами.

        В России в последнее время делаются попытки внедрения подобной системы, хотя и в сильно искаженном виде. Например, в последние годы во многих институтах и университетах вводятся надбавки к зарплате за активную публикационную деятельность. Причем в отсутствие рейтингов научных журналов их роль перешла к «списку ВАК», в который входят признанные Высшей аттестационной комиссией РФ научные журналы страны. Тем самым «список ВАК» выступает в качестве квазирейтинга, который строится по аналогии, например, с Алмазным списком. Можно даже утверждать, что «список ВАК» представляет собой промежуточный институт на пути к современным рейтинговым системам. Некоторые российские организации вводят довольно большие денежные премии (надбавки) за публикацию в престижных зарубежных изданиях, что уже предполагает непосредственную привязку к действующим рейтингам академических журналов.

        Помимо этого многие университеты включились в конкуренцию между собой, ориентируясь при этом на ГРУ. Между тем большинство ГРУ основаны на библиометрических данных, которые во многом представляют собой ранжированные данные об академических журналах. По нашей экспертной оценке, китайский ГРУ Academic Ranking of World Universities (ARWU) на 90% зависит от журнальных публикаций, тайваньский Performance Ranking of Scientific Papers for World Universities (PRSP) – на 100%, американский The Top 100 Global Universities (TGU) журнала Newsweek – на 75,4%, английский Times Higher Education (THE) – на 67,5%, а английский Quacquarelli Symonds (QS) – на 60%. Тем самым конкуренция между университетами в значительной мере сводится к конкуренции на страницах академических журналов. Учитывая, что наиболее сильные российские вузы ставят перед собой задачу вхождения в ГРУ, их деятельность теперь также в значительной мере привязана к публикациям в престижных научных изданиях.

 

3. Новый тренд: падение роли журналов

 

        Хотя роль научных журналов по-прежнему является определяющей для любых оценок в научном мире, уже сейчас заметны некоторые новые контртенденции. Это связано со следующими обстоятельствами.

        Во-первых, все специалисты пришли к единодушному пониманию того, что данные о публикуемости и цитируемости не являются исчерпывающей мерой научной продуктивности. Более того, в силу действия закона Гудхарта почти все подобные показатели подвержены процедурам манипулирования; современное научное сообщество в полной мере освоило эти процедуры. Таким образом, журнальные публикации и основанные на них оценки теряют свое изначальное значение.

        Во-вторых, система рецензирования, периодичность изданий и период ожиданий публикации все меньше соответствуют современным требованиям. Как правило, система рецензирования представляет собой «трафарет», пробиться через который удается только стандартным статьям; по-настоящему оригинальные статьи часто забраковываются. Кроме того, процедура рецензирования и планы журнальных публикаций приводят к тому, что статьи «зависают» в редакции на годы. Быстрое устаревание изучаемых вопросов отрицает столь длительные публикационные лаги. В связи с этим альтернативой традиционным академическим журналам начинают выступать различные электронные издания – специализированные сайты и Интернет-журналы. Помимо высокой скорости и демократичности при размещении научных материалов данные издания имеют еще одно неоспоримое преимущество – свободный доступ к ним в Сети. Материалы престижных журналов в открытом доступе, как правило, отсутствуют; воспользоваться ими можно только через традиционные библиотеки, индивидуальную или институциональную подписку. Между тем материалы, выложенные на сайтах Сети, подпадают под авторское право и уже используются в качестве полноправных источников научных библиографий.

        В-третьих, Интернет-издания становятся полноценными участниками мирового пространства научной информации. Это означает, что авторитетные работы могут размещаться не в престижных журналах, а в сетевых ресурсах и малоизвестных изданиях – и это не мешает авторам получать признание. Типичным примером может служить судьба Д.Норта, который, не будучи представителем мейнстрима, практически не имеет публикаций в элитных журналах. Однако это не помешало ему стать одним из самых авторитетных экономистов мира и получить Нобелевскую премию. Еще более впечатляющий случай дала история с Г.Перельманом, который разместил препринты со своим доказательством знаменитой гипотезы А.Пуанкаре на сайте arXiv; так делают многие математики перед публикацией своих статей в журналах для инициирования дискуссии до того, как процесс рецензирования закончится. Однако премия Института Клэя предполагала, что решение задачи должно быть оформлено в виде публикации в рецензируемом научном издании. Перельман категорически отказался публиковать свои материалы в виде статьи. Более того, впоследствии окончательное доказательство гипотезы Пуанкаре было выполнено другими математиками на основе работ Перельмана, тем не менее, премия Института Клэя Г.Перельману все равно была присуждена (тот факт, что Перельман отказался от премии ничего не меняет в смысле признания его научных заслуг). Хотя этот случай является исключительным, он породил важный прецедент, когда высшие научные награды могут быть получены исследователем без публикаций в престижных научных изданиях. Главное – закрепить свое авторство на официальном специализированном сайте, остальное – не важно.

        Сказанное выше показывает, что сегодня мир науки находится в состоянии, когда происходит столкновение разнонаправленных трендов: с одной стороны сформировались механизмы, усиливающие роль академических журналов и их рейтингов, с другой – возникли факторы, ослабляющие влияние журналов на развитие науки. Пока наблюдается примерное равенство сил столкнувшихся тенденций с небольшим перевесом первой из них. Не исключено, что возникшее зыбкое равновесие продлится довольно долго. И все же, на наш взгляд, победа второй тенденции – это лишь вопрос времени. Однако сейчас трудно сказать, как будет реорганизована наука в результате разрешения возникшего противоречия.

Статья с незначительными изменениями опубликована в «Журнале Новой экономической ассоциации», №12 (http://journal.econorus.org/).
Евгений Балацкий

Написать комментарий

правила комментирования
  1. Не оскорблять участников общения в любой форме. Участники должны соблюдать уважительную форму общения.
  2. Не использовать в комментарии нецензурную брань или эвфемизмы, обсценную лексику и фразеологию, включая завуалированный мат, а также любое их цитирование.
  3. Не публиковать рекламные сообщения и спам; сообщения коммерческого характера; ссылки на сторонние ресурсы в рекламных целях. В ином случае комментарий может быть допущен в редакции без ссылок по тексту либо удален.
  4. Не использовать комментарии как почтовую доску объявлений для сообщений приватного характера, адресованного конкретному участнику.
  5. Не проявлять расовую, национальную и религиозную неприязнь и ненависть, в т.ч. и презрительное проявление неуважения и ненависти к любым национальным языкам, включая русский; запрещается пропагандировать терроризм, экстремизм, фашизм, наркотики и прочие темы, несовместимые с общепринятыми законами, нормами морали и приличия.
  6. Не использовать в комментарии язык, отличный от литературного русского.
  7. Не злоупотреблять использованием СПЛОШНЫХ ЗАГЛАВНЫХ букв (использованием Caps Lock).
Отправить комментарий
16.12.2011 0 0
Екатерина Блюдцева:

Если Вы думаете, что за рубежом наука об экономике и менеджменте устроена как-то иначе, то глубоко ошибаетесь. Состоя в нескольких зарубежных научных ассоциациях, я наблюдаю до боли знакомый междусобойчик, перекрестное цитирование и рецензирование, да и публикуемые статьи по большей части представляют собой глубинное ковыряние очевидного. Жемчужины подлинной научной мысли встречаются за рубежом ничуть не чаще, чем в России. Автор статьи прав, что индекс цитируемости - миф и игрушка для щекотания тщеславия. Но зато бюрократам от науки - так удобно, а коррупционерам - так хлебно! Так что, возможно, научная мысль когда-то и умрет, но журналы и индексы будут жить вечно.

16.12.2011 0 0
Игорь Лавровский:

Предлагаю коммерчески рейтинговать академические институты по ставкам аренды использования их площадей коммерческими организациями. Тогда станет понятней, кто из них кормится за счёт оптовой торговли, а кто за счёт автосервиса...

16.12.2011 0 0
Ирина Алешина:

