Капитал Страны
30 МАЙ, 14:41 МСК
USD (ЦБ)    56,5168
EUR (ЦБ)    62,9484

Что делать, когда высшего образования слишком много?

30 Ноября 2010 9099 3 Наука и технологии
Что делать, когда высшего образования слишком много?

По распространенности и доступности высшего образования Россия за последние 15 лет превратилась в мирового лидера. Но хорошо ли это? Нужно ли стране столько людей с высшим образованием? Как сами люди воспринимают высшую школу? Что нужно делать, чтобы нормализовать положение?

Сегодня уже не требует доказательства тот факт, что российская система высшего образования находится в состоянии глубокого кризиса. Сегодня огромное число россиян имеет диплом об окончании вуза, но многие из них не умеют даже грамотно писать, не говоря уже о более сложных проявлениях образования. Как же такое могло получиться? Неужели в этом виноват трансформационный спад, недофинансирование образования или какие-то экзогенные причины?

         1. Избыток высшего образования. На наш взгляд, в основе данного феномена лежит сложившаяся в стране практика массового, если не сказать тотального, высшего образования. Сама же эта практика представляет собой результат фундаментальной ошибки, которая воспроизводится до сих пор. Речь идет об идеологической установке, что рынок образовательных услуг должен стремиться к равновесию. Действительно, при отсутствии каких-либо ограничений предложение образовательных услуг растет за счет увеличения числа вузов и расширения масштабов их деятельности. Это в свою очередь ведет к падению цены обучения в вузах, что и приводит к его максимальной доступности. Сегодня российский рынок высшего образования далек от равновесия, но гораздо ближе к нему, чем в какой-либо еще стране мира. Что же в этом плохого?

         Сегодня диплом перестает быть источником позитивной информации. Например, что может дипломированный выпускник вуза? Как оказывается, наличие у него образовательного сертификата не дает никаких гарантий, что он может хоть что-нибудь. Это приводит к полной дезориентации работодателей: они не знают, кого стоит принимать на работу, а кого – нет. После трудоустройства почти все выпускники требуют не просто доучивания, а серьезного переучивания или обучения с нуля.

         В эпоху инноваций главным ресурсом являются кадры, способные генерировать эти инновации. Кто это будет делать в России? Ответ кажется очевидным: люди, имеющие высшее образование или ученые степени. Однако они в подавляющем большинстве сделать этого не могут. Но за счет кого же тогда будет осуществляться прогрессивная эволюция российского общества?

         Сегодня Россия находится в патовой ситуации. Система высшего образования, ответственная за эволюционные сдвиги в обществе, не способна выполнять эту функцию. Какой же видится выход?

         На наш взгляд, необходимо довольно быстро выстроить систему контроля качества образования с жесткой привязкой к ней механизма финансовой поддержки вузов. Это приведет к тому, что вузы-аутсайдеры рынка образования постепенно будут самоликвидироваться. Причем речь идет о сокращении не на 10-20%, а в разы. Это приведет к соответствующему росту конкурса, что в свою очередь позволит вузам осуществлять селекцию абитуриентов. Тем самым необходимо осуществить сознательное движение в сторону усиления неравновесия на рынке образовательных услуг, что повысит напряженность системы и ее инновационный потенциал. При этом неравновесие будет способствовать удержанию высоких заработков преподавательского состава, создавая мотивацию работы в этой сфере. Большие конкурсы позволят создавать студенческие «резервы» и осуществлять за счет них политику больших отсевов учащихся в процессе учебы. Одновременно все обучение может стать бесплатным, т.е. за счет государства; плата коммерческого образования должна существенно возрасти. Все это приведет к контролю качества обучения как со стороны студентов и их родителей, так и со стороны преподавателей.

         Насколько обоснованным представляется такая политика поддержания дефицита высшего образования?

