Капитал Страны
25 МАР, 15:14 МСК
USD (ЦБ)    57,4247
EUR (ЦБ)    61,8636

Глобальные рынки, культура и инновации

27 Сентября 2011 12943 68 Исследования
Глобальные рынки, культура и инновации

Контекст глобализации актуализирует фактор культуры в решении задач модернизации и инновационного развития России. Является ли инновационная резистентность российской культуры барьером экономического развития страны? Возможна ли масштабная активизация инновационного движения «снизу»?

1. Глобализация и место России в мировом сообществе

Задачи модернизации и инновационного развития экономики России звучат все более актуально. Эта актуальность обусловлена проблемой геополитической роли страны в мировом сообществе, месте России в международном разделении труда. Кризис 2008-2010 гг. в очередной раз обозначил эти вопросы как для элит (государственной власти, политических, академических, бизнес-элит), так и для рядовых граждан. Элиты искали решения в масштабе всей страны, региона, отрасли или корпораций и бизнес-групп. Для части граждан проблема проявилась в падении зарплат, доходов, потере работы и поиске своего места на рынке труда.

Особенность сегодняшнего звучания проблем места РФ в мировом сообществе – контекст глобализации. Глобализация – это обретение событиями и явлениями общемирового масштаба. Процесс глобализации производства, автомобильной промышленности, в частности, начался в 1980-х годах с открытием японских заводов в США. Сегодня можно говорить о глобализации ряда сфер жизни общества, экономики, финансов, о глобализации рынков. Экономики стран и регионов мира настолько взаимосвязаны инвестициями, финансами, технологиями, информацией, инфраструктурой и рынками потребления, что их уже сложно рассматривать изолированно. Не случайно кризисы последних двух десятилетий носили общемировой характер.

Электроника, телекоммуникации, авиакосмическая, фармацевтическая, автомобильная отрасли, производство одежды и обуви – эти отрасли сегодня работают в глобальном масштабе, т.е. глобализованы. Глобальные отрасли – это отрасли, функционирующие в общемировом масштабе, чьи НИОКР, производство и маркетинг, продажи, а также сервис ведутся скоординированно во всех регионах мира. Это отрасли, чьи разработки, производство и рынки глобальны. Например, смартфоны и планшеты американской компании Apple – Ipod и Ipad – разрабатываются в США, производятся в Китае, а продаются во всех регионах мира. Сегодня Apple – самая крупная публичная ИТ-компания мира по капитализации (343 млрд. долл. на август 2011), обогнавшая компанию Microsoft (207 млрд. долл. на август 2011) еще в мае 2010 г. Заметим, что крупнейшая по капитализации российская компания Газпром (140 млрд. долл. на август 2011) – это лишь 40% стоимости компании Apple.

Капитализация российского рынка акций сравнительно невелика (900 млрд. долл. на август 2011) – меньше стоимости трех компаний Apple или равна по величине рыночной стоимости всего лишь четырех крупнейших ИТ-компаний США – Apple (343 млрд. долл.), Microsoft (207 млрд. долл.), IBM (199 млрд. долл.) и Google (169 млрд долл.). Непубличность российской собственности означает ее информационную закрытость и ограничение возможностей для роста и развития путем привлечения ресурсов и инвестиций на международных финансовых рынках, а также определенные ограничения возможностей участия в глобальных процессах.

Глобальный характер ряда отраслей означает, что компания-производитель, например, операционных систем, компьютеров, авиалайнеров (Boeing, МИГов, СУ, Superjet), нередко может их производить только тогда, когда может их продавать и на внешнем (глобальном) рынке, т.е. способна собрать экспортные заказы. Такая компания должна конкурировать на мировом рынке, иначе не может выйти на рентабельный (экономически оправданный) масштаб операций, а именно окупить свои затраты на НИОКР, производство, маркетинг, сервис.

Глобализация и дигитизация Ф.Котлером, патриархом маркетинга международного масштаба, определяются как особенности работы на современных рынках. Примером взаимообусловленности этих факторов является практика вывешивания учебных курсов ведущими университетами мира в Интернете. Более того, ведущие университеты мира декларируют глобализацию операций. Так, например, на бесплатный курс «Введение в Искусственный интеллект» Инженерной школы Стэнфордского университета на октябрь-декабрь 2011 г. зарегистрировались 130 тыс. студентов из 90 стран мира. С помощью краудсорсингового онлайн-видео-ресурса (dotsub.com, где волонтеры всего мира переводят титры познавательных фильмов на разные языки) курс предполагается вести на 170 языках мира.

Что могут вывесить, представить и запустить российские университеты и какого масшттаба аудиторию они могут собрать – это вопрос глобальной конкуренции системы российского образования, науки и российской культуры. Как мы видим, даже языковые и культурные барьеры – не препятствие для глобальной экспансии информации (знаний, культуры), когда ее поддерживают и распространяют десятки и сотни тысяч волонтеров и потребителей во всем мире. Можно только констатировать дальнейший процесс экспансии системы, синтезирующей американскую культуру, науку, образование и прочие социальные институты. Найдутся ли би- и мультилингвальные волонтеры для перевода на языки своих стран материалов российских университетов и каких материалов?

Думается, да. Но вопрос на глобальном рынке знаний – это вопрос глобальной конкуренции, в том числе доли рынка. Мы сейчас не говорим о том, что американский Стэнфорд поддерживается многими филантропами (и наверняка государственными фондами) и потому может себе позволить учить бесплатно часть мира. Но нам стоило бы задуматься о том, почему у Стэнфорда есть филантропы. Может быть потому, что в то время, когда некоторые лидеры российского бизнеса хотят вернуть молодежь собственной страны из университетов в техникумы и ПТУ (считая высшее образование избыточным для РФ), лидеры в США ставят цели обучения всего мира вопросам искусственного интеллекта? Масштаб проектов несопоставим, отсюда и паблисити. Стоит заметить, что образование – шестой по объему экспорта сервисный сектор экономики США, опережающий сферу развлечений, рекламу и коммуникаций. Американская администрация ставит цели удвоения экспорта к 2015 г., стремясь сократить внешний долг. Учитывая ограничения возможностей экспорта низкотехнологичных товаров и услуг, а также ископаемых, ставка делается на высокотехнологичные сервисные сектора, в том числе образование. В 2009-2010 гг. экспорт образования (вместе с сопутствующими услугами) принес Штатам около 20 миллиардов долларов.

Структура экспорта страны говорит о ее месте в международном разделении труда. По данным Всемирного банка на июнь 2011 г., экспорт РФ свидетельствует о низкой конкурентоспособности продукции РФ в мире, за исключением сырья и части вооружений. «В 2001 г. экспорт нефти и газа составлял менее половины совокупной стоимости экспорта. Но уже через 10 лет эта доля составила 2/3, при этом еще 15% приходилось на экспорт других ископаемых ресурсов, в то время как доля экспорта высокотехнологичной продукции составила всего 9%, в основном за счет экспорта вооружений». Рост российского экспорта за последние 10 лет шел за счет старых товаров на старых географических рынках, а не за счет новых товаров или новых рынков. Российским компаниям сложно не только выйти на экспортный рынок, но и удержаться на нем. «Россия имеет выявленное сравнительное преимущество только в двух секторах – добывающих отраслях и черной металлургии».

Тем не менее, Россия – большая страна и производит, может и должна производить продукцию для внутреннего потребления, в том числе продукты питания, стройматериалы, одежду, фармацевтические препараты и многое другое. Для ряда продуктов внутренний рынок страны достаточно велик, чтобы продажи на нем могли окупить эти затраты. Пример: швейная фирма «Космос» в Москве шьет недорогую деловую женскую одежду по российским меркам (пропорциям фигуры) для россиянок. Однако в условиях открытости внутреннего рынка для иностранных компаний отечественный производитель (продуктов питания, одежды, автомобилей) вынужден конкурировать с иностранными поставщиками на собственном рынке, а также и на рынках третьих стран. И далеко не каждая компания выдерживает конкуренцию по цене (с китайцами), сервису и качеству (с европейцами, американцами, японцами). Потому компании ищут возможности сочетания глобальных тенденций и локализации.

Одна из схем функционирования глобального бизнеса в производстве одежды выглядит так. Российская компания завозит образцы моделей женской одежды из Италии и Франции, копирует лекала с несущественными изменениями (во избежание обвинений в явном копировании), затем производит партии аналогов одежды в Китае и продает это в России. Идея дизайна модной одежды движется с Запада через Россию с некоторой (незначительной) вариацией. Например, карман брюк или бант на блузке перемещается с левой стороны на правую или несколько меняет свою форму или размер. Затем идея западного дизайна материализуется в готовом товаре (производство в Китае) и продается в составе партии готового товара на обширной российской территории. Цена «копии» не включает стоимость работы западных дизайнеров и некоторые другие расходы; размер партии в России значительно больше западной малочисленной серии и потому цена копии раз в пятнадцать в среднем ниже оригинала. Внешне копия похожа на оригинал и вполне устраивает достаточно широкие круги не слишком притязательного российского покупателя. Соответственно по критерию соотношения «цена/качество» она вполне конкурентоспособна на российском рынке.

Можно определить эту схему движения идеи дизайна как «просачивание» с Запада. Продукты менее материалистичных (и более сервисных и идеалистичных) отраслей, такие как музыка, образовательные продукты, литература также распространяются методом просачивания. Что мы имеем в случае описанного процесса «просачивания»?

Основная работа дизайнеров делается на Западе. Работа швей (и производственников одежды) делается в Китае. Что остается в России? Управление этой цепочкой, некоторый дизайн, маркетинг и продажи, и конечно, потребление. В результате Россия теряет рабочие места в легкой промышленности (как и многие развитые страны), зато приобретает недорогой ширпотреб, конкурировать с которым отечественному производителю далеко не всегда удается.

А что же Китай? За двадцать последних лет структура экспортно-импортных отношений России и Китая изменилась «наоборот». В прошлом РФ поставляла Китаю машинотехническую продукцию, получая в обмен сырье. Сегодня половина экспорта Китая в РФ – машинотехническая продукция, а РФ поставляет в Китай в основном углеводороды и сырье. «Россия импортирует из Китая машины, оборудование и транспортные средства (48,6% импорта), а также одежду и обувь (19%). Российский экспорт в Китай состоит в основном из сырья: 80% экспорта приходится на нефть, нефтепродукты, каменный уголь, необработанные лесоматериалы, а также сырье и полуфабрикаты для металлургии». Однако экспорт высокотехнологичной продукции Китая обеспечен на 85% иностранными компаниями, которые доминируют в большей части высокотехнологичных отраслей Китая.

Летом у меня сломался ноутбук Lenovo – через полгода эксплуатации совершенно нового компьютера. Рухнул (почти внезапно, буквально в течение нескольких часов) жесткий диск, унеся в небытие всю мою рабочую информацию. Компьютер просто перестал грузиться буквально в течение нескольких часов. Такое случилось со мной в первый раз за 16 лет моей работы с ноутбуками. Это был мой пятый по счету ноутбук (не считая нетбука) и лишь первый, налетевший на гарантийный ремонт. Такого со мной еще не было. Может быть, потому что Интернет с вирусами не был так вездесущ, а может, потому что не было китайского ноутбука. Стоит отметить, что жесткий диск – американской марки WD. Мне предоставилась возможность удостовериться в том, чего же стоит китайская индустрия, электроника и вообще китайский бренд. Имея некоторые навыки шитья с советского времени, я, конечно, знаю, чего стоит продукция китайской швейной индустрии. Снаружи и издалека неплохо, но швы приходится заделывать или перешивать. Впрочем, жесткий диск на компьютере починили за четыре рабочих дня. Что не плохо. Однако загрузить данные о гарантии на сайте сервиса компании мне не удалось, и только через месяц мне пришло на почту письмо о продлении срока гарантии и о том, что это на сайте (почему-то) не показывается. Вместо того чтобы оформлять на сайте срок гарантии, компания – непонятно зачем – проводит там опрос клиентов. Возможно, что Lenovo считает это ерундой и что конкурентная цена все спишет. Однако в очереди на ремонт со мной вместе сидели (случайность?) еще несколько весьма озадаченных обладателей ноутбуков этой марки, тоже «налетевшие» на гарантийный ремонт.

Восточный «тигр», возможно, не ожидает, что на его ноутбуках можно писать статьи для публики, а не только играть в азартные компьютерные игры. Что еще я заметила. Все остальные производители предусматривали сохранение данных пользователя при переустановке системы, явно уважая интеллектуальный труд. В компьютере Lenovo на Windows 7 у меня слетела вся моя информация, потому что я никак не ожидала ситуации краха диска через полгода и даже не успела изучить и освоить функцию бэкапа на вновь купленном компьютере. Что это – переоценка технических компетенций пользователя производителем Windows (компанией Microsoft) или все-таки непонимание значимости интеллектуального труда производителем Lenovo? Неуважение права на информацию и вообще к индивидуальному потребителю как личности? Чем это могло бы быть обусловлено?

Представляется, что все это не исключено, учитывая такие показатели Китая, как: 1) ВВП на душу населения (он более чем в два раза ниже в Китае (7,4 тысяч долларов), чем в РФ (15,9 тысяч долларов), по данным ЦРУ за 2010 г.; 2) социальная структура населения – больше половины населения Китая живет в сельской местности в бедности, со средним годовым доходом на душу около 700 долл., а более 50 миллионов китайцев живут на менее чем 125 долл. в год; 2) низкий уровень образования и занятость низкоквалифицированным трудом основной части населения страны - несмотря на то, что Китай выпускает инженеров больше любой страны мира, здесь 80% населения не заканчивают средней школы.

Не исключено, что люди, создававшие и производившие этот ноутбук, в силу этих причин не совсем понимают, как и кто может использовать его и приоритеты пользователя, за исключением невысокой цены. Да, корейские, американские и немецкие марки ноутбуков тоже собираются в Китае, но, возможно, больше учитывают приоритеты пользователей в силу большей компьютеризации и информатизации наций, населения этих стран. Здесь гораздо больше доля населения, которая занята интеллектуальным трудом на компьютере и, скорее всего, потому здесь больше понимания проблем использования компьютера работником интеллектуального труда. И, тем не менее, следует признать, что служба сервиса в целом сработала неплохо: ноутбук починен, ПО на месте и я пишу эту статью на своем ноутбуке Lenovo с оптимизмом и надеждой на то, что проблемы гарантийного сервиса и сервиса вообще для меня не повторятся. Как это было со всеми предшествующими некитайскими марками. И с расчетом на то, что мой опыт работы с Lenovo – в случае чего – не останется тайной для российского компьютерного пользователя.

В чем же все-таки проблемы китайской индустрии?

Они отчасти актуальны и для РФ. Аналитики «Economist Intelligence Unit» отмечают, что китайское правительство хочет слишком много и слишком быстро, ведя ускоренную индустриализацию. Дорогостоящие технологические проекты часто не имеют необходимой «мягкой» (soft) инфраструктуры в категориях регулирования, человеческого капитала и опыта управления сложными рискованными системами. Вероятно, это все и помешает все-таки Китаю, этой мировой фабрике, стать в обозримом будущем инновационным лидером мира.

Так каково же место РФ в международном разделении труда? Если ноутбуки (также как и одежду и многое другое) разрабатываются на Западе, а производятся в Китае?

В сервисном центре, куда я принесла сдавать свой Lenovo, работали два приемщика – специалисты в расцвете лет. Они умело диагностировали неисправности и составляли заявки на ремонт. Видно было, что это квалифицированные специалисты. Почему российские специалисты заняты не разработкой российских инноваций (российских компьютеров, ПО и вообще отечественной техники-электроники), а сервисом китайской массовой электроники? Если спросить у них, они наверно скажут, что дело в зарплате. Получается, что российским инженерам (программистам), получившим «лучшее в мире» российское образование, выгоднее обслуживать глобальную электронную индустрию (китайскую электронику, возможно, и разработанную методами просачивания и копирования), чем разрабатывать свою, российскую. Дело в глобализации и экономической эффективности. Китайцы производят много и дешево и на весь мировой рынок. А сервис локальных рынков – дело локальное, его ведут местные компании, авторизованные глобальным производителем, т.е. местные специалисты. К тому же известно, что сервис (в т.ч. в автомобильной отрасли, для автопродавцов) в несколько раз прибыльнее, чем продажи, самого автомобиля.

Еще пример. Пару месяцев назад у меня нечаянно сломались китайские очки-тренажеры, с черным пластиком с дырочками. Сломалось ушко крепления дужки. Жалко выбросить – тоже новые. Начала искать, можно ли починить. Первый вопрос в ремонтных точках: «сколько стоят ваши очки?» Оказалось, что стоимость пайки и запчастей превышает стоимость самих очков. По словам одного из мастеров, сами эти очки (металлическую оправу) китайцы делают неизвестно из чего, чуть ли не «расплавляя старые сковородки», и потому чинить их смысла нет. Проще купить новые.

Вопрос о перспективе места РФ в мировом разделении труда активно дискутируется российскими экономистами. Его поднимал, в частности, В.Мау, отмечая, что товары для бедных производят бедные страны – Китай, Таджикистан, Индия. Россия – не бедная страна по показателю ВВП на душу населения. И, по его мнению, Россия не производит товары для бедных. Товары для богатых производят богатые страны – Германия, Франция, Великобритания. Отсюда возникают вопросы: а что же производит РФ, что она должна производить и в каком направлении должно идти развитие экономики страны?

В силу наличия в РФ углеводородов и отсутствия или недостатка таковых в Восточной Азии (Китае, Японии), в Европе, понятно, что Россия будет продолжать добывать и экспортировать эти ресурсы. Но поскольку ресурсы не вечны и надо что-то производить, то где же место РФ в глобальной индустрии, в частности, в потребительской электронике, в производстве одежды-обуви и товаров для народа?

Упрощенно это можно представить в виде схемы жизненного цикла изделия (табл.1). Мы сейчас не говорим о том, что на 25% американскую Windows делают российские программисты. Делают, и не только они, и не только Windows, но под нероссийской маркой, а работая в иностранных компаниях и на иностранные компании. Однако задача модернизации и инновационного развития РФ имеет в виду все-таки развитие российского бизнеса и российские бренды. И можем ли мы модернизировать компанию Lenovo?

Где и какие инновации здесь могут быть, что модернизировать а этой цепочке глобализованной индустрии?

Политика российской модернизации претендует на такие стадии жизненного цикла высокотехнологичных изделий, как НИОКР и производство. А что мы имеем сейчас, посмотрим на примере компьютеров-ноутбуков (табл.1). Штриховкой показаны стадии НИОКР и производства ноутбуков, реализуемые за пределами РФ.

Таблица 1. Глобальный жизненный цикл ноутбука на российском рынке.
Этапы реализации жизненного цикла продукта НИОКР Производство (сборка) и частично маркетинг (реклама, ПиАр) Продажи в РФ (и частично маркетинг, работа с клиентами) Сервис и утилизация
Запад
Запад
Китай
Китай
Россия
РФ в
основном
РФ в
основном

Можем ли мы (в смысле российские компании и исследовательские центры) себе позволить вести НИОКР, как компании Intel, HP и P&G, IBM, Microsoft? В смысле есть ли у нас на это необходимые ресурсы (деньги, кадры, время, оборудование) и возможности – правила игры, инфраструктура, культура? Или все-таки не можем?

Можно об этом спросить у наших ученых и разработчиков. А можем ли мы (российские университеты, школы) готовить кадры исследователей-разработчиков, специалистов для этих компаний, для их исследовательских центров? Раз они там уже работают, значит, можем, но, скорее всего, это не серийная подготовка. Поскольку кадры специалистов инофирмы отбирают на индивидуальной основе.

Можно ли и стоит ли строить сборочные заводы в РФ для электроники, как в Китае? Это надо спросить у инвесторов. Цена рабочей силы? А кто сейчас работает дворниками в Москве и на кассах в торгово-розничных сетях? Мигранты. А кто сможет и захочет работать на сборке за такую зарплату, чтобы компьютер был конкурентоспособен в РФ?

Аналогичные вопросы можно рассматривать для каждого этапа жизненного цикла очень многих изделий. Ответы на них знают эксперты – люди, которые работают в этих областях повседневно, и отчасти те, кто работает с этими людьми.

Для анализа роли РФ в поставках товаров и услуг можно использовать матрицу «продукт-рынок», которая в самой простейшей форме имеет всего 4 клетки (табл.2).

Для более конкретной картины зарубежье надо разбить на СНГ и дальнее зарубежье и т.д. Глубина разбиения зависит от цели анализа (отрасли, регионы, страны или конкретные продукты).

Таблица 2. Матрица «продукт-рынок» для РФ и зарубежья.

Действительно, России сложно конкурировать с Китаем в сфере производства товаров массового спроса в силу исторически и традиционно более высокой цены российской рабочей силы, хотя зарплаты китайских рабочих растут и даже в США в исследованиях BCG обсуждаются вопросы возрождения производства, способного конкурировать на внутреннем рынке. Относительно высокая стоимость рабочей силы в РФ в сравнении с развивающимися странами рассматривается как одна из причин, объективно определяющих необходимость для РФ заниматься более интеллектуалоемкой частью инновационного цикла – НИОКР, инновациями.

Однако и эта сфера – НИОКР и Инновации – в РФ не без проблем. Резюме на эту тему доклада Всемирного банка настолько информативно и лаконично, что стоит привести его дословно. «Россия имеет давние научные традиции, но пока наука не внесла большого вклада в экономику в связи с низкой предпринимательской активностью и недостаточным использованием научных разработок в бизнесе. Инвестиции в НИОКР относительно невелики (около 141 доллара на душу населения, в то время как в США этот показатель составляет 1146 долларов), а эффективность научной деятельности (измеряемое числом опубликованных статей на одного ученого) неуклонно снижалась в течение последнего десятилетия. Кроме того, Россия отстает и по уровню производительности (продуктивности) научных исследований. Случаи коммерциализации государственных научных исследований путем выдачи лицензий, выделения новых организаций из состава существующих или проведения научных исследований по контрактам встречаются редко. Отчасти эта проблема связана с резким сокращением числа ученых, находящихся в середине научной карьеры, которые с большей вероятностью могут заниматься коммерциализацией научных исследований. Значительная часть выпускников естественнонаучных и технических вузов, которые продолжают учебу за рубежом, не возвращается в Россию (77% тех, кто учится в США), а система управления государственными научно-исследовательскими организациями не способствует повышению эффективности, что ставит под угрозу научную базу России».

Претендуя на роль «мозгов» мировой индустрии, можно и нужно осознавать, что интеллектуальный труд, как требующий интеллектуальных ресурсов, не менее, а, пожалуй, и более, чем труд рабочих-сборщиков, зависит от менталитета нации и системы мотивации. Процессы и результаты интеллектуального труда чувствительны в отношении нематериальных факторов – культура, идеология, эмоциональный фон и атмосфера в обществе, идеология общества и социальные институты, формирующие условия такого труда – политика, право, СМИ, образование и многие другие.

2. Модернизация и инновации: каковы цели?

Лозунги модернизации и инновационного развития будут продолжать иметь проблемы воплощения в жизнь до тех пор, пока не будут декларированы понятные для общественности цели этих преобразований. Причем цели общего плана вроде достойного места страны в мире не вполне понятны рядовому гражданину и нуждаются в конкретизации и трансляции на уровень мотивации этого простого человека. Можно ожидать, что чувство патриотизма – не единственное и не главное для российского гражданина.

Чего мы хотим и куда движемся путем модернизации и инновационного развития? Мы хотим вести НИОКР для всей мировой электроники или для ее части? Мы хотим производить компьютеры – от элементной базы до компонентов и готовых изделий в РФ? Нужны ли и насколько реалистичны российские аналоги IBM, Intel, Microsoft, Google – мировых лидеров ИТ-индустрии? Если нужны, то надо смотреть, что мешает таким компаниям возникать, развиваться и функционировать в РФ. Или же мы хотим встраиваться в уже существующие глобальные инновационные цепочки? В какие их части, на какие этапы? Учитывая рост открытого характера инноваций (когда отдельные этапы выполняются разными компаниями), это одна из возможностей. Примером могут служить десятки глобальных Интернет-площадок и компаний, собирающих новые технологические и инновационные решения методом краудсосринга, в том числе – innocentive.com (в числе клиентов – P&G, Dow Chemical, Boeing, Roche, DuPont), а также Ninesigma, Cambrianhouse, Ideaconnection, Topcoder, Yet2. По данным Леонтьева, более половины исследовательских задач P&G решает методом краудсорсинга, вне своих лабораторий.

Что даст модернизация и инновации каждому россиянину? Как она должна происходить и проводится – сверху или все-таки снизу? В чем должна проявляться? Какова роль простого гражданина в этих процессах? Кому, что и когда это даст?

Мировой капитализм перестал быть главным врагом россиянина, успевшего оценить достоинства и преимущества иностранных гаджетов, музыки, фильмов, одежды, бытовой техники, автомобилей, фармпрепаратов и заграничных турпоездок. Идею классовой борьбы мирового пролетариата и образ врага в борьбе за мировой коммунизм теперь использовать не получится. Потому что линия классовых различий и фронт классовой борьбы переместились уже в саму Россию вместе с процессами развития рыночной экономики и капитализма.

Учитывая проникновение ряда элементов западной идеологии и культуры благодаря Интернету и СМИ в Россию, можно предположить, что в фокусе всех инновационных преобразований должен быть все-таки человек. Общечеловеческие ценности, права и свободы личности, качество жизни – объективно измеримое и сравнимое с качеством жизни в странах–лидерах инновационного развития. Эта позиция «человек – цель» озвучивается и транслируется как новыми, так и достаточно известными лидерами мнений, ранее не самого активного политического спектра в РФ. Можно спорить о контексте, методах и средствах достижения целей, однако для объединения нации цель должна быть убедительной и привлекательной для большинства граждан.

Говоря о целях модернизации, стоит посмотреть – а чем же живет Россия сейчас?

Понятно, что углеводороды и сырье – это три четверти российского экспорта. А как насчет Москвы, культурной и научной столицы РФ? Здесь занято около 10% всех трудящихся РФ. Валовой региональный продукт Москвы на треть – это торговля, почти на четверть – аренда и услуги и лишь на 13% – обрабатывающая промышленность, за которой следуют транспорт и связь (вместе 9%). Получается, что Москва – коммерческая столица РФ, потому что именно коммерция – основная сфера деятельности столицы по формируемым доходам. Она же – крупнейшая сфера занятости. Какие инновации и в какой сфере нужны Москве? И кто их здесь будет коммерциализовывать? Инновации в торговле? В аренде помещений и сопутствующих услугах? Или все-таки в обрабатывающей промышленности? Интересно, что образование в столице, где расположено более 200 вузов, дает только 2,5% ВРП города.

Чем же торгует столица?

Пройдясь по торговым центрам и рынкам, можно предположить – торгует Москва в значительной мере тем, что сделано не только не в Москве, но и не в РФ и не российскими компаниям. Столица РФ работает как купец, торговый центр (хаб), перепродающий товары, сделанные в других регионах РФ и странах, компаниям и жителям других регионов РФ. Так, например, мелкий торговый бизнес Калужской области ездит в Москву за товаром и перепродает его на своей территории. Вопрос о том, какие, кому и зачем инновации реально нужны в РФ, достаточно актуален.

Аналитики Всемирного банка критикуют российскую инновационную политику за ее избирательность и направленность «сверху вниз». Отдельные и немногочисленные «островки», осваивающие новые технологии «не поднимают лодки». «Во многих случаях местные предприятия не могут идти в ногу со стремительным техническим прогрессом, а связанные с производством внешние эффекты, в основном, незначительны по сравнению с ростом производительности, который связан с внедрением технологий». Точечное внедрение технологий не меняет картины в целом, если основная часть экономики не способна адаптировать и экстраполировать инновации. Иными словами, инновационная политика должна строиться на системной основе и вестись широким фронтом.

3. Культура и культурные барьеры

Рассматривая положение дел в разных странах, многие люди видят разницу в уровне развития экономики и в качестве жизни населения, в условиях для работы и в перспективах. Эти страновые и региональные различия могут быть оценены объективными показателями, в том числе такими, как ВВП на душу населения, объем ВВП и его динамика, продолжительность жизни населения и уровень его доходов.

В условиях развития информационного общества можно рассматривать страну (регион) и группу (часть) общества по аналогии и на основе модели информационной системы, продуцирующий некоторый результат. Тогда мы видим как минимум две составляющие общества (страны, региона) – материальный компонент (hardware) и нематериальный (software). Оценка материального компонента достаточно объективна, поскольку объект оценки ясен, осязаем и очевиден – это природные ресурсы, размеры территории, здания и сооружения, производимая продукция (в том числе в стоимостном выражении). Но есть еще и нематериальные составляющие общества. Так же как функционирование компьютера зависит от его программного обеспечения, функционирование экономики страны зависит от ряда нематериальных составляющих – культуры, традиций, менталитета нации, т.е. алгоритмов и правил функционирования «железа». Причем для каждого устройства в компьютере должен быть свой драйвер – специальная программа, обеспечивающая его работу с данной операционной системой.

Традиционно политика модернизации и инновационного развития ставила цели материального плана (например, удвоение ВВП или каждой семье – отдельную квартиру к 2000 г.), при этом софтверная составляющая процесса явно недооценивалась, сводилась к пропаганде (например, по первому каналу ТВ) и достаточно несложному манипулированию широким общественным мнением.

Между тем, до тех пор, пока каждый гражданин РФ и каждое должностное лицо не будет буквально помешан (в лучшем смысле этого слова) на модернизации и инновациях, инновационное развитие в РФ будет продолжать испытывать проблемы. Модернизация и инновации должны стать таким же фетишем, навязчивой идеей и символами успеха для широких кругов граждан, как матчи «Спартака» или «Динамо» (для одних), как Ipod и Ipad (для других), как автомобили престижных марок и загородные дома, виллы, яхты и миллионные счета (для третьих). Инновации должны стать повседневностью, естественным состоянием и образом жизни нации.

Ряд исследователей, в том числе российский экономист Е.Ясин и американский социолог Л.Харрисон, отмечали, что российская культура инновационно-резистентна и это служит барьером инновационного развития страны. Фатализм, фокус на прошлом (вместо будущего), эластичность этического кодекса, традиционализм, консерватизм, ортодоксальность, патриархальность, рентоориентированность бизнеса и элит, неприятие риска и конкуренции, терпимость к коррупции, авторитаризм, коллективизм, маскулизм – все это, по их мнению, тормозит прогресс в РФ.

Экономисты говорят о том, что состояние экономики и уровень ее развития зависят от менталитета нации, ее культурных ценностей. Можно утверждать, что значимые изменения экономического состояния страны невозможны без изменения ментальности нации в направлении усиления инновационного мышления. Е.Ясин говорил о том, что Россия должна брать культурный барьер.

Рассматривая глобальные рынки потребления товаров, услуг, идей для описания культурных факторов поведения потребителей глобальных рынков, американский ученый-маркетолог экономист J.Mowen использовал трехмерную модель культуры, включающую такие измерения, как культурные ценности, материальная среда, институциональная (социальная) среда (рис.1).


Рис.1. Матрица культуры.

Как мы видим, технический уровень развития нации связан с ее культурой и институциональной средой.

4. Что же делать? Развивать инновационную культуру?

Развитие культуры в сторону инновационности предполагает изменения содержания элементов цепи, связывающей культурные ценности и поведение (деятельность) членов общества.


Рис.2. Культурные ценности – поведение.

Если мы хотим изменения поведения граждан (предпринимателей, бизнесменов) в сторону инновационности (действия), необходима соответствующая трансформация содержания каждого звена цепи «ценности-действия». Каждое новое поведение может быть обученным, т.е. человека (и организацию, группу, общество) можно научить быть инновационным, поставив задачу маркетинга инновационного поведения.

Рассматривая общество как сложную систему поставщиков и потребителей инноваций, мы видим, что каждый человек (или организация, компания) с одной стороны – поставщик и участник инноваций (социальных, экономических, технологичских), а с другой – потребитель инноваций, субъект инновационного поведения. Сбои в любом из звеньев этой сложной системы инноваций (в генерации идей и их разработке и реализации, в использовании (потреблении) инноваций) – проблема инновационности всей нации. Это значит, что инновационное поведение должно быть понятно и приемлемо, присуще всем звеньям общества – людям и организациям. Это поведение (инновационное, прогрессивное) должно быть приоритетным и доминировать над регрессивным, создающим барьеры инновационного развития нации. Можно ли научить нацию в составе отдельных людей, организаций и институтов общества быть инновационной?

В теории потребительского поведения маркетинговых дисциплин методы обучения новому поведению составляю две основные группы – условно-рефлекторные (conditioning; вспоминаем собаку Павлова) и когнитивные (cognitive learning). Когнитивные методы используют интеллектуальные ресурсы человека. Это методы заучивания (зубрежка), рассуждения (анализ-синтез) и отчасти моделирования (копирование). Примеры использования метода заучивания – повторение слова «инновации» или лозунга с этим словом в рекламе, на растяжках, в популярных песенках и стихах. Метод рассуждения используется, в частности, в образовании. Это, например, лекции для студентов или учебники – со схемами графиками, статистикой. Метод моделирования может использоваться путем создания привлекательного типажа «героя нашего времени» (в кино, на ТВ, в телешоу) и его продвижения в массы.

Условно-рефлекторные методы менее требовательны к сознанию обучаемых. Можно назвать их «классической условной рефлексией» (Classical conditioning) и «методом проб и ошибок» (Оperant conditioning). Методом классической условной рефлексии: если помните, нобелевский лауреат 1904 г. русский ученый-физиолог Иван Павлов обучал собаку пускать слюну на сигнал звонка. Метод проб и ошибок используется, в частности, в маркетинге: это бесплатные (или со скидкой) образцы товаров и услуг), предназначенные для провокации пробы (покупки) потребителем.

Эти методы могли бы использоваться лидерскими группами (прогрессивной политической элитой, общественными организациями и движениями, например), заинтересованными в росте инновационности нации. Однако достигнутый эффект обученности быстро пропадет, если не будет постоянно закрепляться окружающей реальностью. Вот почему движение в сторону инновационности должно быть системным и масштабным, а не точечным и кампанейским.

Стоит заметить, что рост инновационности нации, преодоление культурного барьера, может быть нелегким испытанием для сложившегося образа жизни нации и даже целостности ее институтов. Реализация курса на инновационность может привести к деструктуризации, трансформации институтов и смене элит во многих сферах общества – в политике, госуправлении, бизнесе, культуре, науке и образовании. Выпуская джинна инновационности из бутылки, нужно быть готовыми к изменениям существующего порядка вещей.

Например, один из компонентов ментальности инновационности – это индивидуализм, признание права человека быть другим, «быть не таким как все», право на индивидуальность в образе мышления и поведения. На принципе индивидуализма строится мотивация инноваторов в инновационно-ориентированном обществе, где поощряется нестандартность мышления и поведения. Что и понятно, поскольку инновации – это нарушение привычного хода вещей, отклонение от общего курса, вызов традиции. Российское общество, нередко называемое на Западе посттоталитарным, только начинает двигаться в этом направлении – признания права человека быть другим, на индивидуальность. Один из примеров такого движения в образовании – Болонский процесс, предусматривающий, в частности, выборность курсов студентами университетов. Так, например, американский студент сам формирует свой учебный план, выбирая более половины изучаемых курсов и преподавателей, а университет предоставляет ему такой выбор, имея для этого все возможности, включая технические и информационные. Студент строит сам свою индивидуальную образовательную траекторию. Потому что на выходе из университета ему предстоит строить свою индивидуальную карьеру в рыночной среде, опираясь на свои индивидуальные, и отчасти уникальные способности, склонности и компетенции.

Двенадцатилетний американский школьник выбирает предметы, которые он изучает в школе, по той же причине. Можно говорить о том, что инновационность американских граждан формируется не в вузе и даже не в школе, а в утробе матери, с пеленок. Среда, поощряющая ответственный выбор, готовность к риску в сочетании с рядом других факторов, породила в США компании-лидеры мирового инновационного бизнеса. Такого свободного и независимого выбора учащимся предметов и курсов практически не было в российской системе образования (за очень редкими исключениями) и только начинается движение в сторону вариативности учебного процесса, которое обещает быть нелегким для наших школ и вузов. Российской системе образования, а потому и науке предстоят испытания на прочность.

Где предел возможностей инновационности РФ? В какой мере российское общество, географически, культурно и экономически размещающееся между Западом и Востоком мира, способно и может себе позволить быть инновационным, креативным, предпринимательским? Можем ли мы, отягощенные или освященные и благословленные опытом прошлых поколений, повторить американский или англосаксонский путь к инновационности и в какой степени? Что нам мешает и что помогает? А повторить китайский или японский, корейский или тайваньский опыт?

Предполагается, что в нашей стране нужна широкая дискуссия на эту тему – о той модели общества (идеология, социальная структура, экономические параметры и база, культурные ценности, социальные институты), которая может и должна быть построена в России. И в этой дискуссии должны участвовать не только экономисты, политики, чиновники, но и культурологи, бизнесмены, предприниматели. Пока разные группы общества видят будущее России различным, пока нет общенационального консенсуса о модели развития страны (и экономики, в частности), сложно ожидать реализации хотя бы одной из всех этих моделей. И события будут развиваться по равнодействующей всех вовлеченных сил и отнюдь не по самому ожидаемому сценарию.

В этой дискуссии должны участвовать не только исследователи и эксперты, но и широкий круг общественности, в той или иной форме охватывающий подавляющее большинство нации. Это большинство актуально и организовано (самоорганизовано), оно должно быть как гражданское общество. Ни одна из моделей будущего страны не может быть успешно реализована без широкой общественной поддержки, без масштабной инициативы и движения «снизу».

Ирина Алёшина

Написать комментарий

правила комментирования
  1. Не оскорблять участников общения в любой форме. Участники должны соблюдать уважительную форму общения.
  2. Не использовать в комментарии нецензурную брань или эвфемизмы, обсценную лексику и фразеологию, включая завуалированный мат, а также любое их цитирование.
  3. Не публиковать рекламные сообщения и спам; сообщения коммерческого характера; ссылки на сторонние ресурсы в рекламных целях. В ином случае комментарий может быть допущен в редакции без ссылок по тексту либо удален.
  4. Не использовать комментарии как почтовую доску объявлений для сообщений приватного характера, адресованного конкретному участнику.
  5. Не проявлять расовую, национальную и религиозную неприязнь и ненависть, в т.ч. и презрительное проявление неуважения и ненависти к любым национальным языкам, включая русский; запрещается пропагандировать терроризм, экстремизм, фашизм, наркотики и прочие темы, несовместимые с общепринятыми законами, нормами морали и приличия.
  6. Не использовать в комментарии язык, отличный от литературного русского.
  7. Не злоупотреблять использованием СПЛОШНЫХ ЗАГЛАВНЫХ букв (использованием Caps Lock).
Отправить комментарий
07.11.2011 0 0
Матвеев Александр Леонидович:

Уважемая Ирина Викторовна.Написать статью я проблем не вижу, но вся анекдотичность ситуации в том, что я-то вижу проблемы уже на 80-90% технически решеными, поскольку на их анализ затрачено худо-бедно лет тридцать... И найдено ОБЩЕЕ решение в насосо-копрессоростроении, на основе которого можно делать конкретные насосы для разных сред, начиная от возуха, заканчивая бетоном с гравийным наполнителем... Но часть найденых техническх решений ничем не защищена - срок действия моих АС СССР истек, на патент в развитие темы еще не подавал. Поневоле мне придется темнить, чтобы не раскрывать существо изобретения. Поэтому статью я считаю преждевременной. А тематика обалденная - можно порвать всё мировое машиностроение, как Тузик грелку... До меня самого очень долго доходило, на что я набрел лет двадцать с лишним назад. Есть и еще интересные темы для транспорта, но всё это нужно заявлять и садиться считать, ибо никто этого не сделает на сегодня, кроме меня. А времени не хватает абсолютно, да голова уже не та...

06.11.2011 0 0
Ирина Алешина:

Матвееву А.Л. Уважаемый Александр Леонидович, насколько я поняла, Вы специалист в области технических инноваций, и возможно - из Рубцовска, и специалист в области моторостроения и компрессоростроения - http://chubais.ru/blog/view/1059/? Могу предположить, что технические инновации в этой области с претензией на мировой уровень (а значит, и мировой рынок) требуют не только технической оценки, но и бизнес-анализа (коммерческого потенциала): анализа рынка, конкурентов и потребителей, емкости рынка, потенциала продаж и сроков окупаемости инвестиций. Без этого всего , Вам скорее всего было бы не просто получить финсредства на ваш проект в любой стране, не то что в РФ. Насколько я знаю, некоторые технические решения российских авторов находят выход на международный рынок через иностранные компании. Если у вас действительно проект с высоким рыночным потенциалом (окупающийся и прибыльный) – могу Вам только посоветовать поискать – какой иностранной компании может быть интересно ваше техническое решение. Если уж с российскими – проблема. Начать поиск можно и в Инете. Имейте в виду, что маркетинг технически сложного продукта – в значительной мере дело самого разработчика. Поскольку в технических вещах и тем более узкой сферы разбираются преимущественно узкие специалисты. Потому и анализ рынка и конкурентов и спроса Вам в определенной мере пришлось бы делать самому – до той степени, пока потенциальный инвестор не увидит потенциала прибыльности проекта использования вашего технического решения. Имеется виду – предварительное исследование рынка (explorative research). По поводу инноваций. В РФ в 99% случаев чиновники и все обсуждающие проблемы инновационной экономики понимают под инновациями именно технические и технологические инновации. Однако – технические инновации не существуют и не возможны БЕЗ инноваций управленческих, экономических, информационных, кадровых, культурных (гуманитарных) и прочих. Это все – одно целое, единая система, да еще и контекстно-зависимая. Так, например, американская инновационная система включает и американскую культуру и право и образование, и науку, и информационную инфраструктуру (включая независимые СМИ) и антикоррупционную систему госуправления о котрой писал, например, Оксанов А.И. – в тч и на других ветках. Можно, например, взять системы организации образования и науки в РФ и в США , сравнить и показать – в чем российские системы образования и науки проигрывают американским в части инновационности и обеспечения инновационности экономики. Ну и конечно, эти различия надо видеть в контексте экономической, политической, правовой и вообще культурной систем. Вот у нас взяли и ввели ЕГЭ – пересадив западный опыт. Однако, в США, например, аналог российского ЕГЭ не освобождает студентов от платы за обучение. Там в условиях всеобщего платного ВО все практически должны платить, за исключением несущественной части стипендиатов, льготников и обладателей скидок. А результаты того экзамена (его проводит негосударственная организация, созданная так или иначе самими университетами) нужны для решения вопроса – возьмет ли абитуриента, например, Гарвард или Йель с такими оценками или нет – и все равно – за большие деньги, не за счет госбюджета Это частные университеты и они сами решают – кого брать и на каких условиях. Но и только результатов экзамена недостаточно, кстати, это лишь один из критериев. В условиях всеобщего платного высшего образования этот экзамен играет в значительной мере ДРУГУЮ роль. А у нас – когда по конституции должно быть N тысяч мест в вузах за счет госбюджета, ЕГЭ превращается в критерий решения вопроса – who pays – кто платит за высшее образование. Согласитель – это все-таки задача – другая, особенной в условиях воинского призыва (которого нет в США) и другой российской специфики. Потому механическое копирование зарубежного опыта чревато неожиданностями. Для ведения нетехнических типов инноваций патенты часто дело далеко не первой значимости. Иногда достаточно просто посмотреть, КАК это делают инновационно-успешные страны и компании и просто скопировать полезный опыт хотя бы в какой-то минимальной степени. А затем – масштабировать его, расширяя дальше – на основе использования мотивации различных участников и сторон. Что для этого надо – некоторые познания в предмете копирования (желательно профессионального уровня) + знание английского языка + (и это самое главное )– достаточно сильная мотивация что-то изменить. Ну, знание менеджмента, маркетинга – тоже не помешают. Но здесь можно уже использовать консультантов для ориентации и поддержки проекта. Т.е для запуска технических инноваций иногда стоит начать с управленческой, экономической, информационной или HR (кадровой) компоненты, чтобы сдвинуть процесс с мертвой точки и запусть его. При том не ожидая мгновенных результатов. А у нас сразу хотят – чтоб были новые технические решения – вынь да положь. Но так не бывает, большой процесс начинается с малого и развивается постепенно. Важно видеть все его этапы. То, что было сложно 30 лет назад – сегодня становится несколько проще – в силу широкой доступности информации в Интернет. Все гуманитарные технологии инноваций известны и представлены в интернет, правда, часто не на русском языке. Но и на русском тоже есть. Было бы желание это все найти, просмотреть и элементарно сделать ТАК ЖЕ. По поводу финсредств. Никто не спорит, что инновации требуют ресурсов – и это не только деньги, но и мозги, время и прочие. И все понимают, что инновации – рискованная сфера. Потому часто и ведутся за счет частных ресурсов инноваторов. До определенной степени конечно. Если вы – изобретатель, то что Вы могли бы сделать полезного для продвижения ситуации к лучшему - написать статью, аргументировано перечислив проблемы и пути решения – и здесь ее очень вероятно напечатают, если требования по форме будут соблюдены. Представьте себе, что 99% людей, говорящих и пишущих о проблемах инноваций в РФ и даже принимающих решения в этой сфере, НЕ знают очень многого в этой сфере, – гораздо более широкой, чем это принято у нас считать. Каждый видит только часть картины, но всю картину не видит никто. Потому даже небольшая статья, небольшой информативный коммент в форуме, вносят вклад в решение этой большой проблемы.

06.11.2011 0 0
А.И. Оксанов:

Ирина Алешина... Извините, что не ответил сразу: не видел Вашего поста. Всё у меня было - и в Прибалтике не просто бывал, а очень много работал совместно с латышами и литовцами. В Молдавии я вообще считался "своим". И на юге бывал, и на Востоке. Причём не "большим человеком", а просто приходилось работать вместе с людьми. Противоречия в СССР были, и немалые, но и не столь большие, не больше, чем в США между людьми в различных штатах. Надо сказать, что мне везло в жизни: дураки среди "простого народа" почти не встречались. Я и не знал, что в России было так много дураков, только при общении в рунете я убедился в этом. К сожалению, Вы, извините, зашорены на мифах, которые втемяшивали всем на протяжении последних 20-ти лет. Тот же Горбачёв... Если Вы посмотрите беспристрастно на то, что было юридически реформировано в СССР именно при Горбачёве, Вы обязательно должны понять, что по масштабу реформ его можно поставить выше любого российского исторического деятеля прошлого. Конституция СССР в последней редакции и вышедшая из неё Конституция России в редакции 1992 года намного более демократичны, чем конституции любой другой страны в мире. Если не зажмуриваться, то именно при Горбачёве был сделан прорыв к основам построения экономики, куда более современной, чем ныне в любой стране. Никаких ограничений на предпринимательство, громадные права работников и трудовых коллективов - такого мир пока не знает. В США с 70-х развивались предприятия в собственности работников - система ESOP. Многие из них были успешнее и государственных, и частных. Но это всего порядка 12 миллионов работников. При Горбачёве было узаконено право работников государственных предприятий не просто на участие в управлении своим предприятием (так принято и на Западе), но и право на прибыль предприятия. Вполне вероятно, что эти принципы были бы потом перенесены и на предприятия других форм собственности. Я участвовал в решении проблем производственного самоуправления, и знаю, что именно оно вызывало бешенную ненависть директората и номенклатуры. В том числе и потому, что каждого из тех, кто был выбран в СТК, могли в любом месте предприятия обвинить в бездействии, если привезенное вчера оборудование остаётся на улице. Совсем не "советское" отношение. Мне довелось разбираться и с опытом одного дагестанского "колхоза", в котором уже в России были введены принципы материальной ответственности каждого, личной заинтересованности, участия в полученных результатах - там добились такого, во что первоначально невозможно было поверить. Учтите и то, что при Горбачёве вместо противостояния со всеми странами было провозглашено сотрудничество. Было провазглашено очень многое - нужно было реализовывать на практике. ОБОБЩАЮ: именно при Горбачёве, несмотря на все его личные противоречия (так бывало в истории), были заложены основы более современного, чем ныне в мире. Я как-то пречислял детали, можно найти в рунете или у меня в журнале. Именно то, что ждало страну (хоть СССР, хоть конфедеральное содружество, хоть Россию) категорически не устраивало чекистов и номенклатуру: при развитии демократии они не получили бы народной собственности, возможно, подверглись бы люстрациям за содеянное. ЕЛЬЦИН РАЗРУШИЛ ВСЁ, что было заложено до него. Не осталось ничего! Ни демократии, ни свободы предпринимательства, ни прав людей труда. Удивительно, что Вы этого ещё не поняли. Я знал это ещё в начале 90-х, ныне это общеизвестно всем, кто анализирует историю России. Обвинения народа в тупости и консерватизме - удобный для влсти миф. Я знаю, как "простые люди" заботились о своих предприятиях, как прекрасно они понимали, "кто есть кто". Это интеллигенция считала Ельцина и Гайдара демократами, в народе говорили о "демшизе". Это интелигенция считала, что работники всё обратят в зарплату - опыт предприятий ESOP уже тогда был известен: работники сами ограничивали свою зарплату, чтобы вложить средства в развитие своего предприятия - это выгоднее, чем вкладывать деньги в акции конкурентов. Вы правы: всё в России закономерно. Но закономерность заложили ещё в 1991 году (об этом хорошо сказал Илларионов). Ельцин смог повернуть вспять развитие страны, Путин - всего лишь продолжатель дела Ельцина. Вы специалист по маркетингу, я просто читал множество книг по маркетингу (американских), читал, потому что интересовался экономикой, а маркетинг всего лишь ответвление от главной ветви. Без понимания основ экономики маркетинг становится просто схоластикой. Именно понимание экономики позволяет увидеть не только ту экономическую формацию, которая ныне в России, но и понять, почему политическая система России именно такая: в 20-ом веке уже не было государств с марксовским и послемаркосовским капитализмом, где бы не было тоталитарного государства. Это тандем - экономика и политика, трудно сказать, что главнее. Запад показал, что политика важнее - там демократия перестроила экономику. СССР и Россия показали противоположное: основы демократии были заложены, но отстававшие преобразования в экономике уничтожили эти основы. Извините за лекцию. Но меня очень удивили Ваши позиции. А что до отъезда в США, то я полностью (и очень активно) вкусил всё от начала и до середины 90-х, был участником многого, знал очень многих "деятелей". В нашей общественной организации предвидели то, что произойдёт с Россией, пытались сопротивляться, и проиграли. Произошло именно то, что предвиделось ещё в 1991-1992 годах.Приход Путина - не его лично (тогда он был предельно серым - довелось видеть), но несомненно, приход того Пиночета, на которого молились реформаторы. Прозревать никогда не поздно, хуже, если никогда. С уважением. Оксанов.

06.11.2011 0 0
Матвеев Александр Леонидович:

Уважаемая Ирина Викторовна, лично мне кажется, что "баланс" и не будет найден. Россия всегда была и остается отстающей цивилизацией, в которой нет опыта успешного препринимательства снизу. Вся мелочевка типа купи-продай не в счет. Весь набор стратегий бизнеса в России сводится к разграблению или распилу, и ничего с этим сделать уже нельзя. Весь наш бизнес ориентирован на выживание, а вопрос выживания не предолагает вложений в рисковые проекты.Образовалась петля обратной связи - на инновации нт денег, и нет стратегий успешного роста бизнеса, а вследствие этого призводство усыхает и дохнет в условиях конкуренции. На фоне этого любой предприниматель смотрит на изобретателя, как на дармоеда, желающего откусить и так от малого пирога... В своем отечестве пророков нет. То есь, мы всегда были отстающей цивилизацией, и ей остаемся.

16.10.2011 0 0
Ирина Алешина:

Оксанову - по поводу развала СССР у Вас , все-таки, достаточно спорные соображения. А Вам приходилось быть в советское время на Западе СССР – в Прибалтике, и на Востоке – в южных регионах СССР? Это все теперь – другие страны, зарубежье, а тогда были республиками одной страны. И не казалось ли Вам, что это настолько разные страны (республики), что просто удивительно, - как это они существуют в рамках одной страны. И что их все-таки удерживало вместе столько лет и в один прекрасный момент – почему-то вдруг перестало удерживать и раскидало в разные стороны? Вы по улицам и по домам тех республик ходили? С людьми разговаривали – неформально? Не с трибуны по бумаге, а что называется «по душам», не торопясь, - как в советские времена интеллигенция на кухне обсуждала ситуацию в стране, «за жизнь», что называется. Если ходили и разговаривали, то многое должны были бы услышать. Есть такой метод сбора информации ( в маркетинге и не только в нем) – глубинное интервью. Оч. много можно узнать того, что в газете «Правда» не писали. И если уж эти республики бывшего СССР– как Вы считаете – имели потенциал сохраниться в одной общей стране, то почему не сохранились? НЕ кажется ли Вам, что политика была все-таки не единственной причиной, и культура (и история) – в частности, была не менее важна? Фигура Ельцина , наверно все-таки не так однозначна, как Вы ее обозначили. Демократии в США (которую он продолжил - после Горбачева - строить) посчитайте сколько лет. И что было с Россией эти же 200 лет. Вероятно Вы уехали еще из СССР, до перестройки Горбачева, и потому переоцениваете роль Горбачева –реформатора как и многие на Западе. И не дооцениваете сложности роли Ельцина. Посчитайте и сравните, - сколько был Горбачев Президентом СССР (меньше полутора лет) и сколько – Ельцин президентом РФ (9 лет вроде). Горбачев не стал забираться на танк, и в т.ч. потому - на танк пришлось забираться Ельцину и все остальное делать - тоже. Горбачева на танке даже вообразить сложно, согласитесь. На даче в Форосе – да, даже на комбайне - да. На танке – нет. И в истребителе-подводной лодке, на боевом корабле, в кимоно для каратэ или на горных лыжах – тоже нет. И при том, историки, вероятно сказали бы, что один без другого был бы невозможен. Заметьте, эти люди – ровесники, 1931 г. рождения. Горбачев на месяц моложе Ельцина. И вероятно не случайно, что Ельцина уже нет, а Горбачев жив. Последующая эволюция власти тоже для России закономерна. Как и картинки с истебителями-кораблями. Напоминает колебания маятника – влево-вправо. Вообще-то должен быть некий вектор движения, равнодействующая, в смысле – куда идем. В ней, в общем-то, дело. И вот по этому вектору - контрольным точкам - и можно судить о результатах и достижениях. По поводу различий частей мира. Посмотрите, что с Европой – есть Западная, есть Южная. Представляется, что проблемы Еврозоны имеют и культурный фактор, имеющий в свою очередь и климатические, природные причины. Ну, например, когда в Москве летом 33 и более градусов жары, раскаляемой еще и повсеместным асфальтом, то реально работать можно только в кондиционируемых помещениях, которых в городе очень немного. И даже в Москве чиновники заговорили о фиесте. Вот вам и климатический фактор культуры. По поводу окорочков… Если кто помнит – во время практически голода, 1991-1992 гг. Ельцин разрешил всем выйти на улицы и торговать – чем можно. Бабулькам – с пучками зелени и яблок с огорода, пакетиками самоиспеченных пирожков, самовязаными носками, да и курицами из деревни. Самостийная и конкурентная уличная торговля росла как грибы, и не только бабулек. Это потом всю почти уличную торговлю убрали и построили под навесы и в стационарные постройки. Но тогда это было новацией. И средством спасения для многих. И каждый торгующий мог оценить реальную рыночную ценность своего товара. Оказалось, что для того, чтобы в городе хватало картошки (и он не умер с голоду), вовсе не обязательно гонять студентов целыми университетами в колхозы, а инженеров НИИ – целыми отделами на овощные базы разбирать гниющие завалы. А картошка, оказывается, сама может собраться и приехать в город и даже издалека, и не гнилая. Так же как и яркие и дешевые китайские пуховики. Потом глобальный « китайско-снг-шный» бизнес, наверно так далеко зашел, что бурно функционирующий черкизовский рынок Москвы властям пришлось выносить за черту города. И не только его. Наверно есть все-таки какой-то оптимум сочетания предпринимательской инициативы и активности с одной стороны, и госрегулирования и в области стимулирования инноваций, - с другой. А если инноваций не хватает, значит, «баланс» нарушен или не найден.

16.10.2011 0 0
Игорь Лавровский:

Чтобы не напоминать г-ну Матвееву стадо баранов, нужна адекватная постмодерация.

15.10.2011 0 0
Матвеев Александр Леонидович:

Вы, господа, напоминаете мне стадо баранов, бьющих себя в грудь копытами, что мы, дескать, способны изменить реальность. Реальность такова, что страна управляется людьми, не имеющими связи с реальностью. Пока доходы о нефтегаза превышают любые доходы от инноваций, не надо лапшу вешать - никакого движения не будет.Реальностью управляет потеря прибыли, не более. На три шага вперед считает Каспаров, но где эти Каспаровы в правительстве? Их нет, вся ситуация двигается только от сиюминутного интереса... Госплан упразднен, господа, что мы обсуждаем?? Завтрашний день? Он целиком зависит от коньюктуры... Будет цена на нефть, будут окорочка, не будет революции... Упадет цена на нефть, не будет окорочков....

Показать еще комметарии (61)

Статьи

Ликвидация перебежчика. Что стоит за убийством Вороненкова в Киеве?

Ликвидация перебежчика. Что стоит за убийством Вороненкова в Киеве?
Политика

Цивилизационный кризис либерализма. Что отняли у России 25 лет реформ?

Цивилизационный кризис либерализма. Что отняли у России 25 лет реформ?
Экономика

«Уникальное явление: работающие бедные». Как в правительстве нашли средство борьбы с бедностью россиян

«Уникальное явление: работающие бедные». Как в правительстве нашли средство борьбы с бедностью россиян
Экономика 1

«Замочен в сортире». О чем говорит смерть топ-менеджера «Роскосмоса»

«Замочен в сортире». О чем говорит смерть топ-менеджера «Роскосмоса»
Политика

Узнай, страна

Омские ремесленники продемонстрировали свое мастерство в областном Экспоцентре

Омские ремесленники продемонстрировали свое мастерство в областном Экспоцентре

Кировский завод «Росплазма» возродят после 12-летнего простоя

Кировский завод «Росплазма» возродят после 12-летнего простоя

Новости компаний

Петрозаводский государственный университет приглашает на День открытых дверей

Петрозаводский государственный университет приглашает на День открытых дверей

Президент ТПП РФ Сергей Катырин: Палата окончательно определилась с неналоговыми платежами

Президент ТПП РФ Сергей Катырин: Палата окончательно определилась с неналоговыми платежами

Разное

Наши
партнеры

«Деловая Россия» — союз предпринимателей нового поколения российского бизнеса
«Терралайф» - рекламное агентство полного цикла
Dawai - Австрия на русском: новости, туризм, недвижимость, объявления, афиша
МЭЛТОР - мастер электронных торгов
Капитал страны
ВКонтакте