Вопрос об академических журналах по экономике в РФ – это вопрос о том, кто и как должен финансировать научные исследования (по экономике, менеджменту, бизнес-администрированию) в РФ. Если это должен финансировать госбюджет – то в какой мере и с какой целью…С целью повышения качества экономического и бизнес-образования? С целью поддержки экспертного сообщества ученых…обеспечивающих интеллектуальную поддержку качественного роста экономики? Если это должен финансировать бизнес и частный потребитель информации и образовательных услуг – то это отчасти другие интересы. При том понятно – что это все взаимосвязано, поскольку работодателям нужны образованные конкурентные кадры, которые «решают все». Посмотрите, с каким пристрастием и разборчивостью отбирают кадры даже самые захудалые и вроде бы дышащие на ладан российские компании. Хотят получить лучших из лучших, надеясь на фантастический взлет. Потому что конкуренция. . Ведущие международные академические журналы по экономике , скорее всего – американские и британские, на английском языке. Кто их содержит, как и фундаментальные научные исследования? Глобальный бизнес, глобальная образовательная среда, система платного университетского образования. Вспомним о всеобщем платном высшем профессиональном образовании в США и Британии. О том, что высшее образование США – ведущая экспортная отрасль страны. Что весь развитой мир учится по учебникам американских авторов менеджменту, бизнес-администрированию и уж точно, - маркетингу, и скорее всего – и экономике. Т.е. американская наука финансируется мировым сообществом – студентами, платящими оч. приличные деньги за образование; фондами-грантами, филантропами университетов. Вот почему американские академические журналы могут себе позволить быть независимыми от Минобра и ВАКа, от чиновничества и администрации любого университета и думать о своей репутации в ученом сообществе в категориях конкурентоспособности на глобальном рынке знаний. И не думать о том, а где взять бумагу и чернила, деньги для печати. Кстати, издаются эти журналы чаще всего не самими университетами, а крупными издательскими компаниями, которые и думают о бумаге и финансировании, о работе с клиентами-подписчиками – университетами, корпорациями, организациями и частными лицами. А главреды (а вот это уже часто университетские преподаватели-ученые – авторитетные эксперты в тематической области журнала) думают о контенте, о качестве статей, о слепом рецензировании и экспертном сообществе. А как насчет российской вузовской экономической и управленческой науки? Масштаб оборотов исследований российских вузов по исследованиям и образовательным услугам можно поискать в Инете. Но можно предположить, что он на порядки ниже американских. Соответственно и масштаб , охват аудитории писателей-читателей русскоязычных академических журналов по экономике не сопоставим с охватом американских журналов. Которые при том уже давно, кстати, в Интернет – в глобальных сетях – EBSCO, PROQUEST, EMERALD. Правда, вход в жти базы – по паролю, но крупные российские вузы подписаны на эти базы. Почему в базах мировой периодики нет или практически нет российских журналов – это вопрос того же порядка – почему на рынке США (Британии. Франции и т.д.) нет российского компьютера, российского сотового телефона, российского автомобиля и т.д. При том, что на локальном российском рынке (и в отдаленных точках развивающихся стран) есть российские автомобили. И на них есть кому ездить, в РФ, в частности. Может ли российская экономическая наука конкурировать за сферы влияния и долю мирового рынка научных исследований с американской (британской и т.д.)? Может быть, отчасти в той степени, в которой российская экономика (и рынки, прежде всего, среда инвестиций и потребления) интересны мировому сообществу. По поводу научных (академических журналов). Российский Бизнес их практически НЕ читает. По следующим причинам: 1) Мало знает английский 2) Бизнес интересуют больше прикладные разработки («какие кнопки нажимать»), чем теория. Академические журналы точно также почти не читает и британский, например, бизнес, больше полагаясь на «серые» источники – открытую информацию в интернет, пусть не оч. Качественную, зато быструю и весьма разнообразную. Академические (т.е. научные) журналы читают «академики», т.е. исследователи академической сферы, мотивированные вести фундаментальные (т.е теоретические в основном) исследования для ученой степени или научных публикаций. НУ и возможно, аналитики топ-уровня крупных компаний, в которых ведутся фундаментальные исследования. В т.ч. потому что подписка на глобальные базы научной периодики для малого и среднего бизнеса достаточно обременительна, также как и фундаментальные и теоретические исследования, если они не являют собой основную деятельность компании. Какие факторы здесь работают еще. С ростом скоростей смены технологий, Жизненый цикл знаний укорачивается, так же как и ЖЦ продуктов (товаров). Потому знания могут выходить на рынок в «сыром» виде, не окончательно готовом. Поскольку важнее вовреям увидеть тренд, чем влезть в детали (которые все равно меняются быстро). Написать и разместить статью быстрее в Интернете, чем в бумажном журнале (просто в силу технологии паблишинга и культуры интерет-коммуникаций). Соответственно – слепое рецензирование – которое, согласитесь, требует дополнительного времени – здесь менее важно. Т.к. важна скорость. Когда и кем будет признан приоритет интернет-публикаций в РФ – это вопрос. Можно сказать, что системы self-publishing (автор сам издает свою книгу в интернете на спецсайте паблишера и получает отчисления от покупателей уже работают в США на аудитории писателей и читателей значительной части мира. Движение в эту сферу российских авторов задерживается проблемами проведения им платежей за публикации - э-валюты , в частности Pay Pal. Можно не сомневаться – как только этот вопрос разрешится, ряды российских бумажных паблишеров (не освовиших десяток лет назад систему print-on-demand даже на бумаге) еще больше поредеют. Также как российские граждане вполне комфортно пользуются американскими почтовыми и прочими сервисами, они завтра будут пользоваться американскими паблишинговыми сервисами. Ситуация с российскими журналами, наукой и образованием сегодня - это вопрос глобальной конкуренции на рынке знаний. Что останется российским бумажным журналам через 3-5 лет, …можно предположить, что американские журналы это пока что не слишком волнует. Важнее вопрос – как российским вузам интегрироваться в международные процессы генерации знаний и образования, как взаимодействовать, как сегментировать и «делить» рынки потребителей знаний, которые и сейчас и в обозримой перспективе весьма неоднородны по всем располагаемым ими ресурсам – когнитивным, финансовым, временным и другим. Очевидно также и то, что разные российские университеты уже сконцентрировали ресурсы на тех или иных сегментах российского (и международного тоже!) образовательного рынка – целенаправленно или инерционно, в силу обстоятельств. Например, заметно, что ВШЭ ориентируется на западные стандарты работы, ряд школ бизнеса РФ уже аккредитованы западными ассоциациями бизнесобразования. Такая же концентрацию ресурсов по сегментам (мировой рынок, внутрироссийский рынок, рейтинги студентов и преподавателей), похоже, формируется и внутри университетов, разворачивающейся в РФ системой выбора курсов студентами и преподавателей для бакалавриата. Будет она происходить в сфере генерации научных (в тч прикладных) знаний. И не исключено, что сегментацию игроков и потребителей на рынке генерации знаний будут вести уже новые институты (возможно, глобальные и распределенные, ситуационные и лишь отчасти академические (в смысле университетские)), отличные от традиционных централизованных внутрироссийских, меж- и внутриуниверситетских.