         Во-первых, имеющиеся цифры показывают, что достижение полного равновесия на данном рынке может полностью и окончательно разрушить отечественную систему образования. Так, по насыщенности общества студентами Россия уже является одним из мировых лидеров. Например, в 2009/2010 гг. в России насчитывалось 52 студента на 1000 человек населения [1]. Это эквивалентно уровню Австралии и чуть меньше уровня Новой Зеландии (58) и США (59). Но эти три страны являются лидерами в области экспорта образования, чем и обусловлены их гипертрофированные показатели. Такие же государства, как Великобритания (39), Франция (36), Швейцария (28), и Япония (28) существенно отстают от России – в 1,3–1,9 раза. Однако и эти цифры плохо сопоставимы. Например, по нашим оценкам, в Австралии доля иностранцев среди студентов составляет 20,3%, а в Великобритании – 21,8; в США по специальностям «Бизнес» и «Менеджмент» эта доля также составляет более 20% [2-3]; в России эта величина пренебрежимо мала. По пост-дипломным программам в Британии доля иностранных студентов по специальности «бизнес и администрирование» составляет 83%, по социологии и обществознанию – 73, по биологии – 72, по техническим дисциплинам – 62 [2]. Очевидно, что нагнетание количественных показателей в нашей стране идет за счет снижения качества. Но приведенные цифры еще не предел. Статистика показывает, что в России неудовлетворенный спрос на высшее образование продолжает расти, увеличившись с 1,72 человека на место в 1993 г. до 2,08 в 2008 г. [1]. Следовательно, чтобы удовлетворить все имеющиеся сегодня запросы на образование в России, надо увеличить число вузов и студентов если и не в 2 раза, то, по крайней мере, на 25-30%, что уже выходит за рамки разумного. В этом случае мы рискуем получить уже открытую торговлю дипломами (а не завуалированную, как сейчас).

         Во-вторых, равновесие рынка равносильно полному обнищанию высшей школы. Сегодня финансирование высшего образования в России заметно хуже, чем в развитых странах. Например, доля такого финансирования в ВВП для Франции составляет 5,6%, а для России – 4,1% [1]. Однако при пересчете на показатель обеспеченности населения студентами Франция финансирует свою высшую школу почти в 2 раза лучше России ([5,6:37]/[4,1:52]=1,97). Если сохранить нынешние размеры российской высшей школы, то для того, чтобы ее финансирование соответствовало французскому стандарту, надо увеличить долю ВВП, затрачиваемого на образование, до 8%. Такая цифра зафиксирована только в Дании и для России находится за пределами возможного [1]. Нет у России и такого буфера, как у США, которые 67% всех средств, затрачиваемых на обучение иностранцев, покрывают за счет других государств. Поэтому любое увеличение рынка в России приведет к его катастрофическому недофинансированию и качественному разложению.

         В-третьих, поддержание искусственного рыночного неравновесия имеет положительные примеры в других отраслях. Например, многие банки осуществляют так называемое рационирование кредита, устанавливая ставку за кредит заведомо ниже равновесной. Это позволяет им создавать избыточный спрос на их продукт и за счет этого переходить к жесткой селекции своих клиентов по степени надежности. Тем самым банки сознательно идут на потери дохода в целях снижения рисков. Фактически они теряют деньги сегодня, чтобы не потерять их завтра; они жертвуют тактическими интересами, чтобы не потерять стратегические позиции. Что же касается высшей школы, то для нее всегда была характерна система рационирования, состоящая в том, чтобы поддерживать разумный конкурс в высшие учебные заведения. Вопрос только состоит в том, какой конкурс считать разумным. Сегодня доступность образования в России, когда даже самый слабый абитуриент может окончить вуз, привела к падению его качества и престижа. Это разительно контрастирует с опытом развитых стран. Например, в магистратуру Лондонской школы экономики конкурс составляет до 1000 человек на место, тогда как в ведущие российские вузы даже на бакалавриат – около 100 человек; в российскую магистратуру конкурс пока либо вообще отсутствует, либо находится на уровне нескольких человек на место. Налицо порядковое различие в рассогласовании спроса и предложения. Заметим, что ведущие западные университеты не идут на примитивное повышение стоимости обучения, чтобы «срезать» избыточный спрос на свои услуги и уравновесить рынок. Наоборот, они сохраняют это положение, чтобы иметь возможность контролировать «качество» абитуриентов и студентов.

         Таким образом, залогом эффективной системы рационирования высшего образования является неравновесие на рынке соответствующих услуг. В противном случае в системе блокируется возникновение интеллектуальной элиты, способной генерировать и реализовывать технологические и социальные инновации. Данное положение является частным случаем известного тезиса И.Пригожина о том, что эволюционируют только системы, находящиеся в состоянии, далеком от равновесия.

         2. Отношение к образованию. Надо сказать, что стремление рынка образования к равновесию пагубно сказалось на самой модели высшего образования в России. Можно говорить, что и студенты, и профессора и администраторы вузов перешли от максимизирующей стратегии к минимизирующей. Если в передовых странах мира цель студента состоит в получении максимально высоких оценок и знаний при ресурсных ограничениях по времени, деньгам и силам, то в России цель состоит в минимизации затрат ресурсов (присутствие на занятиях, сдача работ, экзаменов и зачетов и т.п.) при заданном результате в виде получения диплома. Для профессоров на Западе цель состоит в максимальной самореализации в виде научных достижений, в России – в минимизации усилий для выполнения формальных норм (присутствие на занятиях и заседаниях кафедры, сдача бюрократических документов, прохождение повышения квалификации и т.п.). Для администраторов западных университетов цель состоит в максимизации успеха вуза и его подразделений, для российских – минимизация усилий по поддержанию работы вуза и его подразделений без эксцессов и «проколов». Эти два типа моделей являются принципиально различными и качественно не сопоставимыми. Подчеркнем, что в формальном отношении эти модели не относятся ни к двойственным, ни к взаимным задачам, решения которых связаны между собой. В итоге мы имеем полное искажение самого смысла высшего образования.

         Оголтелое желание россиян получить высшее образование должно сдерживаться и по причине отсутствия его психологических ограничителей. Например, нигде в мире страсть к покупке дипломов не приобрела такого размаха, как в России. Например, две легендарные личности современности – Билл Гейтс и Стив Джобс – не получили высшего образования. Джобс был отчислен из колледжа Рида в Портленде (Огайо) после первого семестра, а Гейтс – из Гарвардского университета после двух лет обучения. И никому из них не пришло в голову ни доучиться позже, ни купить диплом за деньги. В качестве курьеза в СМИ отмечается тот факт, что в 2007 г. по инициативе администрации Гарварда Гейтсу, которому было уже 52 года, был вручен диплом, чтобы он официально считался выпускником этого вуза. Отсутствие высшего образования не помешало этим людям основать компании «Apple» и «Microsoft», которые изменили облик нынешнего мира. В США статус бизнеса, финансового успеха и реального производства гораздо выше любых дипломов.

         В европейских странах спрос на высшее образование частично стабилизируется благодаря существованию разных видов семейного бизнеса, когда молодые люди с детства вовлечены в него и становятся специалистами высшего класса без помощи университетов. В России наоборот – большинство людей, не видя явной перспективы в бизнесе, полагает, что их главным конкурентным преимуществом на рынке труда является очередной диплом.

Похожая ситуация и в сфере политики. По данным журнала «Spiegel», почти у каждого второго депутата российской Госдумы имеется докторская степень и это мировой рекорд. В немецком бундестаге, например, защищенной диссертацией может похвастаться лишь каждый шестой. В последнее время к науке в России стали «тяготеть» и криминальные авторитеты, имеющие на своем счету множество зверских убийств. Симптоматичным примером тому служит убийство в 2010 г. на Кубани 12 человек бандой, которой руководил кандидат социологических наук С.Цапок, ссылающийся в «своих» работах на Й.Хейзингу, М.Вебера, Э.Дюркгейма, П.Сорокина и других ученых-гуманистов [4]. По-видимому, в обществе возник своеобразный идеологический и информационный навес, который подпитывает нездоровый интерес к науке и образованию. Такая система должна быть радикально изменена.

3. Что делать? Модернизация сферы высшего образования должна идти по двум направлениям – ее жесткого рационирования и нормализации отношения людей к ней. И то, и другое требует очень осторожных действий, но в их необходимости сомневаться уже не приходиться. Подчеркнем, что все эти меры должны быть направлены не на подрыв спроса на образование как такового, а на подрыв желания получить диплом без соответствующего желания учиться.

         Рационирование образование, на наш взгляд, следует выстроить следующим образом. Во-первых, ужесточить систему контроля качества обучения в вузах, включающую не только качество читаемых курсов и профессионализм лекторов, но и эргономические показатели, когда вузы, размещенные не в надлежащем месте, должны лишаться лицензий и аккредитации. Во-вторых, следует отказаться от системы дипломов государственного образца, которая так или иначе уравнивает все вузы; необходимо переходить на оценку качества конкретного диплома в зависимости от престижа и репутации выдавшего его вуза. В-третьих, необходимо развернуть масштабную работу по систематическому составлению университетских рейтингов. Эта работа предполагает изменения роли рейтингов, их качества и системы взаимодействия между рейтинговыми агентствами, вузами, государством и работодателями. В-четвертых, государство должно оказать существенную финансовую поддержку ограниченному кругу передовых вузов (например, 50 первых вузов в национальном университетском рейтинге). Можно использовать систему понижающих коэффициентов участия государства при понижении места вуза в рейтинге.

         Вся эта система должна привести к тому, что вузы-аутсайдеры останутся без государственной поддержки, а без таковой и без достойной позиции в университетских рейтингах они будут никому не интересны. Желающие купить по дешевке их дипломы могут это делать, но эффект от этой сделки для них, скорее всего, будет сомнительным. Не исключено, что в будущем придется снова расширять систему высшего образования, однако для этого должны созреть соответствующие условия.

 

Литература

 

         1. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики (Россия): www.gks.ru.

         2. Сайт «Учеба за рубежом»: http://www.studyabroad.ru/guide/lib/studentsuk.php.

         3. Краткий справочник «О странах»: http://ostranah.ru/_lists/population.php.

         4. Яшина Г.А. «Научные» особенности российской мафии// «Капитал страны», 22.11.2010.

Евгений Балацкий

Написать комментарий

правила комментирования
  1. Не оскорблять участников общения в любой форме. Участники должны соблюдать уважительную форму общения.
  2. Не использовать в комментарии нецензурную брань или эвфемизмы, обсценную лексику и фразеологию, включая завуалированный мат, а также любое их цитирование.
  3. Не публиковать рекламные сообщения и спам; сообщения коммерческого характера; ссылки на сторонние ресурсы в рекламных целях. В ином случае комментарий может быть допущен в редакции без ссылок по тексту либо удален.
  4. Не использовать комментарии как почтовую доску объявлений для сообщений приватного характера, адресованного конкретному участнику.
  5. Не проявлять расовую, национальную и религиозную неприязнь и ненависть, в т.ч. и презрительное проявление неуважения и ненависти к любым национальным языкам, включая русский; запрещается пропагандировать терроризм, экстремизм, фашизм, наркотики и прочие темы, несовместимые с общепринятыми законами, нормами морали и приличия.
  6. Не использовать в комментарии язык, отличный от литературного русского.
  7. Не злоупотреблять использованием СПЛОШНЫХ ЗАГЛАВНЫХ букв (использованием Caps Lock).
Отправить комментарий
30.03.2012 0 0
Прохожий:

Противоречие решается очень легко Государственные ВУЗы и государственный контроль без возможности коммерческой деятельности. (Тлько бесплатное обчучение). Коммерческие ВУЗы с минимальным контролем и полным отсутствием государственной поддержки. Рынок сам все расставит на свои места. Государство получит контролируемый поток нужных специалистов. все остальные - возможнсоть недорого получить "бумажку" которая нужна только для устройтва на любую более-менее приличную офисную работу.

29.03.2012 0 0
Юрий Испанский:

Уважаемый Евгений Всеволодович! Вы как всегда на высоте! У Вас удивительный дар публициста! Но и в этом вопросе я копаю глубже, потому что я дилетант, а не ученый. Зайдите,пожалуйста, на сайт www.1-sovetnik.com и посмотрите "Как построить настоящую экономику".

03.12.2010 0 0
А.И.Оксанов:

Мне кажется, что нужно обратить внимание ещё на одну проблему, которая сильно влияет на качество образования в Росии - на уровень тех, кто "сеет разумное, доброе, вечное" - преподавателей. На профессиональный и моральный уровень. Не секрет, что совсем недавно крупного специалиста, профессора физика или математика, могли вызвать на приёмный экзамен, если рядовой экзаменатор не мог "справится" с абитуриентом" "не той национальности". И он исполнял. Какой физике или математике мог научить этот ушербный морально специалист? А преподаватель-взяточник? Про которого студеты знают? Ныне очень модно навешивать различные ярлыки на русский народ - он и завистлив, и корыстолюбив, и вороват, и пассивен... А откуда корни? Не от примера ли тех, кто всегда был обязан служить эталоном нравственности? Многовековая история народа, исковерканного порочной элитой. Это ещё вопрос - пьница ли крестьянин, потому что в его деревне "все пьют", или пьют и потому, что и "батюшка грешен". Не нужно далеко ходить за примерами... Если на этом сайте преподаватель, кандидат наук, "обещает" неугодному оппоненту, что тот никогда не смог бы сдать ему даже зачёта (а если бы тот вызубрил всё, что навешал на уши студентам этот преподаватель?), то можно понять, что происходит в реальности, а не в виртуале. В порядочном мире бывает иначе... Студент в своей работе написал, что видит методическую ошибку в исследованиях известнейшего "асса", признанного в мире авторитета. "Не сдал зачёт"? Нет, получил наивысшую оценку, был отмечен перед другими, получил благодарность за то, что помог "ассу" увидеть "дыру" в своей работе. Такой преподаватель может научить... Ну и больной вопрос - профессиональное качество знаний преподавателей. Возьмите учебник экономики Высшей школы экономики и сравните его с "Economics" дремучих времён - в "новом" учебнике много давным-давно устаревшего. А история? Сколько споров вызывают древние концепции истории России и СССР, которые втемяшивают школьникам? Ведь совсем не случайно то, что даже в этом журнале, читатели которого "отобраны" по очень высоким критериям, преобладают такие оценки, которые нельзя даже назвать просто безграмотными, они говорят об уникальной зашоренности мышления, о неспособности к самостоятельной оценке прочитанного. Прекрасным примером уровня российской "образованщины" может служить и приведенная здесь оценка произведений Булгакова. Это не "иное мнение" - это просто неумение читать, непонимание сложности литературного языка, неумение видеть аллюзии и намеренные провокации мудрого автора,"издевающегося" над совковым читателем. Очень похоже на анекдот о Пушкине, про которого критик говорит, что Пушкин написал прекрасную аллегорию "Анчар". "Какую аллегорию" - "говорит" в анекдоте Пушкин - "Я написал просто о дереве". Поэтому вовсе не случайно и то, что очень часто комментаторы "придираются" к отдельным словам оппонента, совершенно игнорируя то общее, что говорится им. "Бегут" - значит, кто-то гонится. Сбегают... Понять, что можно бежать в поисках лучшего в самом разном смысле - не дано. Язык литературы на порядки проще языка музыки. Нам гораздо легче запомнить и потому увидеть в литературном произведении "отсылки" к тому, что входит в обязательный набор знаний образованного человека. В музыке тоже всегда есть множество таких "отсылок", которые, увы, неподготовленный слушатель просто не слышит. Но и слышать музыку учат. Тем более нужно учить "слышать" литературу, философию, политику, экономику. Этому нужно обязательно учить. Проблемы, затронутые Евгением Балацким, очень серьёзны, но они глубже просто "избыточности" образования, они - СИСТЕМНЫЕ. И решать их придётся СИСТЕМНО. С многих сторон. Не только ограничивая количество, но и резко повышая качество. Не только профессиональное, но и человеческое. А.И.Оксанов, Бостон, США

Статьи

«Единица» за финансовую грамотность. Как государство учит граждан обращаться с деньгами

«Единица» за финансовую грамотность. Как государство учит граждан обращаться с деньгами
Экономика

«Разовая выдача наличных». Зачем Путин поручил поднять зарплаты кадровикам и уборщикам

«Разовая выдача наличных». Зачем Путин поручил поднять зарплаты кадровикам и уборщикам
Интервью и комментарии

Схватка алхимиков. Почему одна экономическая программа для Путина – хорошо, а три – плохо

Схватка алхимиков. Почему одна экономическая программа для Путина – хорошо, а три – плохо
Экономика 5

Вирусы-вымогатели и старое ПО. Почему Россия оказалась не готова к кибератакам

Вирусы-вымогатели и старое ПО. Почему Россия оказалась не готова к кибератакам
Наука и технологии 1

Узнай, страна

В Орловской области стартовал основной этап ЕГЭ для выпускников 11-х классов

В Орловской области стартовал основной этап ЕГЭ для выпускников 11-х классов

Тургеневская девушка в Орле

Тургеневская девушка в Орле

Новости компаний

Олег Нумеров: отрасль совершила экспортный прорыв

Олег Нумеров: отрасль совершила экспортный прорыв

Президент ТПП РФ Сергей Катырин: О празднике, инвестициях и самозанятых

Президент ТПП РФ Сергей Катырин: О празднике, инвестициях и самозанятых

Разное

Наши
партнеры

«Деловая Россия» — союз предпринимателей нового поколения российского бизнеса
«Терралайф» - рекламное агентство полного цикла
Dawai - Австрия на русском: новости, туризм, недвижимость, объявления, афиша
МЭЛТОР - мастер электронных торгов
Капитал страны
ВКонтакте