Капитал Страны
20 ОКТ, 12:04 МСК
USD (ЦБ)    57,5118
EUR (ЦБ)    67,9333
ИЗМИР

Завершение эпохи москвоцентричности

5 Сентября 2013 49151 0 Исследования
Завершение эпохи москвоцентричности

Экономическое доминирование Москвы – устоявшийся факт. Однако в условиях неопределенности экономического развития сохранит ли она свое лидерство? Составят ли Московская область, Санкт-Петербург и Ленинградская область конкуренцию Москве за трудовые и финансовые ресурсы? Займут ли ее место?

Постановка задачи.

Два города федерального значения – Москва и Санкт-Петербург – являются точками концентрации социальных и экономических ресурсов страны, образуют наиболее емкие и соответственно популярные локальные рынки сбыта, их городская недвижимость является одним из самых безрисковых и доходных объектов для инвестирования.

Официальная статистика показывает, что Москва и Санкт-Петербург в 2012 году давали рабочие места соответственно 9,4% и 4% занятых в России, а в 2000 году – 7,8% и 3,5%. Значения структурных показателей по численности населения мало отличаются от долей регионов по численности занятых: на начало 2012 года доля населения Москвы составляла 8%, а в Санкт-Петербурге – 3,5%.И хотя столичный и северный мегаполисы не имеют производств, работающих на экспорт, эти города с помощью денежных потоков из остальных регионов России генерируют непропорционально высокий по отношению к занятым трудовым ресурсам объем ВРП. Так, удельный вес ВРП Москвы увеличился соответственно с 20,6% в 1998 году до 22,1% в 2011 году, а ВРП Санкт-Петербурга – с 3,6% до 4,6%.При этом доля ВРП северной столицы медленно, но стабильно росла, а доля ВРП Москвы достигла в 2009 году своего пикового значения - 24,8%.

Для сравнения доля ВРП Нью-Йорка в общем объеме ВВП США в 2010 году оценивалась на уровне 7,7%, а вместе с ВРП Округа Колумбия, в составе которого американская столица Вашингтоном, – 8,4%. Население нью-йоркской агломерации в том же году насчитывало 19,4 млн.чел. и в общей численности населения США занимало 6,3%. Население Округа Колумбия сравнительно минимально – всего 0,6 млн.чел.[1].

Безусловно, в паре российских городов федерального значения «жирным котом» является российская столица, чей вклад в указанные диспропорции является основным. В современной научной литературе имеется достаточно много работ о социально-экономическом кризисе развития столицы, естественных, инфраструктурных ограничениях: отсутствие площадок для нового жилищного строительства, перегруженность сети городских дорог и общественного транспорта. Исчерпание ресурсов для экстенсивного развития бизнеса в Москве стало толчком к оперативному расширению ее территории и соответственно пространства для предпринимательской деятельности, хотя формально ничто не мешает инвестициям переходить за пределы МКАД и без присоединения к Москве областных территорий.

В целом, экономическое доминирование Москвы в настоящее время не вызывает никаких сомнений. Однако в свете неопределенности вектора дальнейшего экономического развития российской столицы надолго ли сохранится это лидерство в масштабе Центрального федерального округа, России в целом? Сможет ли Московская область и Санкт-Петербург с Ленинградской областью составить конкуренцию Москве за трудовые и финансовые ресурсы и занять ее место в обозримой перспективе? Исследованию этих вопросов будет посвящена данная работа.

Экономическая эпоха Москвы: ожидаемый закат или ренессанс?

В опубликованной в 2007 года работе [2]с использование модели Лотки-Вольтерра была апробирована гипотеза о перспективной трансформации москвоцентричной модели развития российской экономики, построены прогнозы численности занятых в столице и остальной России. Проведенное исследование показало, что в условиях экономического роста эгоистичное всасывание столичным мегаполисом трудовых ресурсов с течением времени будет ослабевать.

В продолжение данной работы и на новом этапе экономического развития целесообразно рассмотреть перспективы развития Москвы в контексте ее взаимосвязи с Московской областью – территориальным гигантом, но экономическим карликом по сравнению с Москвой, регионами Центрального федерального округа и России в целом. Такая матрешечная структура анализа позволит выяснить радиус и характер пространственного влияния мегаполиса. Однако ключевым параметром будет выступать не численность занятых, а валовой региональный продукт (ВРП), значение которого и формирует экономический пузырь в мегаполисе.

В основе методики исследования лежит модель Лотки-Вольтерра, часто именуемая как модель «хищник-жертва». Ее классический вид хорошо известен и в частности представлен в работе[3]. Следуя выбранной схеме анализа, необходимо будет построить модели для следующих пар «Москва – Московская область», «Москва – остальные регионы ЦФО», «Москва – остальная Россия» (далее – соответственно модель «Московский округ», модель «Центральный округ», модель «Федерация»).

Исходные данные для моделирования содержатся в прил. А. Поскольку временной ряд ограничен значениями ВРП за 2011 год, то Москва рассматривается в границах до присоединения к ней части территории Московской области.

    В результате экспериментальных расчетов получены следующие системы уравнений:

  1. для модели «Московский округ» (данные 1998-2011 годов):



    где ∆X - годовой прирост ВРП Москвы, млн.руб. (∆X = Xt - Xt-1); ∆Y- годовой прирост ВРП Московской области, млн.руб. (∆Y = Yt - Yt-1). В круглых скобках под коэффициентами уравнений регрессии (2) и (3) указаны значения t-статистики; N – число наблюдений; R2– коэффициент детерминации; DW – коэффициент Дарбина-Уотсона. Регрессии (1)-(2) имеют 10%-ный уровень значимости.

  2. для модели «Центральный округ» (данные 2000-2011 годов):



    где ∆X - годовой прирост ВРП Москвы, млн.руб.; ∆Y - годовой прирост ВРП остальных регионов Центрального федерального округа, млн.руб. Регрессии (3) и (4) имеют уровень значимости соответственно 5% и 10%.

  3. для модели «Федерация» (данные 1998-2011 годов):



    где ∆X - годовой прирост ВРП Москвы, млн.руб.; ∆Y - годовой прирост ВРП остальных регионов Российской Федерации, млн.руб. Регрессии (5) и (6) имеют уровень значимости 10%.

В целом, модели (1)-(6) проходят основные статистические тесты и могут быть признаны работоспособными. Процент необъясненной дисперсии в уравнениях (1)-(6) может быть отнесен на субсидии федерального бюджета регионам, уровень мировых цен на нефть и другие факторы.

Следует обратить внимание на универсальность аналитического вида эконометрической зависимости для динамики ВРП Москвы (см. уравнения (1), (3) и (5)). Получаем, что динамика прироста ВРП российской столицы, а также регионов Центрального федерального округа (см. уравнение (4))практически на 50% зависит исключительно от своего ретроспективного значения. Применительно к российской столице данный вывод высвечивает очень нездоровую ситуацию, когда отсутствует механизм обратных связей и мегаполис (в лице федеральной власти) может только сам сдержать свой аппетит.

В отличие от Москвы ВРП Московской области и совокупности остальных регионов России, исключая Москву на половину обуславливается достигнутым значением ВРП за прошедший период и взаимодействием с экономикой столичного мегаполиса. Однако отрицательный коэффициент у произведений Xt-1Yt-1 показывает невыгодность для Московской области и остальной России соприкосновения с Москвой.

Модели «Московский округ», «Центральный округ» и «Федерация» позволяет сформировать прогнозные траектории ВРП Москвы, Московской области и рассматриваемых совокупностей регионов, которые представлены в табл. 1.


Таблица 1 – Прогнозные значения ВРП в 2012-2020 годах, млн.руб. (в ценах 2011 года).
Год
Модель «Московский округ»
Модель «Центральный округ»
Модель «Федерация»
Москва Московская область Москва Остальные регионы ЦФО Москва Остальные регионы России
2011
(факт.)
10 021 556,8
2 243 264,0
10 021 556,8
6 148 891,7
10 021 556,8
35 243 664,8
2012
10 097 389,0
2 464 635,9
10 144 637,6
6 369 385,7
10 097 389,0
37 736 054,0
2013
10 130 162,2
2 785 413,4
10 162 914,1
6 554 695,2
10 130 162,2
41 107 613,7
2014
10 143 979,0
3 266 044,6
10 165 132,8
6 734 589,2
10 143 979,0
45 807 009,6
2015
10 149 741,1
3 993 921,2
10 165 393,5
6 913 822,4
10 149 741,1
52 423 825,2
2016
10 152 133,2
5 099 823,6
10 165 424,0
7 092 977,9
10 152 133,2
61 770 792,7
2017
10 153 124,3
6 781 751,0
10 165 427,5
7 272 124,4
10 153 124,3
74 988 144,6
2018
10 153 534,7
9 340 529,4
10 165 427,9
7 451 269,8
10 153 534,7
93 684 818,2
2019
10 153 704,5
13 233 686,8
10 165 428,0
7 630 415,1
10 153 704,5
120 135 236,8
2020
10 153 774,8
19 157 291,6
10 165 428,0
7 809 560,3
10 153 774,8
157 556 388,3

Данные табл. 1 позволяют сделать следующие выводы.

Во-первых, все три модели свидетельствуют об экономической стагнации Москвы на фоне динамичного развития противопоставляемых объектов: Московской области, регионов ЦФО и регионов России в целом. Согласно модели «Федерация» прогнозируемое сдувание столичного экономического пузыря в 2017-2018 годах приведет в соответствие долю ВРП мегаполиса доле его населения, если, конечно, численность городских жителей не будет убывать по сравнению с текущим уровнем.

Во-вторых, модель «Московский округ» закладывает экспоненциальный рост ВРП Подмосковья, объем которого в 2017 года становится сопоставимым, а с 2018 года превосходит прогнозный объем ВРП регионов ЦФО по модели «Центральный округ». Данное противоречие требует комментариев. На наш взгляд, выявленная нестыковка в прогнозных оценках обусловлена не только точностью эконометрических уравнений, но и двойственным влиянием мегаполиса на Московскую область и регионы ЦФО в целом. Если окутывающее мегаполис Подмосковье имеет больше возможностей принимать перелив из города капитала и трудовых ресурсов и за счет этого развиваться, то из остальных регионов Центрального федерального округа Москва просто отжимает ресурсы, тем самым снижая потенциал их экономического роста. Таким образом, в радиусе 100 км от МКАД влияние Москвы можно считать позитивным, но за пределами Подмосковья столица играет деструктивную роль.

У рассмотренных моделей есть ограничение, состоящее в том, что в них не мог быть формально учтен эффект состоявшегося в 2012 году присоединения к Москве части территории Московской области, освоение которой, как ожидается, должно отразиться на ВРП столицы. Тем не менее, прогнозируемый экспоненциальный рост ВРП Подмосковья по модели «Московский округ» отражает потенциал экономической перспективы расширения границ Москвы.

Таким образом, результаты модельных построений говорят о закате эпохи москвоцентричности на федеральном уровне, в рамках Центрального федерального округа и во взаимодействии с Московской областью.

Применяя матрешечную схему анализа к исследованию экономического взаимодействия северной столицы с регионами своего ближнего и дальнего окружения удалось построить модель Лотки – Вольтерра только для пары «Санкт-Петербург – Ленинградская область» (далее – модель «Ленинградский округ»). Отрицательный результат моделирования имеет экономическое подтверждение. В масштабах страны Санкт-Петербург не имеет достаточного социального и экономического веса, чтобы играть отдельную роль на макроуровне. Его структурные показатели по численности населения и ВРП весьма далеки от того уровня, с каким национальной экономике нужно считаться. В то же время позиции Санкт-Петербурга среди остальных регионов СЗФО трудно назвать лидирующими, поскольку в отличие от ЦФО региональный индекс Джини в округе более умеренный, а именно в 2,5 раза ниже, чем в ЦФО [4]. Многие из регионов СЗФО имеют развитый производственный сектор, в том числе выпускающий продукцию на экспорт, и влияние на них со стороны Санкт-Петербурга является больше культурным, чем экономическим.

Итак, модель «Ленинградский округ» принимает следующий вид:




где ∆X - годовой прирост ВРП Санкт-Петербурга, млн.руб.; ∆Y - годовой прирост ВРП Ленинградской области, млн.руб. Регрессии (7) и (8) имеют уровень значимости 5%.

Анализ спецификаций регрессионных уравнений показывает, что Ленинградская область, в 4 раза уступающая северной столице по объему ВРП, выигрывает от «пересечения» с экономикой Санкт-Петербурга, но проигрывает от масштаба экономики города (об этом свидетельствуют знаки коэффициентов при независимых переменных в уравнении (8)). Диаметрально противоположная картина отмечается для экономики самого города, которому выгодна экономическая мощь окутывающей его области, но соприкосновение с ней оборачивается потерями (уравнение (7)). Таким образом, прямые и обратные связи в паре «Санкт-Петербург – Ленинградская область» являются работоспособными и не дают шанса реализоваться полисоцентричной модели развития.

Прогнозные значения ВРП Санкт-Петербурга и Ленинградской области, полученные с помощью модели «Ленинградский округ», приведены в табл. 2.


Таблица 2 – Прогнозные значения ВРП Санкт-Петербург и Ленинградской области в 2012-2020 годах, млн.руб. (в ценах 2011 года).
Год Санкт-Петербург Ленинградская область
2011(факт.)
2 071 756,9
563 572,0
2012
2 118 977,7
579 512,5
2013
2 182 159,9
596 728,7
2014
2 240 314,8
612 455,9
2015
2 292 875,3
626 673,9
2016
2 340 252,3
639 493,3
2017
2 382 860,6
651 025,3
2018
2 421 101,7
661 377,3
2019
2 455 359,4
670 652,5
2020
2 485 997,4
678 948,9

Данные табл. 2 иллюстрируют, как механизм прямых и обратных связей, отраженный в модели «Ленинградский округ», позволяет выстроить конструктивный режим экономического взаимодействия мегаполиса и области, при котором на этих территориях может одновременно реализовываться экономический рост, хотя и весьма низким (не более 3%) и с течением времени плавно угасающим темпом.

Американскими аналогами Москвы и Санкт-Петербурга можно считать округ Колумбия с Вашингтоном и Нью-Йорк, однако социально-экономические диспропорции между американскими юрисдикциями не представляются излишне негативными. Так, столичный Округ Колумбия в США среди других штатов по душевому ВРП также как и Москва занимает первое место и в 3 раза по этому показателю превосходит Нью-Йорк. Однако из-за низкой численности населения округа, а также распространенности по узкому кругу лиц повышенного душевого ВРП «вашингтонский пузырь» не становится проблемой для пространственной экономики США. Для сравнения, Санкт-Петербург почти в 2,5 раза уступает Москве по численности занятых и в 5 раз - по объему ВРП. В отличии от США экономическое пространство России вулканизирует масштаб «московского пузыря», превосходящий «нью-йоркский пузырь».

Теоретически, северная столица России, приближенная к Европе, может вполне рассчитывать на 2-х кратное превышение производительности труда над средним уровнем по стране, образовав тем самым свой экономический пузырь, как это имеет место в Москве. Однако чтобы этого достичь, Санкт-Петербург должен вступить с ней в конкуренцию как экономически, так и политически. Обращает на себя внимание то, что в современной научной литературе вопросы соперничества российских городов федерального значения практически не рассматриваются, как будто исход конкуренции между ними изначально предопределен или она не может возникнуть по определению. В следующей части исследования будут представлены результаты моделирования конкурентных отношений санкт-петербургского и московского регионов.

«Москвоцентричность» и «питероцентричность»: есть ли экономическая конкуренция агломераций?

Вопрос о конкуренции между двумя столицами актуален с точки зрения поиска новых возможностей уменьшить масштаб московского экономического пузыря. В публичном пространстве состязание Москвы и Санкт-Петербурга почти себя не проявляет, и проведенные экспериментальные расчеты показали отсутствие адекватной модели Лотки-Вольтерра для пары «Москва – Санкт-Петербург», что характеризует отсутствие устойчивых и понятных интеграционных связей между городами.

Учитывая экономическое перемирие мегаполисов, методически целесообразно перейти к поиску интеграционных связей через сопоставление московской и санкт-петербургской агломераций, включающих соответственно Москву, Московскую область и Санкт-Петербург, Ленинградскую область. В результате построения модели «хищник - жертва» для пары этих агломераций по данным 1998-2011 годов были получены следующие эконометрические уравнения (далее – модель «Агломерации»):




где ∆X - годовой прирост ВРП московской агломерации, млн.руб.; ∆Y - годовой прирост ВРП санкт-петербургской агломерации, млн.руб.; WM–логическая переменная, принимающая значение 1 при положительном экономическом росте и значение 0 в условиях рецессии (кризиса). В на рассматриваемом временном период W=0 в 2009 году. Регрессии (9) и (10) имеют уровень значимости соответственно 1% и 5%.

В уравнениях модели «Агломерации» фактор кризиса W занимает центральное место. Если увязать кризис для экономики России с мировыми ценами на нефть, то переменная W означает благоприятность конъюнктуры на основной российский экспорт. Спецификация уравнения (9) показывает полную зависимость прироста ВРП московской агломерации от значения переменной W равного 1. Вместе с тем, фактор кризиса также держит на крючке экономику санкт-петербургской агломерации (уравнение (10)). Анализируя значения коэффициентов при факторе W в обоих уравнениях, можно обнаружить следующую пропорцию распределения нефтяных доходов между агломерациями: 18% - на санкт-петербургскую и 88% – на московскую. Следует также отметить, что в регрессии (10) заложен тонкий ручеек перелива «экономической энергии» из московской агломерации в санкт-петербургскую, о чем свидетельствует положительный знак коэффициента при произведении Xt-1Yt-1. Таким образом, модель «Агломерации» высвечивает схему несимметричного экономического взаимодействия рассматриваемых территорий с нечувствительной для московской агломерации «врезкой» в ее ВРП со стороны северного конкурента.

Спецификации уравнений (9)-(10) при формировании прогноза дают возможность рассмотреть два сценария. Сценарий 1 предполагает отсутствие рецессии (W=1), а сценарий 2 допускает, что она начнется с 2014 года и будет продолжаться неопределенный период (W=0). Прогнозные траектории ВРП московской и санкт-петербургской агломераций представлены в табл. 3.


Таблица 3 –Сценарные прогнозные значения ВРП по модели «Агломерации» в 2012-2020 годах, млн.руб. (в ценах 2011 года).
Год Сценарий 1
(W=1 в 2012-1020 гг.)
Сценарий 2
(W=1 в 2012-1013 гг., W=0 в 2014-2020 гг.)
Московская агломерация Санкт-Петербургская агломерация Московская агломерация Санкт-Петербургская агломерация
2011
(факт.)
12 264 820,8
2 635 328,9
12 264 820,8
2 635 328,9
2012
12 965 082,3
2 840 642,9
12 965 082,3
2 840 642,9
2013
13 665 343,9
3 062 005,4
13 665 343,9
3 062 005,4
2014
14 365 605,4
3 301 220,8
12 049 497,5
2 985 681,7
2015
15 065 867,0
3 560 306,3
10 433 651,1
2 888 467,2
2016
15 766 128,5
3 841 520,5
8 817 804,7
2 770 464,0
2017
16 466 390,1
4 147 397,7
7 201 958,3
2 632 138,0
2018
17 166 651,6
4 480 786,0
5 586 111,8
2 474 325,8
2019
17 866 913,2
4 844 892,2
3 970 265,4
2 298 231,5
2020
18 567 174,7
5 243 333,1
2 354 419,0
2 105 412,6
2025
22 068 482,5
7 914 091,5
-
-
2030
25 569 790,2
12 356 760,1
-
-
2035
29 071 098,0
20 092 587,8
-
-
2040
32 572 405,7
34 190 225,3
-
-

Данные табл. 3 позволяют сделать следующие выводы.

Во-первых, результаты прогнозирования по сценарию 1 показывают, что по темпам прироста ВРП санкт-петербургская агломерация в 2 раза опережает московскую. Этот тренд приводит к наращиванию экономического веса Санкт-Петербурга и Ленинградской области и постепенному сокращению отставания от московского региона. Если в 2011 году отношение ВРП санкт-петербургской агломерации к ВРП московской агломерации составляло 18%, то к 2020 году оно увеличится до 22%. В целом же, сценарий 1 закладывает такой вектор экономического сосуществования территорий, при котором к 2040 году санкт-петербургская агломерация по размеру ВРП превзойдет московскую агломерацию. Фактически, это означает, что территорией для стратегических инвестиций является северная столица и охватывающая ее область, а не традиционная Москва и Подмосковье.

Во-вторых, полученные в рамках сценария 2 прогнозные значения ВРП дают первое представление о развитии событий при возможной «великой экономической депрессии» в России, носящей долгосрочный характер. На фоне представленных оценок важно отметить повышенную устойчивость ВРП санкт-петербургской агломерации к кризису и абсолютную экономическую уязвимость к нему тандема столицы и области.

Итак, комплекс моделей Лотки-Вольтерра позволил приоткрыть будущий экономический ландшафт вокруг городов федерального значения: обнаружил двойственное влияние Москвы на Подмосковье и на остальные регионы Центрального федерального округа; показал завершение эпохи москвоцентричности на примере взаимодействия российской столицы с Московской областью, регионами ЦФО, Россией в целом и перспективное развитие «экономического пузыря» санкт-петербургской агломерации.

Выявленные тренды имеют продолжительный период времени для своей реализации, в течение которого могут произойти события, ломающие, усиливающие, ослабляющие и модифицирующие стратегические режимы развития региональных экономик. В этом контексте наиболее ослабленным фактором пространственного развития является государственная политика, которая в последние десятилетия функционировала преимущественно в антикризисном режиме.

Современная государственная политика по развитию городов федерального значения и перспективный ландшафт экономического пространства

Прежде всего, необходимо отметить, что в настоящее время на официальном уровне не принята стратегия развития Москвы и Санкт-Петербурга – соответственно старшего и младшего города федерального значения. Относительно видения перспектив российской столицы имеется проект Стратегии социально-экономического развития Москвы на период до 2025 года в статусе отчета о НИР, выполненной в 2012 году совместно РАНХиГС и НИУ ВШЭ[5]. Кроме того, столичными властями проведен конкурс по отбору исполнителей для формирования концепции развития Московской агломерации, который состоялся уже после принятия неожиданного и не cпрогнозированного никакими открытыми официальными документами решения о присоединении к Москве юго-западной территории Московской области[5]. Даже в утвержденной в 2009 году Концепции долгосрочного социально-экономического развития России на период до 2020 года не было ни слова об экспансии Москвы в среднесрочной перспективе.

По сравнению с Москвой стратегическое планирование северной столицы существенно отстает. Подготовкой проекта Стратегии социально-экономического развития Санкт-Петербурга до 2030 года занимается АНО «Леонтьевский центр», и, по словам разработчиков, документ будет готов к началу 2014 года[7]. В разработке концепции санкт-петербургской агломерации власти регионов пока не продвигаются, хотя координация их действий представляется необходимой[8].

Если вернуться к Москве, то согласно проекту стратегии ее развития у мегаполиса есть 2 сценария: сохранять текущую роль концентратора капиталов и одновременно социально ориентированного города либо выйти на уровень мирового мегаполиса. Второй сценарий, признаваемый авторами документа предпочтительным, коррелирует с федеральной инициативой превращения Москвы в международный финансовый центр.

На наш взгляд, по-управленчески примитивное присоединение к столице экономически не освоенной и малозаселенной территории Подмосковья реализовало режим экстенсивного развития мегаполиса, тем самым заменив его переход на качественно новый уровень развития и отложив попытку реально претендовать на мировой статус. Оправдание расширения границ Москвы интересами перспективного развития Подмосковья не выдерживает критики, поскольку и до административно-территориальных преобразований ничто не мешало полноценно развивать Московскую область, строить на присоединенных землях ту же инфраструктуру для международного финансового центра.

Реализация режима экстенсивного развития Москвы продиктована опасениями последствий интенсивного сценария. Дело в том, что выход Москвы на новый уровень развития сопряжен с повышением его политической независимости и разрушением конституционно охраняемого принципа о равенстве субъектов Российской Федерации, поскольку статус мирового города означает его соответствие некоторым мировым трендам. Одним из таких трендов является предоставление в новых развивающихся мегаполисах безвизового режима для туристов, краткосрочных деловых поездок, обеспеченный эффективным миграционным контролем и работой полиции. В то же время потребуются социально-экономические реформы внутри города, касающиеся, в частности, реструктуризации целевого назначения недвижимости, пересмотра социальной политики. В конечном итоге, это означает социально-экономическое переформатирование города. Чтобы избежать кризисов на пути превращения Москвы в мировой мегаполис, необходим план и ювелирная его реализация. В настоящее время федеральные и региональные власти идеологически и технологически просто не готовы осуществить урбанистическую революцию в Москве. Таким образом, модель Москвы как мирового города можно отложить в сторону на неопределенный период.

В сегодняшнюю экономическую и политическую повестку дня не включен вопрос о развитии экономической конкуренции между старшим и младшим городами федерального значения. На наш взгляд, выстраивание механизмов соперничества Москвы и Санкт-Петербурга за трудовые ресурсы и инвестиции позволило бы ослабить столичный экономический пузырь и усилить Санкт-Петербург. Поскольку города изначально находятся в неравном положении, для северной столицы целесообразно установить льготный налоговый режим, повышающий инвестиционную привлекательность и увеличивающий налоговые доходы городского бюджета, которые смогут компенсировать конкурентное преимущество Москвы. Альтернативным решением для уравновешивания позиций Москвы и Санкт-Петербурга может выступить переход к последнему статуса столицы, перемещение федеральных органов власти, однако в современных российских условиях это вряд ли осуществимо.

Потенциальными кандидатами в города федерального значения и соответственно макроэкономическими точками роста являются города-миллионеры: Новосибирск, Екатеринбург, Нижний Новгород, Самара, Казань, Омск, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Красноярск и Воронеж. Суммарная численность жителей этих городов по данным Росстата на 1 января 2013 года составила 15 млн.чел., что сопоставимо с общей численностью городского населения Москвы и Санкт-Петербурга на эту же дату (17 млн.чел.). Несмотря на снижение общей численности населения в России в 2000-х годах, количество жителей в городах-миллионерах прирастало, в том числе за счет миграции из малых и средних городов соответствующих регионов, и этот тренд носит устойчивый и долгосрочный характер.

С точки зрения привлечения в свою экономику средств федерального бюджета, крупные города имеют больше возможностей, чем малые, поскольку именно на их территории в основном располагаются находящиеся в федеральной собственности объекты социальных и производственных комплексов, включаемые в федеральные адресные инвестиционные программы. Например, строительство общежитий государственных университетов, подведомственных федеральным органам исполнительной власти, поддерживают и повышают привлекательность соответствующего города, хотя, казалось бы, федеральная собственность не имеет отношение к городскому имуществу.

В современной экономической и региональной государственной политике проблемы развития средних и малых городов весьма не популярны и попадают в центр внимания, как правило, в кризисных условиях. Наиболее проблемными являются моногорода и малые города, в том числе шахтерские. В 2009 году экономический кризис поднял волну социального протеста в моногородах. Однако обещания сформировать отдельную федеральную целевую программу их поддержки не завершились соответствующим постановлением Правительства Российской Федерации. В рамках государственной научно-технической политики в 1999 году началась и до сих пор продолжается поддержка и развитие социальной, инженерной и инновационной инфраструктуры наукоградов с планомерным расширением количества городов-получателей бюджетных средств, но при скромном общем объеме финансирования.

Если федеральная помощь малым городам может быть квалифицирована как элемент социальной политики, то стимулирование развития крупных городов укладывается в рамки экономической политики. Реализация этой экономической политики имеет свои альтернативы.

Несмотря на то, что количество жителей городов-миллионеров сопоставимо, а в ряде случае превышает численность населения отдельных субъектов Российской Федерации, российская правовая система рассматривает их как обычные городские округа, которые по своему правовому положению ничем не отличаются от городских округов с численностью населения менее 25 тыс.чел. (например, городской округ Бронницы Московской области).В отношении городов-миллионеров такая унификация статусов представляется дискриминационной. Она лишает их как минимум полномочий субъекта Российской Федерации и соответственно дополнительных налоговых доходов, уходящих в федеральный и региональный бюджеты, что не позволяет самостоятельно реализовать социально-экономический потенциал территории. Избыточная экономическая зависимость городов-миллионеров обуславливает их политическую лояльность, вынуждая ожидать помощи из федерального или регионального бюджета, приуроченной, например, к организации и проведению крупных международных спортивных мероприятий, празднованиям очередных юбилейных дат.

Перспектива превращения городов-миллионеров в субъекты Российской Федерации, с одной стороны, не вписывается в государственную политику укрупнения регионов, но, с другой стороны, подчеркивает федеральную значимость этих территорий и дает большую степень свободы для развития. Вместе с тем, регион, прежде включавший в свой состав город-миллионер, проиграет городу экономическую конкуренцию и рискует вовсе утратить население, которое еще в большей степени будет ориентировано на город-миллионер и ускорит складывание агломерации вокруг региональной столицы. Одновременно с этим потенциально порождается конфликт двух равных губернаторов, заменяющий противостояние губернатора и мэра города-миллионера.

Более мягкий сценарий, повышающий разнообразие видов муниципальных образований, предполагает установление для городов-миллионеров особых статусов муниципальных образований с дополнительными правами и полномочиями, позволяющими увечить их бюджетную независимость, при удовлетворении перечню заданных условий. При этом возможно предусмотреть уровни расширения возможностей муниципального образования по достижении заданных показателей социально-экономического развития территории. В целом, вектор построения более сложной конструкции городов и усиление их неравенства уже закладывается. Так, ожидаемый в 2014 году ввод налога на недвижимость ускорит процесс экономического выдвижения городов-миллионеров.

Основным недостатком мягкого сценария является необходимость законодательно поделиться федеральному либо региональному бюджету налоговыми доходами с городским бюджетом либо, оставив неизменным поступления в федеральный и региональный бюджет, определить условия для дополнительных доходов городского бюджета, обеспечиваемых зарегистрированными в городе гражданами и организациями. Например, в США таким сквозным и кормящим бюджеты регионального и местного уровней уровни является налог с продаж, конечная ставка которого определяется на основе базовой налоговой ставки самого штата, налоговой ставки графства и налоговой ставки конкретного города, входящего в графство. Так, ставка налога с продаж в городе La Miradaв графстве Los-Angeles штата Калифорния составляет 10%, при этом ставка налога в графстве – 9%, а по всему штату Калифорния - 8% [9].

Наконец, самый простой, но несистемный вариант заключается в формировании механизма конкурсного отбора среднесрочных программ развития инфраструктуры городов-миллионеров или городов меньшего, но однородного калибра и их финансирование за счет средств федерального бюджета. Институционально, в роли распределителя финансовых ресурсов может выступить Инвестиционный фонд при Минрегионе России. Данный подход очень напоминает многошаговый процесс построения иерархической структуры государственных вузов (МГУ, СПбГУ, национальные исследовательские и федеральные университеты). Момент запуска, прекращения, условия и объемы поддержки программ развития городов административно контролируемы.

Нужно сказать, что в федеральном законе от 06.10.2003 N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» предусматривается возможность формирования в региональных бюджетах фондов муниципального развития для долевого финансирования инвестиционных программ и проектов развития общественной инфраструктуры муниципальных образований, входящих в состав региона. Однако объем средств фонда муниципального развития, формируемый из доходов регионального бюджета, в большей степени ориентирован на нужды относительно малых и кризисных муниципальных образований, и рассматривать фонд как институт развития городов-миллионеров нецелесообразно.

Таким образом, закрепившаяся в урбанистическом экономическом пространстве страны монополия не конкурирующих друг с другом городов федерального значения является неэффективной формой организации пространственной экономики с точки зрения размещения точек роста и соперничества между ними за инвестиции и квалифицированный персонал. Современные фискально-бюджетные условия не позволяют городам-миллионерам в статусе городских округов составить достойную альтернативу Москве и Санкт-Петербургу, диверсифицировав территориальные точки экономического роста. Принятие решений о реализации предложенных и иных механизмов по устранению этой проблемы находится в компетенции федеральных властей.

Список использованных источников:

  1. Comparison of State and Local Government Revenue and Debtin the United States.FiscalYear 2010. Электронный доступ: [www.usgovernmentrevenue.com/state_rev_summary.php?chart=Z0&year=2010&units=d&rank=a].
  2. Балацкий Е.В., Гусев А.Б. Синдром столичного мегаполиса в российском экономическом пространстве // «Пространственная экономика», №4, 2007.
  3. Вольтера В.Математическая теория борьбы на существование. М.: Наука, 1976.
  4. Гусев А.Б. Оптимальные уровни экономического неравенства в федеральных округах // «Общество и экономика», №12, 2010.
  5. Стратегия развития Москвы до 2025 года. Департамент экономической политики и развития города Москвы.Электронный доступ: [www.depir.ru/content/c383-page1.html].
  6. Положение о проведении конкурса на разработку проекта концепции развития московской агломерации (2012 год) Электронный доступ: [www.archinfo.ru/uploads/201201130101ru.pdf].
  7. Разработчик: стратегия развития Санкт-Петербурга будет готова к 2014 году / Электронный доступ: [www.regnum.ru/news/1692215.html].
  8. Лимонов Л. Санкт-Петербургская агломерация: два субъекта без общей стратегии, 11.04.2013. Электронный доступ: [http://ecpol.ru/2012-04-05-13-41-25/2012-04-05-13-41-42/650-sankt-peterburgskaya-aglomeratsiya-dva-sub-ekta-bez-obshchej-strategii.html].
  9. Compare California Sales Tax Rate.Электронныйдоступ: [http://california-sales-tax-rate.findthedata.org/l/809/La-Mirada].

Приложение А - Исходные данные для модельных построений


Таблица 1 - Объем ВРП, млн.руб. (в ценах 2011 года)
Год Москва Санкт-Петербург Московская область Ленинградская область
1998
4 523 104,7
795 654,6
954 424,0
184 422,0
1999
4 830 675,8
843 393,8
1 001 190,7
209 687,9
2000
5 743 673,5
928 576,6
1 067 269,3
236 108,5
2001
5 915 983,7
971 291,1
1 141 978,2
255 941,7
2002
6 507 582,1
1 141 267,1
1 197 935,1
297 404,2
2003
7 080 249,3
1 238 274,8
1 344 083,2
339 933,0
2004
7 590 027,2
1 326 192,3
1 524 190,3
369 507,2
2005
8 538 780,6
1 436 266,3
1 640 028,8
404 979,9
2006
9 452 430,2
1 555 476,4
1 782 711,3
450 337,6
2007
10 236 981,9
1 759 243,8
1 969 896,0
478 708,9
2008
11 025 229,5
1 922 853,4
2 131 427,5
504 080,4
2009
9 614 000,1
1 813 250,8
1 926 810,4
502 064,1
2010
9 748 596,1
1 912 979,6
2 075 174,8
529 175,6
2011
10 021 556,8
2 071 756,9
2 243 264,0
563 572,0
Источник: рассчитано по данным Росстата [ВРП по субъектам Российской Федерации в 1998-2011 гг. // www.gks.ru/free_doc/new_site/vvp/vrp98-11.xls; Индексы физического объема валового регионального продукта в 1998-2011 гг. // www.gks.ru/free_doc/new_site/vvp/din98-11.xls].


ПЕРСПЕКТИВЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ГОРОДОВ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ: ЗАВЕРШЕНИЕ ЭПОХИ МОСКВОЦЕНТРИЧНОСТИ
Работа выполнена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект № 12-32-01325). Автор благодарен Е.Ю.Ефремовой, Т.Р.Кондратьевой, К.Н.Григорьевой, В.В.Сергеевой, А.А.Ширяеву, В.И.Козловой за помощь в подготовке материала для данной работы.

Александр Гусев

Написать комментарий

правила комментирования
  1. Не оскорблять участников общения в любой форме. Участники должны соблюдать уважительную форму общения.
  2. Не использовать в комментарии нецензурную брань или эвфемизмы, обсценную лексику и фразеологию, включая завуалированный мат, а также любое их цитирование.
  3. Не публиковать рекламные сообщения и спам; сообщения коммерческого характера; ссылки на сторонние ресурсы в рекламных целях. В ином случае комментарий может быть допущен в редакции без ссылок по тексту либо удален.
  4. Не использовать комментарии как почтовую доску объявлений для сообщений приватного характера, адресованного конкретному участнику.
  5. Не проявлять расовую, национальную и религиозную неприязнь и ненависть, в т.ч. и презрительное проявление неуважения и ненависти к любым национальным языкам, включая русский; запрещается пропагандировать терроризм, экстремизм, фашизм, наркотики и прочие темы, несовместимые с общепринятыми законами, нормами морали и приличия.
  6. Не использовать в комментарии язык, отличный от литературного русского.
  7. Не злоупотреблять использованием СПЛОШНЫХ ЗАГЛАВНЫХ букв (использованием Caps Lock).
Отправить комментарий

Статьи

На здоровье! Кто подкинул Путину идею нового сбора на медицину и образование

На здоровье! Кто подкинул Путину идею нового сбора на медицину и образование
Экономика 1

Глашатаи мировой революции. Зачем Путину понадобился фестиваль левой молодежи в Сочи

Глашатаи мировой революции. Зачем Путину понадобился фестиваль левой молодежи в Сочи
Политика

Черные дыры экономики. Каким регионам больше всего повезло с дотациями

Черные дыры экономики. Каким регионам больше всего повезло с дотациями
Экономика

РосКриптоНадзор. Зачем России выпускать крипторубль и будут ли ими выплачивать запрлаты чиновникам

РосКриптоНадзор. Зачем России выпускать крипторубль и будут ли ими выплачивать запрлаты чиновникам
Интервью и комментарии

Узнай, страна

Александр Никитин поблагодарил артистов из Луганска за участие в проекте «Большие гастроли»

Александр Никитин поблагодарил артистов из Луганска за участие в проекте «Большие гастроли»

Тамбовская область лидирует по реализации «майских указов» президента в сфере госуправления

Тамбовская область лидирует по реализации «майских указов» президента в сфере госуправления

Новости компаний

Президент ТПП РФ Сергей Катырин на «Агропродмаше-2017» отметил рост числа российских экспортеров

Президент ТПП РФ Сергей Катырин на «Агропродмаше-2017» отметил рост числа российских экспортеров

Президент ТПП РФ Сергей Катырин: Деловое сообщество считает знаковым визит короля

Президент ТПП РФ Сергей Катырин: Деловое сообщество считает знаковым визит короля

Наши
партнеры

«Деловая Россия» — союз предпринимателей нового поколения российского бизнеса
«Терралайф» - рекламное агентство полного цикла
Dawai - Австрия на русском: новости, туризм, недвижимость, объявления, афиша
МЭЛТОР - мастер электронных торгов
Капитал страны
ВКонтакте