15.12.2011 0 0
С.А. Толкачев:

Статья непоследовательная, точнее многовекторная. Рейтинги журналов, взаимосвязь рейтингов журналов и рейтингов университетов, падение значимости академических журналов - всё это отдельные темы для дискуссиий. Соглашусь с трендом падения роли академических журналов, хотя бы из-за огромного и продолжающего расти количества таковых. Конечно, рост числа журналов частично отражает тенденцию усиления дифференциации и специализации экономической науки. Но, многим светлыми умами уже отмечено, что рост специализации не обязательно означает прогресс самой науки. Иногда это свидетельствует об усилении степени профессионального кретинизма. А иногда еще хуже. В современной России самый плюгавенький вузишко, прилепивший себе неведомыми путями гордое название "Университет", тут же стремится обзавестись собственным "Вестником университета" с тиражом 5+0 экземпляров, как отметил выше г-н Лавровский. Научный контент такого журнала весьма далек от принципов специализации, даже наоборот, авторы с упоением открывают принципы организации всего и вся, изобретают очередной велосипед каменного века и искренне гордятся подобными публикациями. Кстати, очень часто подобные журналы входят в пресловутый ВАКовский список. Последний уже настолько скомпрометирован административно-коммерческой ориентацией, что в некоторых узких научных кругах, заботящихся о собственной репутации, уже считается дурным тоном отчитываться «ваковскими» статьями, уж слишком дурно пахнет от всей этой истории. Вспоминаю как покойный академик Д.С. Львов, вернувшийся с заседания ВАКа (в 06 или 07 году) на котором было принято то эпохальное решение, с нарочитой уверенностью в голосе сообщил, что ВАК будет самым жестким образом следить за коррупционной чистотой взаимоотношений редакции осчастливленных журналов и авторов. К сожалению, российская институциональная среда такова, что надеяться на «неловушечность» подобных нововведений все равно, что рассчитывать на появление особых кристально чистых («ваковских») подразделений ГИБДД, не берущих взяток. В Ростове-на-Дону как-то сформировали подобное женское подразделение, чем прославились на всю страну (вплоть до репортажей по центральному телевидению), но спустя год начальник городского ГИБДД по-тихому расформировал его по причине ... коммерческой нерентабельности – ну стеснялись девчата взятки брать на виду у всех в центре города. Таким образом, росту количества научных журналов способствуют как усиление профессиональной направленности науки, так и деградация научного сообщества в силу насильственного внедрения в его среду коммерческих принципов существования. Задача рейтингования отсюда возникает автоматически, для отсеивания зерен от плевел. И вот здесь вырастает главная проблема, заставляющая переосмысливать всю эту пирамиду. «А судьи кто?» На Западе это те профессиональные кретины, которые проспали кризис и, соответственно, про...ли авторитет экономической науки. Любое количество нобелевских и прочих значков на лацканах мундиров не спасает их от категорического императива английской Королевы, которая, посетив Лондонскую школу экономики, (кстати, элитно рейтингованный вуз мира) без обиняков спросила: ... так фигли же вы.... здесь сидите. А в России в роли судей предстанет вся эта доблестная гвардия академических чиновников от науки и образования, обремененные степенями и званиями менеджеры финансовых потоков, сгруппированные в кланы и корпорации. А как же иначе, где вы возьмете чистых и беззаветных служителей науки для беспристрастного рейтингования, если даже в святая святых, в РАНе доля «чистых» ученых, т.е. не бизнесменом и не администраторов среди член-корров и академиков стремительно падает. Кто-же будет объективно оценивать научные журналы, если бизнес-академикам заниматься этим просто смешно и неинтересно, а бюрократ-академикам, встроенным в пресловутую вертикаль власти, очень интересно, но все равно смешно. Если рассчитывать на беспристрастное голосование «широкой научной общественности», то придется испытать те же прелести корпоративности и некомпетентности на низовом уровне. Отсюда вытекает главный «оптимистический» вывод: заимствовать институт рейтингования научных журналов от Запада нам категорически воспрещается, все предпосылки для появления соответствующей институциональной ловушки в нашей дымящейся на развалинах экономической науки не просто созданы, но и алчно жаждут, подобно истосковавшейся по дождю иссушенной почвы.

14.12.2011 0 0
Игорь Лавровский:

В российских академических журналах есть такие чудеса, как очередь и квота, что означает, что авторы должны подолгу дожидаться опубликования, и если уж в одном году опубликовался, то следующий раз опубликуют не раньше, чем в следующем году. Вузовские издания --- привожу пример тиража - 50 экз., --- это вообще непонятно, что такое. Серьёзных конференций ни вузы, ни академия не проводят. Премии и конкурсы - награждение самих себя. Отсюда мой вывод: экономическая академическая наука в России умерла. Жизнь переместилась в коммерческий сектор -- в консалтинговые компании и политорганизации. Такие издания, как "Капитал страны", --- хорошая идея, но (пардон, Евгений) сильно испорчена отсутствием элементов предварительного рецензирования, научного редактирования и модерирования. В результате средний уровень невысок.

Статьи

Победа в Сирии как предвыборный шаг. Почему опыт войны лучше оставить в третьем сроке Путина

Победа в Сирии как предвыборный шаг. Почему опыт войны лучше оставить в третьем сроке Путина
Политика

Секреты против санкций. Какую информацию правительство и Госдума закроют от Запада

Секреты против санкций. Какую информацию правительство и Госдума закроют от Запада
Экономика 1

«Бизнес вряд ли останется в минусе». Вернут ли санкции США миллиарды долларов в Россию

«Бизнес вряд ли останется в минусе». Вернут ли санкции США миллиарды долларов в Россию
Интервью и комментарии

Олимпиада как поражение, Путин как победа. Что говорят о выдвижении президента на четвертый срок его обстоятельства

Олимпиада как поражение, Путин как победа. Что говорят о выдвижении президента на четвертый срок его обстоятельства
Политика 1

Узнай, страна

Куряне – в лидерах по экологии

Куряне – в лидерах по экологии

В Курске состоялось заседание дискуссионного клуба «Честно говоря»

В Курске состоялось заседание дискуссионного клуба «Честно говоря»

Новости компаний

Целлюлозно-бумажная промышленность России-это один из важнейших драйверов развития экономики страны

Целлюлозно-бумажная промышленность России-это один из важнейших драйверов развития экономики страны

Сергей Катырин: Прошлое – это опора для выстраивания будущего

Сергей Катырин: Прошлое – это опора для выстраивания будущего

Новости СМИ

Наши
партнеры

«Деловая Россия» — союз предпринимателей нового поколения российского бизнеса
«Терралайф» - рекламное агентство полного цикла
Dawai - Австрия на русском: новости, туризм, недвижимость, объявления, афиша
МЭЛТОР - мастер электронных торгов
Капитал страны
ВКонтакте Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter