Капитал Страны
17 ЯНВ, 08:16 МСК
USD (ЦБ)    59,6067
EUR (ЦБ)    63,2308

Хай-тек: новая стратегия инвестирования

9 Августа 2007 12157 1 Экономика
Хай-тек: новая стратегия инвестирования

Для успеха на рынке хай-тека и IT-компаний необходимо придерживаться особой и довольно жесткой стратегии инвестирования, которая сильно отличается от принципов, лежащих в основе традиционных видов бизнеса. Что же это за стратегия? Каковые ее основные черты и характеристики?

       Удачный бизнес в области высоких информационных технологий – это и денежно, и престижно. Деятельность ведущих IT-компаний мира выступает в качестве символа коммерческого успеха. Потенциальные возможности российского рынка хай-тека поистине огромны, в то время как традиционные ниши заняты и старательно оберегаются от посторонних. Данные моменты не могут оставить равнодушным ни одного инвестора.

         Однако было бы нелепо думать, что, вступив на IT-рынок, инвестор может остаться пассивным и безмятежным. Данный рынок является одним из самых молодых и уже сейчас выдвигает ряд специфических требований к его участникам. Одно из таких требований – строгое следование новой стратегии инвестирования.

         В чем ее суть? В чем специфика? И в чем, собственно, состоит сложность инвестиционных технологий хай-тека? К чему должен быть готов инвестор, решивший реализовать новейший старт`ап, который имеет самые туманные перспективы? На что нужно обращать внимание в первую очередь?


         Во-первых, современный хай-тек-инвестор должен брать на себя реализацию всех фаз проекта. Сегодня реализация высокотехнологичного старт`апа включает несколько стадий: рождение идеи в голове специалиста (эврика!); воплощение идеи (ее полномасштабная теоретическая разработка); техническая поддержка (налаживание экспериментального и серийного производства); юридическая поддержка (оформление патентов и закрепление прав на созданную интеллектуальную собственность); информационная поддержка (обеспечение рекламы и создание бренда нового продукта). Сегодняшний IT-инвестор, включая специализированные инвестиционные фонды, это уже не просто денежный мешок, а сложная структура, курирующая весь жизненный цикл идеи и реализующая всю цепочку мероприятий по ее продвижению на рынок. И именно поэтому хай-тек-инвесторы получают до 90% прибыли с проекта. В противном случае, когда команда разработчиков организационные вопросы решает сама, доход инвестора резко падает. Сегодня инвесторы (инвестиционные фонды) в высокотехнологичном бизнесе – это сообщество, интегрирующее экономику хай-тека. Они связывают покупателя с продавцом. Без них этот процесс не пойдет, чем и детерминируется их роль и высокая доходность.

         Таким образом, технология инвестирования в IT-сфере оказывается очень тесно сопряженной с системой комплексной поддержки проектов. И инвесторы должны это четко осознавать, что, вообще говоря, не так просто, т.к. требует нового мировоззрения. К примеру, банки совершенно не годятся на роль перспективных инвесторов хай-тека. Это показала и мировая, и российская практика: банки вкладывают деньги в традиционные проекты и не ввязываются в сложные схемы возврата выданных ссуд. Хотя среди отечественных кредитных институтов есть и такие, которые реализуют небольшие Интернет-проекты, финансируемые ими идеи в подавляющем большинстве тривиальны, а выделяемые на них суммы – незначительны (до 100 тыс. долл.). Следовательно, здесь необходим некий новый класс инвесторов.

         Во-вторых, в хай-теке применяется стратегия «веерного» инвестирования, когда параллельно осуществляется множество разных проектов. Такой подход является безальтернативным, т.к. он позволяет минимизировать риски за счет диверсификации портфеля старт`апов. Ведение, например, двадцати проектов заканчивается в лучшем случае полным фиаско девятнадцати и только один оказывается коммерчески оправданным. Но зато этот один, как правило, многократно окупает затраты на все двадцать. Любая попытка заузить масштаб инвестиционного фронта чревата глобальным проигрышем. Нельзя упираться в одну идею, нужно иметь их много и все проверить на состоятельность.

         На первый взгляд, такая веерная стратегия может показаться весьма расточительной. Однако это не так. Дело в том, что низкий коэффициент полезного действия сильно нивелируется рядом обстоятельств. Прежде всего, инноваторы дают не только готовый, но и побочный исследовательский продукт в виде совершенно неожиданных и довольно плодотворных идей, которые в дальнейшем могут быть использованы при реализации новых проектов. Даже если проект не удался – это ничего не значит. Инвестор все равно получает какую-то интеллектуальную собственность: что-то исследовано, что-то запатентовано, компетентность кадров возросла и т.д. Кроме того, в процессе реализации старт`апа его руководитель (инвестор) формирует свое реноме, обретает известность и популярность в мире своей отрасли. Таким образом, даже неудачный проект никогда не является нулевым.

         Стратегия диверсификации проектов имеет и еще одно важное следствие, базирующееся на известной в мире хай-тека закономерности: рынок инвесторов вырастает из рынка успешных старт`апов. Чем больше осуществляется проектов, тем больше удачных проектов и тем больше будет инвесторов, желающих подключиться к очередному начинанию. Тем самым веерное инвестирование приводит в движение механизм цепной реакции.

         В-третьих, при организации IT-проектов инвестор должен ориентироваться не на аутсорсинг и оффшоринг, а на продукт с высокой добавленной стоимостью. Любая попытка снизить риски и облегчить себе жизнь, участвуя в тиражировании чужого готового продукта, приведет к падению нормы прибыли и выходу на рынок с такой жесткой конкуренцией, что на большой успех уже рассчитывать не придется. Между тем уже сейчас в России есть интересные идеи, реализация которых способна стать золотым дном для человека, вкладывающего в них деньги. И здесь важно не упустить эти идеи, ибо уже есть иностранные инвестиционные фонды, которые с удовольствием примут наши идеи, правильно оформленные на английском языке. Типичный пример: разработка отечественной программы «Skype» обошлась в сотни тысяч долларов США, но впоследствии была продана за 2,7 млрд. долл. Такая прибыльность достигается только за счет эксплуатации продукта с высокой добавленной стоимостью.

         Данный принцип инвестирования жестко сопрягается с уже хорошо просматривающимся новым направлением программного обеспечения. Данный рынок в ближайшее время испытает бум при переходе от уникальных программ к созданию технологий их сборки из уже готовых блоков. Этот переход неизбежен, т.к. программы становятся все сложнее, и конструировать их на традиционной основе из элементарных операторов становится невозможно. Сборка программ из готовых блоков только начинается и здесь у России отличные шансы. Однако это возможно только на основе разработки новых технологий с высокой долей добавленной стоимости, а не на экстенсивном программировании.

         В-четвертых, при организации инвестиционного проекта автор идеи (инновации) не должен ничем рисковать. Учитывая, что базовые идеи, как правило, принадлежат не инвесторам, а специалистам, то недопустимо автора идеи повязывать обременительными финансовыми обязательствами. В этом случае носитель инновации начинает заботиться не столько о своих эвристиках, сколько о биологическом выживании. Это недопустимо, т.к. хай-тек базируется на психологии творчества, которая должна всячески поддерживаться. И обеспечение соответствующего творческого климата – задача инвестора, от осознания которой многое зависит. Если достигнута некая договоренность и начинается разработка, то разработчика никто не должен трогать. Ни в коем случае нельзя идеи менять на ходу. Это не означает отмену контроля и полное отсутствие плана. И то, и другое должны быть, но они должны четко соблюдаться обеими сторонами – и инвестором, и разработчиком.

         Сформулированный принцип, на первый взгляд, выглядит довольно пафосным. Однако, как это ни парадоксально, но ведущие IT-компании в своей практике его придерживаются с редкостным постоянством. Например, компания «Google» позволяет своим сотрудникам четверть рабочего времени тратить на реализацию своих идей, инициируя тем самым веерное инвестирование в инновационные технологии в рамках отдельно взятой компании. В России данный принцип пока наталкивается на непринятие инвестором, хотя отдельные исключения уже сейчас имеются.

         Надо сказать, что культура хай-тека в России пока низкая, в связи с чем надо как можно шире использовать западный опыт, интегрировать науку и промышленные компании. Многие инвесторы придерживаются старых стратегий. Между тем скорость генерирования и апробации идей растет, следовательно, увеличивается потребность в создании условий для выпестывания плодотворных идей и механизмов их реализации. И здесь необходимо создавать инфраструктуру для ноу-хау в государственном масштабе – систему инвестиционных фондов на подобие американской. Например, в США человек с интересной идеей идет в какой-нибудь инвестиционный фонд и его там пускают по «конвейеру», т.е. работают с ним и его идеей: осуществляют маркетинг, готовят бизнес-план, осуществляют юридическое сопровождение, оформляют патенты и т.д. В России этого механизма практически нет, в связи с чем человеку с интересным проектом просто некуда податься. Хотя справедливости ради следует отметить, что отдельные положительные примеры все-таки появляются. Так, Институт точной механики и вычислительной техники РАН им. С.А.Лебедева в лице его директора Сергея Калина пытается создать площадку для реализации инновационных проектов с оказанием полной поддержки разработчику по всему жизненному циклу продукта. Однако это всего лишь точечные примеры, пока инновационный рынок не заполнен и ждет своих новых инвесторов.

       Удачный бизнес в области высоких информационных технологий – это и денежно, и престижно. Деятельность ведущих IT-компаний мира выступает в качестве символа коммерческого успеха. Потенциальные возможности российского рынка хай-тека поистине огромны, в то время как традиционные ниши заняты и старательно оберегаются от посторонних. Данные моменты не могут оставить равнодушным ни одного инвестора.

         Однако было бы нелепо думать, что, вступив на IT-рынок, инвестор может остаться пассивным и безмятежным. Данный рынок является одним из самых молодых и уже сейчас выдвигает ряд специфических требований к его участникам. Одно из таких требований – строгое следование новой стратегии инвестирования.

         В чем ее суть? В чем специфика? И в чем, собственно, состоит сложность инвестиционных технологий хай-тека? К чему должен быть готов инвестор, решивший реализовать новейший старт`ап, который имеет самые туманные перспективы? На что нужно обращать внимание в первую очередь?


         Во-первых, современный хай-тек-инвестор должен брать на себя реализацию всех фаз проекта. Сегодня реализация высокотехнологичного старт`апа включает несколько стадий: рождение идеи в голове специалиста (эврика!); воплощение идеи (ее полномасштабная теоретическая разработка); техническая поддержка (налаживание экспериментального и серийного производства); юридическая поддержка (оформление патентов и закрепление прав на созданную интеллектуальную собственность); информационная поддержка (обеспечение рекламы и создание бренда нового продукта). Сегодняшний IT-инвестор, включая специализированные инвестиционные фонды, это уже не просто денежный мешок, а сложная структура, курирующая весь жизненный цикл идеи и реализующая всю цепочку мероприятий по ее продвижению на рынок. И именно поэтому хай-тек-инвесторы получают до 90% прибыли с проекта. В противном случае, когда команда разработчиков организационные вопросы решает сама, доход инвестора резко падает. Сегодня инвесторы (инвестиционные фонды) в высокотехнологичном бизнесе – это сообщество, интегрирующее экономику хай-тека. Они связывают покупателя с продавцом. Без них этот процесс не пойдет, чем и детерминируется их роль и высокая доходность.

         Таким образом, технология инвестирования в IT-сфере оказывается очень тесно сопряженной с системой комплексной поддержки проектов. И инвесторы должны это четко осознавать, что, вообще говоря, не так просто, т.к. требует нового мировоззрения. К примеру, банки совершенно не годятся на роль перспективных инвесторов хай-тека. Это показала и мировая, и российская практика: банки вкладывают деньги в традиционные проекты и не ввязываются в сложные схемы возврата выданных ссуд. Хотя среди отечественных кредитных институтов есть и такие, которые реализуют небольшие Интернет-проекты, финансируемые ими идеи в подавляющем большинстве тривиальны, а выделяемые на них суммы – незначительны (до 100 тыс. долл.). Следовательно, здесь необходим некий новый класс инвесторов.

         Во-вторых, в хай-теке применяется стратегия «веерного» инвестирования, когда параллельно осуществляется множество разных проектов. Такой подход является безальтернативным, т.к. он позволяет минимизировать риски за счет диверсификации портфеля старт`апов. Ведение, например, двадцати проектов заканчивается в лучшем случае полным фиаско девятнадцати и только один оказывается коммерчески оправданным. Но зато этот один, как правило, многократно окупает затраты на все двадцать. Любая попытка заузить масштаб инвестиционного фронта чревата глобальным проигрышем. Нельзя упираться в одну идею, нужно иметь их много и все проверить на состоятельность.

         На первый взгляд, такая веерная стратегия может показаться весьма расточительной. Однако это не так. Дело в том, что низкий коэффициент полезного действия сильно нивелируется рядом обстоятельств. Прежде всего, инноваторы дают не только готовый, но и побочный исследовательский продукт в виде совершенно неожиданных и довольно плодотворных идей, которые в дальнейшем могут быть использованы при реализации новых проектов. Даже если проект не удался – это ничего не значит. Инвестор все равно получает какую-то интеллектуальную собственность: что-то исследовано, что-то запатентовано, компетентность кадров возросла и т.д. Кроме того, в процессе реализации старт`апа его руководитель (инвестор) формирует свое реноме, обретает известность и популярность в мире своей отрасли. Таким образом, даже неудачный проект никогда не является нулевым.

         Стратегия диверсификации проектов имеет и еще одно важное следствие, базирующееся на известной в мире хай-тека закономерности: рынок инвесторов вырастает из рынка успешных старт`апов. Чем больше осуществляется проектов, тем больше удачных проектов и тем больше будет инвесторов, желающих подключиться к очередному начинанию. Тем самым веерное инвестирование приводит в движение механизм цепной реакции.

         В-третьих, при организации IT-проектов инвестор должен ориентироваться не на аутсорсинг и оффшоринг, а на продукт с высокой добавленной стоимостью. Любая попытка снизить риски и облегчить себе жизнь, участвуя в тиражировании чужого готового продукта, приведет к падению нормы прибыли и выходу на рынок с такой жесткой конкуренцией, что на большой успех уже рассчитывать не придется. Между тем уже сейчас в России есть интересные идеи, реализация которых способна стать золотым дном для человека, вкладывающего в них деньги. И здесь важно не упустить эти идеи, ибо уже есть иностранные инвестиционные фонды, которые с удовольствием примут наши идеи, правильно оформленные на английском языке. Типичный пример: разработка отечественной программы «Skype» обошлась в сотни тысяч долларов США, но впоследствии была продана за 2,7 млрд. долл. Такая прибыльность достигается только за счет эксплуатации продукта с высокой добавленной стоимостью.

         Данный принцип инвестирования жестко сопрягается с уже хорошо просматривающимся новым направлением программного обеспечения. Данный рынок в ближайшее время испытает бум при переходе от уникальных программ к созданию технологий их сборки из уже готовых блоков. Этот переход неизбежен, т.к. программы становятся все сложнее, и конструировать их на традиционной основе из элементарных операторов становится невозможно. Сборка программ из готовых блоков только начинается и здесь у России отличные шансы. Однако это возможно только на основе разработки новых технологий с высокой долей добавленной стоимости, а не на экстенсивном программировании.

         В-четвертых, при организации инвестиционного проекта автор идеи (инновации) не должен ничем рисковать. Учитывая, что базовые идеи, как правило, принадлежат не инвесторам, а специалистам, то недопустимо автора идеи повязывать обременительными финансовыми обязательствами. В этом случае носитель инновации начинает заботиться не столько о своих эвристиках, сколько о биологическом выживании. Это недопустимо, т.к. хай-тек базируется на психологии творчества, которая должна всячески поддерживаться. И обеспечение соответствующего творческого климата – задача инвестора, от осознания которой многое зависит. Если достигнута некая договоренность и начинается разработка, то разработчика никто не должен трогать. Ни в коем случае нельзя идеи менять на ходу. Это не означает отмену контроля и полное отсутствие плана. И то, и другое должны быть, но они должны четко соблюдаться обеими сторонами – и инвестором, и разработчиком.

         Сформулированный принцип, на первый взгляд, выглядит довольно пафосным. Однако, как это ни парадоксально, но ведущие IT-компании в своей практике его придерживаются с редкостным постоянством. Например, компания «Google» позволяет своим сотрудникам четверть рабочего времени тратить на реализацию своих идей, инициируя тем самым веерное инвестирование в инновационные технологии в рамках отдельно взятой компании. В России данный принцип пока наталкивается на непринятие инвестором, хотя отдельные исключения уже сейчас имеются.

         Надо сказать, что культура хай-тека в России пока низкая, в связи с чем надо как можно шире использовать западный опыт, интегрировать науку и промышленные компании. Многие инвесторы придерживаются старых стратегий. Между тем скорость генерирования и апробации идей растет, следовательно, увеличивается потребность в создании условий для выпестывания плодотворных идей и механизмов их реализации. И здесь необходимо создавать инфраструктуру для ноу-хау в государственном масштабе – систему инвестиционных фондов на подобие американской. Например, в США человек с интересной идеей идет в какой-нибудь инвестиционный фонд и его там пускают по «конвейеру», т.е. работают с ним и его идеей: осуществляют маркетинг, готовят бизнес-план, осуществляют юридическое сопровождение, оформляют патенты и т.д. В России этого механизма практически нет, в связи с чем человеку с интересным проектом просто некуда податься. Хотя справедливости ради следует отметить, что отдельные положительные примеры все-таки появляются. Так, Институт точной механики и вычислительной техники РАН им. С.А.Лебедева в лице его директора Сергея Калина пытается создать площадку для реализации инновационных проектов с оказанием полной поддержки разработчику по всему жизненному циклу продукта. Однако это всего лишь точечные примеры, пока инновационный рынок не заполнен и ждет своих новых инвесторов.

 

Александр Дроздов

Александр Дроздов
Александр Дроздов (соавторы: Балацкий Евгений Всеволодович)

Написать комментарий

правила комментирования
  1. Не оскорблять участников общения в любой форме. Участники должны соблюдать уважительную форму общения.
  2. Не использовать в комментарии нецензурную брань или эвфемизмы, обсценную лексику и фразеологию, включая завуалированный мат, а также любое их цитирование.
  3. Не публиковать рекламные сообщения и спам; сообщения коммерческого характера; ссылки на сторонние ресурсы в рекламных целях. В ином случае комментарий может быть допущен в редакции без ссылок по тексту либо удален.
  4. Не использовать комментарии как почтовую доску объявлений для сообщений приватного характера, адресованного конкретному участнику.
  5. Не проявлять расовую, национальную и религиозную неприязнь и ненависть, в т.ч. и презрительное проявление неуважения и ненависти к любым национальным языкам, включая русский; запрещается пропагандировать терроризм, экстремизм, фашизм, наркотики и прочие темы, несовместимые с общепринятыми законами, нормами морали и приличия.
  6. Не использовать в комментарии язык, отличный от литературного русского.
  7. Не злоупотреблять использованием СПЛОШНЫХ ЗАГЛАВНЫХ букв (использованием Caps Lock).
Отправить комментарий
27.06.2011 0 0
сергей:

Тост в 2 экз.Инвесторы новой формации.Эти звери где-то водятся?Занят "биологическим выживанием" и в упор Инвесторов не вижу.Нет их.

Статьи

«Приукрашивая картину происходящего»: закончился ли в России экономический кризис?

«Приукрашивая картину происходящего»: закончился ли в России экономический кризис?
Интервью и комментарии

Курильщикам здесь не место. Что не так в идеях Минздрава по борьбе с курением?

Курильщикам здесь не место. Что не так в идеях Минздрава по борьбе с курением?
Политика 1

Бензоколонка Запада. Как для России запустили план «анти-Маршалла»

Бензоколонка Запада. Как для России запустили план «анти-Маршалла»
Экономика 15

Жилье за долги. У кого государство собирается отнимать единственное жилье?

Жилье за долги. У кого государство собирается отнимать единственное жилье?
Экономика 5

Узнай, страна

Три новых инвестиционных проекта будут реализованы в Тереньгульском районе Ульяновской области

Три новых инвестиционных проекта будут реализованы в Тереньгульском районе Ульяновской области

Повышение эффективности в бережливых организациях обсудят в Ижевске

Повышение эффективности в бережливых организациях обсудят в Ижевске

Новости компаний

Сергей Катырин: Неналоговые платежи и поборы с МСП продолжают расти, как грибы после дождя

Сергей Катырин: Неналоговые платежи и поборы с МСП продолжают расти, как грибы после дождя

Генпрокуратура поможет реформировать систему госконтроля

Генпрокуратура поможет реформировать систему госконтроля

Разное

Наши
партнеры

«Деловая Россия» — союз предпринимателей нового поколения российского бизнеса
«Терралайф» - рекламное агентство полного цикла
Dawai - Австрия на русском: новости, туризм, недвижимость, объявления, афиша
МЭЛТОР - мастер электронных торгов
Капитал страны
ВКонтакте