Капитал страны
Капитал Страны
ENGLISH
22 ИЮЛ, 11:57 МСК
USD (ЦБ)    63,4888
EUR (ЦБ)    73,9327

22 ИЮЛ, 11:57 МСК
USD (ЦБ)    63,4888
EUR (ЦБ)    73,9327

Победа в Сирии как предвыборный шаг. Почему опыт войны лучше оставить в третьем сроке Путина

13 Декабря 2017 4170 0 Политика
Победа в Сирии как предвыборный шаг. Почему опыт войны лучше оставить в третьем сроке Путина

Одиннадцатого декабря президент России Владимир Путин впервые прибыл в Сирию и отдал приказ российским военным завершить операцию и отбыть в места постоянной дислокации на родине. Секретный визит стал частью предвыборной кампании президента. Почему на этом война не закончится и какие могут быть последствия у победы?

Предвыборная сцена

О прилете Путина на российскую авиабазу Хмеймин в Сирии 11 декабря заранее ничего не сообщалось. Президент направился в дипломатический тур «по курортам» – на встречу с лидерами Турции и Египта, а между ними на борту летающего командного пункта Ту-204 приземлился в Сирии. Сообщение, которое он привез военнослужащим и всем российским гражданам, витало в воздухе как минимум с октября: военную операцию в Сирии решено было закончить в декабре, под выборы.

Иначе объявить о выводе части войск и техники президент не мог – он уже делал это два раза из безопасных мест в Сочи и Кремле в марте и декабре 2016 года. Правда, ровным счетом ничего не менялось: Военно-космические силы России продолжали совершать боевые вылеты, мировое сообщество обвиняло президента Сирии Башара Асада в химических атаках, дипломатические усилия по урегулированию конфликта приводили к переменному успеху.

Тем временем отношение россиян к сирийской кампании менялось и к середине октября 2017 года, по данным ФОМ, сторонников вмешательства в конфликт было 52% граждан (26% против, 22% не определились), оптимистов, считающих, что Россия скоро добьется поставленных целей – 36% (34% не скоро, 5% не добьется). Порядка 39% называли расходы на военные действия за рубежом оправданными (42% неприемлемыми, 19% затруднились ответить). Цифры показывали, что страницу с Сирией в современной истории страны пора было переворачивать.

Поэтому на протяжении последнего месяца россиян «бомбардировали» сообщениями о разгроме террористов запрещенного в России «Исламского государства», Генштаб и Минобороны, несмотря на возникающие очаги сопротивления, рапортовали об окончательной победе. Таким образом, президент повел под массированной информационной кампанией черту, лично прибыв на сирийскую военную базу. Он поблагодарил за службу и отдал приказ отправиться в места постоянной дислокации 25 самолетам и вертолетам, спецназу и военной полиции.

Однако на самом деле Россия, как и в предыдущие два раза, конечно же, не собирается покидать Сирию: в Пентагоне в течение двух дней после визита Путина не зафиксировали существенного вывода военного контингента, а вернувшись в Москву, президент предложил депутатам одобрить соглашение о расширении военно-морской базы в Тартусе. Более того, если обстановка резко изменится (а бои с ИГИЛ все еще идут), России придется немедленно «вернуться». Не говоря уже о том, что ближайший союзник Москвы по Сирии Иран предпочел бы, чтобы Россия пребывала на месте постоянно.

Тем не менее телевизионная картинка Верховного главнокомандующего в Сирии, приуроченная к выборам 2018 года, сняла многие острые вопросы перед большой пресс-конференцией «основного кандидата». Интервенцию в Сирию в конце лета – начале осени 2015 года планировали провести в режиме блицкрига. Между тем с момента получения президентом разрешения Совета Федерации 30 сентября 2015 года на использование войск за границей прошло больше двух лет. И все же Сирия, вопреки прогнозам большинства экспертов, не стала для России вторым Афганистаном, национальной катастрофой и травмой. С одной стороны, относительно небольшие человеческие потери обусловил характер военных действий – дистанционная, бесконтактная война, с другой – использование в качестве пехоты частных военных компаний.

Одна на всех

Не успел Путин объявить о победе над террористами и пригрозить им в случае «поднятия головы» обрушить «такие удары, которых они пока не видели», как президент США Дональд Трамп при подписании военного бюджета объявил о победе Вашингтона над ИГИЛ в Сирии и Ираке. Правда, и до него западные политики критиковали присвоение Россией лавров победителей, что даже заставило официального представителя МИД РФ Марию Захарову продемонстрировать тонкости отечественной дипломатии и придумать неологизм: «Решили скапитализдить» – так она прокомментировала слова французского министра иностранных дел Жан-Ива Ле Дриана.

Российский политический класс возбудила «наглость» американских «партнеров» и на внутреннюю аудиторию они начали делать заявления. В действительности же следует признать – военное вторжение в Сирию ВКС России никогда не было особо популярно среди российских граждан, испытывавших на себе всю тяжесть экономического кризиса. Власти через ежедневную пропаганду по телевидению так и не добились убедительности аргументов «за» участие страны в ближневосточном конфликте. Если Россия купировала угрозу терроризма на дальних подступах, то, как так вышло, что взрыв в метро Санкт-Петербурга произвел террорист из Средней Азии? Причем сделал он это в день пребывания в городе президента, когда принимаются меры повышенной безопасности.

Реальные цели были совершенно иные: краткосрочная кампания затевалась, во-первых, чтобы не дать режиму президента Асада, потерявшему контроль над более чем 70% территории страны, пасть под натиском сирийской оппозиции. Во-вторых, за счет военной интервенции Москва надеялась открыть диалоговое окно с Западом и, отодвинув разногласия по Украине, объединиться в коалиции против терроризма на Ближнем Востоке. В первом случае Россия одержала блестящую победу и оставила «кровавого тирана», как его называют на Западе, у власти – до 2021 года Вашингтон, требовавший отставки Асада, согласился терпеть его в качестве сирийского лидера и даже предполагает, что и после этого срока он останется президентом страны.

Во втором – коалиция Запада во главе с США, отказавшаяся действовать заодно с Россией, почти самостоятельно, без российского участия уничтожила ИГ. Пока Россия спасала «рядового» Асада от разгрома, нанося удары преимущественно по повстанцам и оппозиции, среди которых тоже были террористы, коалиция США била точно по ИГ в Сирии и Ираке. Так халифат был уничтожен в Мосуле, Ракке и на берегу Евфрата. Российский же вклад ограничивается взятием второстепенного по значению города Пальмира. При этом наблюдатели не раз отмечали, что сирийская правительственная армия не сталкивается с войсками халифата – так, будто между ними была договоренность о нейтралитете.

Понятно, что борьба с терроризмом была пропагандистским прикрытием для операции по поддержке «легитимной» власти и идеи о неприкосновенности суверенитета. С начала цветных революций на постсоветском пространстве и арабской весны угроза суверенитету со стороны гражданского общества и внешнего влияния на политическую ситуацию очень сильно беспокоят хозяина Кремля. Но наконец-то он дал решительный отпор Западу: свергать «тиранов» по своей прихоти США уже не смогут.

Последствия победы

Тем не менее, защищая Асада и отвергая обвинения в использовании его режимом химических атак против собственного населения, Россия противопоставила себя в Совбезе ООН всему мировому сообществу и подорвала свои позиции на будущее.

Более того, проблема Сирии для России заключается не в самой Сирии, а в том, что она стала успешным опытом лично для Путина по вторжению в чужое государство, в котором у России нет никаких национальных интересов. Совершив интервенцию в Сирию, Путин на четвертом (фактически пятом) сроке может ввести войска в любую горячую точку на Ближнем Востоке, где проявит себя «международный терроризм», то есть там, где возникнет вооруженная оппозиция местному режиму, возможно, поддерживаемая внешними игроками. Не исключено, что он сделает это в том числе и для решения внутриполитических задач, что само по себе неизбежно, поскольку реальных интересов в отношении Ирака или, например, Судана у России нет.

Единственная понятная цель – показать свою влиятельность, незаменимость и возможность пожертвовать внутренним развитием ради эфемерных геополитических целей. На самом же деле Россия попросту не в том экономическом состоянии, чтобы вмешиваться во внутренние дела государств Ближнего Востока и играть заметную роль в крайне конфликтном регионе.

Поскольку победа в Сирии – часть предвыборной кампании, хотелось бы получить гарантии, что в следующие шесть лет Россия не будет влезать в конфликты на Ближнем Востоке, которые никак не касаются страны. В том числе за эти гарантии можно было бы отдать свой голос. Однако ясно, что никаких гарантий после президентского срока 2012-2018 годов быть не может в принципе. И Сирия тому – пример.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции.

Александр Мельников

Написать комментарий

правила комментирования
  1. Не оскорблять участников общения в любой форме. Участники должны соблюдать уважительную форму общения.
  2. Не использовать в комментарии нецензурную брань или эвфемизмы, обсценную лексику и фразеологию, включая завуалированный мат, а также любое их цитирование.
  3. Не публиковать рекламные сообщения и спам; сообщения коммерческого характера; ссылки на сторонние ресурсы в рекламных целях. В ином случае комментарий может быть допущен в редакции без ссылок по тексту либо удален.
  4. Не использовать комментарии как почтовую доску объявлений для сообщений приватного характера, адресованного конкретному участнику.
  5. Не проявлять расовую, национальную и религиозную неприязнь и ненависть, в т.ч. и презрительное проявление неуважения и ненависти к любым национальным языкам, включая русский; запрещается пропагандировать терроризм, экстремизм, фашизм, наркотики и прочие темы, несовместимые с общепринятыми законами, нормами морали и приличия.
  6. Не использовать в комментарии язык, отличный от литературного русского.
  7. Не злоупотреблять использованием СПЛОШНЫХ ЗАГЛАВНЫХ букв (использованием Caps Lock).
Отправить комментарий

Статьи

«Инвестирование ожиданий». Как найти психологический комфорт в ожидании и неопределенности

«Инвестирование ожиданий». Как найти психологический комфорт в ожидании и неопределенности
Бизнес и психология

«Нас никто не слушал. Послушайте сейчас». Минобороны России представило сразу шесть видов новейшего российского вооружения

«Нас никто не слушал. Послушайте сейчас». Минобороны России представило сразу шесть видов новейшего российского вооружения
Новые возможности 1

Шакро Молодой, мешок денег и угроза для СК. В чем обвиняют генерал-майора Александра Дрыманова

Шакро Молодой, мешок денег и угроза для СК. В чем обвиняют генерал-майора Александра Дрыманова
Политика

«Продолжат следовать обозначенным курсом». Почему встреча Путина и Трампа ни на что не повлияет

«Продолжат следовать обозначенным курсом». Почему встреча Путина и Трампа ни на что не повлияет
Интервью и комментарии

Узнай, страна

На открытии сельских спортивных игр в Курской области впервые зазвучит специально написанный гимн

На открытии сельских спортивных игр в Курской области впервые зазвучит специально написанный гимн

В 2018 году в поселке Северный появится новый газопровод

В 2018 году в поселке Северный появится новый газопровод

Новости компаний

Процессам коммерциализации интеллектуальной собственности в науке требуется общественный мониторинг

Процессам коммерциализации интеллектуальной собственности в науке требуется общественный мониторинг

Со «100 надеждами бизнеса» ТПП РФ попала прямо в точку, считает Владимир Гищенко

 Со «100 надеждами бизнеса» ТПП РФ попала прямо в точку, считает Владимир Гищенко

Новости СМИ

Наши
партнеры

«Деловая Россия» — союз предпринимателей нового поколения российского бизнеса
«Терралайф» - рекламное агентство полного цикла
Dawai - Австрия на русском: новости, туризм, недвижимость, объявления, афиша
МЭЛТОР - мастер электронных торгов
Капитал страны
ВКонтакте Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter