Капитал страны
Капитал Страны
ENGLISH
13 ДЕК, 14:23 МСК
USD (ЦБ)    66,4225
EUR (ЦБ)    75,2168

13 ДЕК, 14:23 МСК
USD (ЦБ)    66,4225
EUR (ЦБ)    75,2168

Благие прогнозы Минэкономразвития до 2024 года. Что не так с экономическими ожиданиями правительства

1 Октября 2018 6408 2 Экономика
Благие прогнозы Минэкономразвития до 2024 года. Что не так с экономическими ожиданиями правительства

Министерство экономического развития страны подготовило проект очередного «Прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2024 года». Данный документ имеет жесткую привязку к Указу Президента России №204 от 7 мая 2018 года «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» и фактически призван «расшифровать» установки главы государства на ближайшие 6–7 лет. Выполняет пресловутый прогнозный документ эту задачу или нет? Какие недостатки имеются в приведенных прогнозных цифрах?

Из «Прогноза социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2024 года» МЭР мы все должны понять, куда в ближайшие годы будет двигаться российская экономика, какие изменения всем нам грозят, к чему готовиться.

Как всегда, документ получился объемный – 165 страниц вместе со статистическими приложениями. Охватить его одним взглядом не просто, но можно. Что же можно сказать на основе такого взгляда о предстоящем развитии страны?

Общие мазки без детализации

Если кратко охарактеризовать прогнозный документ МЭР, то можно сказать, что он представляет собой своеобразный гимн начавшейся цифровизации экономики, которая сулит всем нам бесконечное счастье без видимых осложнений жизни. В этом смысле Прогноз МЭР является отражением чрезвычайно оптимистичного видения чиновниками-экономистами будущего страны. Однако главным недостатком документа можно считать даже не столько оптимистичный взгляд на мир, сколько не слишком последовательную аргументацию в отношении рисуемой картины. Сильной стороной МЭР принято считать цифры, но в этом году к его цифрам много вопросов. Рассмотрим некоторые из них.

Так, в п.Е Прогноза на с.23 указано, что к 2024 году будет обеспечен 1) рост числа организаций, осуществляющих технологические инновации, до 50% от их общего числа, 2) рост не менее чем в 2 раза доли инновационной продукции в объеме продукции предприятий несырьевых отраслей промышленности, 3) вклад цифровой экономики в годовой ВВП страны составит 30%. Все три прогнозных индикатора полностью соответствуют установкам, обозначенным в Указе Президента России №204 от 7 мая 2018 года «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», однако все они требуют пояснения и раскрытия.

В частности, совершенно не ясно, какие отрасли будут затронуты указанными столь масштабными изменениями, сколько новых высокотехнологичных компаний будет создано и в каких именно отраслях промышленности и, наконец, как эти изменения скажутся на структуре российской экономики и рабочих мест. В указанном разделе прогнозного документа отсутствуют такие ведущие отрасли XXI, как фармацевтика, биотехнологии, электроника, информационные технологии. Будут эти сектора экономики развиваться опережающими темпами или нет? Не понятно и то, как будет распределен обозначенный эффект – сосредоточен в небольшом числе высокотехнологичных отраслей или равномерно «размазан» по всей экономике. Совершенно не понятно, за счет чего будет обеспечена малореалистичная цифра в 30% вклада цифровой экономики в ВВП. Не ясно, какие именно виды деятельности, отрасли и производства подвергнутся цифровизации.

Вызывает сомнение и сама цифра в 30% – даже до 2024 года, т.е. за 6 лет относительно сегодняшнего момента, обеспечить такой вклад вспомогательных цифровых технологий вряд ли удастся. Конечно, сегодня уже можно, не выходя из дома, оформить себе справку о том, что вы не состоите на учете в полиции, оплатить штраф и записаться к врачу, но всего этого никак не хватит для выхода на 30% ВВП.

В связи со сказанным от МЭР хотелось бы получить подробную «расшифровку» приведенных в прогнозном документе трех технологических индикаторов; в противном случае прогноз становится похож на набор неконструктивных лозунгов и призывов.

Раскрытие п.Е на с.23 Прогноза позволяет сделать вывод о том, что цифровизация экономики затронет только сферу государственного управления и государственных услуг, частично образование и медицину. Во всех случаях мы имеем дело с улучшением сервиса по обслуживанию населения. Вместе с тем из документа неявно следует, что цифровизация фактически вообще не затронет реальное производство. Такое положение дел и подобные приоритеты цифровизации представляются совершенно неприемлемыми – информационные технологии должны обеспечить технологический прогресс прежде всего в сфере реального производства и служить базой для формирования высокотехнологичного сектора обрабатывающей промышленности, тогда как ее сервисная составляющая выступает в качестве своеобразного «бесплатного приложения». По всей видимости, подробное уточнение отраслевой структуры намечаемой цифровизации ВВП не помешало бы рассматриваемому документу.

Все будет по-новому или по-старому?

В разделе Прогноза «Топливно-энергетический комплекс» на с.36–42 весьма подробно изложены перспективы добычи нефти, газа и угля на фоне почти полного отсутствия прогнозной картины высокотехнологичного сектора промышленности. Складывается впечатление, что такая детальная проработка производственной перспективы ТЭК отражает старые приоритеты в развитии национальной экономики, связанной с ориентацией на добывающую промышленность. При этом прогнозные цифры роста производства нефти, газа и угля за период 2017–2024 гг. составляют 1,9, 9,4 и 10,1%, что говорит о продолжающемся наращивании ресурсной зависимости страны. При этом аналогичный прирост переработки нефти составляет 2,6%. Было бы логично привести столь же подробные данные по таким отраслям, как информационное обеспечение, электроника, фармацевтика и биотехнологии, высокоточное оборудование и т.п. В противном случае нет возможности сравнить динамику добывающего и высокотехнологичного секторов экономики. Трудно понять: это недостаточно детальная проработка новой стратегии или это попытка завуалировать реализацию старых технологических приоритетов? Во избежание двусмысленности со стороны МЭР было бы целесообразно добавить в прогнозный документ данные по указанным приоритетным отраслям.

В разделе «Машиностроение» на с.47 приведены данные, из которых вытекает, что чем более инновационной является отрасль машиностроения, тем меньше темпы роста ее производства. Так, рост производства компьютеров, электронных и оптических изделий за период 2017–2024 гг. возрастет на 17,6%, а производство автотранспортных средств – на 64,9%. Такое развитие событий представляется не слишком рациональным и перспективным для российской экономики, в связи с чем нуждается хотя бы в комментариях и дополнительном пояснении. В противном случае возникает все тот же вопрос: это скромная констатация невозможности быстрого преодоления инерционности экономики и отхода от «нефтяной иглы» или это и есть будущая «нормальность».

Плюсы без минусов, достижения без рисков?

В разделе Прогноза «Рынок труда, доходы и потребление населения» на с.30 имеется странное противоречие, состоящее в указании двух разнонаправленных трендов: с одной стороны, согласно прогнозу на 2024 г., в результате реализации пенсионной реформы произойдет рост предложения рабочей силы на 1,8 млн чел., с другой – ожидается снижение безработицы с 5,2% в 2017 г. до 4,6% в 2024 г. Внешне это выглядит, как какой-то странный парадокс – переполнение рынка труда приведет к сокращению безработицы. Не исключено, что даже такой странный сценарий может реализоваться, но тогда было бы логично пояснить, какие именно отрасли экономики смогут стать локомотивами роста занятости, как это скажется на структуре российской экономики и куда будут перенаправлены мощные кадровые потоки лиц предпенсионного возраста, многие из которых уже сегодня не востребованы на своих предприятиях.

Сказанное предполагает раскрытие секторальной структуры грядущей миграции людей предпенсионного возраста, равно как и возможные изменения в структуре трудоустройства представителей остальных возрастных категорий. Без таких данных обозначенный противоречивый тренд воспринимается в качестве неубедительного оправдания проводимой пенсионной реформы.

В подобном ключе в разделе «Образование» Прогноза на с.84–85 даются перспективы развития отрасли с учетом ее цифровизации, но при этом нет никаких данных о будущей динамике численности работников отрасли. Дело в том, что цифровизация высшего образования идет синхронно с массированным сокращением кадров. Напомним, что за период с 2010/2011 по 2015/2016 уч. гг. численность профессорско-преподавательского состава (ППС) в России уменьшилась с 464,3 тыс. чел. до 347,5 тыс. чел. Тем самым за 5 лет сокращение ППС составило 116 тыс. чел. или 25,2% (четверть!) от его численности в 2010/2011 гг. И это тогда, когда цифровизация еще активно не затронула университеты страны. Что же будет, когда она активизируется в российской высшей школе?

Из прогнозного документа не ясно, сохранится тенденция к сокращению ППС или нет. И если она сохранится, то куда будут перемещаться, например, сотрудники вузов? Более того, сегодня даже не ясно, куда делись высвобожденные за предыдущие годы 120 тыс. человек. А ведь это целая армия, которая при соответствующей подготовке может завоевать какую-нибудь страну. И смогут ли все эти уволенные профессора найти себе места в рядах охранников и официантов? На обозначенные вопросы желательно было бы получить ответы в прогнозном документе. В противном случае складывается впечатление, что задача цифровизации экономики представляет собой откровенно антисоциальный проект, реализуемый ради достижения абстрактной экономической эффективности.

***

Резюмируя, можно сказать, что пока официальный прогноз Минэкономразвития до 2024 года является слишком обтекаемым и чрезмерно благим. В нем присутствуют радужные надежды, но слабо представлены экономические их истоки, равно как и угрозы, идущие вместе с новыми трендами. А без таковых любой прогноз будет под вопросом.

Автор – директор Центра макроэкономических исследований Финансового университета при Правительстве Российской Федерации.

Евгений Балацкий

Написать комментарий

правила комментирования
  1. Не оскорблять участников общения в любой форме. Участники должны соблюдать уважительную форму общения.
  2. Не использовать в комментарии нецензурную брань или эвфемизмы, обсценную лексику и фразеологию, включая завуалированный мат, а также любое их цитирование.
  3. Не публиковать рекламные сообщения и спам; сообщения коммерческого характера; ссылки на сторонние ресурсы в рекламных целях. В ином случае комментарий может быть допущен в редакции без ссылок по тексту либо удален.
  4. Не использовать комментарии как почтовую доску объявлений для сообщений приватного характера, адресованного конкретному участнику.
  5. Не проявлять расовую, национальную и религиозную неприязнь и ненависть, в т.ч. и презрительное проявление неуважения и ненависти к любым национальным языкам, включая русский; запрещается пропагандировать терроризм, экстремизм, фашизм, наркотики и прочие темы, несовместимые с общепринятыми законами, нормами морали и приличия.
  6. Не использовать в комментарии язык, отличный от литературного русского.
  7. Не злоупотреблять использованием СПЛОШНЫХ ЗАГЛАВНЫХ букв (использованием Caps Lock).
Отправить комментарий
01:56, 03.10 0 0
Валерий:

Главный ресурс любой страны - это его население... В разделе "Демографическая ситуация" Прогноза говорится о наличии устойчивого негативного тренда на снижение численности населения в России. Если сюда добавить результаты экстраполяционного прогноза изменений численности и структуры населения России от Центра демографии и экологии человека, то становиться ясно, что "социально-экономические" планы Минэкономразвития выполнимы только на бумаге. Уменьшающийся ресурс страны (численность населения) не позволит реализовать Указ Президента России «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года».

15:15, 01.10 0 0
Наблюдатель:

Очередное шоу от либерастов - обещать, но не делать. А если делают, то обогащаются на этом в разы - так что, лучше ничего бы не делали...

Статьи

«Марсианские хроники». Как человечество покоряет Марс и зачем это ему надо

«Марсианские хроники». Как человечество покоряет Марс и зачем это ему надо
Наука и технологии

Топ-10 эко-товаров 2018 года: самоочищающаяся бутылка, чернила из выхлопов и чипсы из отходов

Топ-10 эко-товаров 2018 года: самоочищающаяся бутылка, чернила из выхлопов и чипсы из отходов
Новые возможности

Спор из-за «Стрекозы». Почему сотрудники Google протестуют против экспансии компании в Китай

Спор из-за «Стрекозы». Почему сотрудники Google протестуют против экспансии компании в Китай
Наука и технологии

Реалии российской экономики Путина и «Скупой рыцарь» Пушкина

Реалии российской экономики Путина и «Скупой рыцарь» Пушкина
Экономика 1

Узнай, страна

В Самарской области открыли производство трубопроводов для Sukhoi Superjet 100 и авиаотрасли России

В Самарской области открыли производство трубопроводов для Sukhoi Superjet 100 и авиаотрасли России

В Мурманске построили доковый цех для ремонта атомных ледоколов

В Мурманске построили доковый цех для ремонта атомных ледоколов

В Бурятии началась эксплуатация новой взлётно-посадочной полосы в аэропорту «Байкал»

В Бурятии началась эксплуатация новой взлётно-посадочной полосы в аэропорту «Байкал»

В Коми запустили в работу энергоцентр тепличного комплекса «Сосногорский»

В Коми запустили в работу энергоцентр тепличного комплекса «Сосногорский»

Новости СМИ

Наши
партнеры

«Деловая Россия» — союз предпринимателей нового поколения российского бизнеса
«Терралайф» - рекламное агентство полного цикла
Dawai - Австрия на русском: новости, туризм, недвижимость, объявления, афиша
IQ'BUZZ - профессиональный инструмент мониторинга социальных медиа в СМИ
Капитал страны
ВКонтакте Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter