Капитал Страны
29 МАЙ, 22:20 МСК
USD (ЦБ)    56,7106
EUR (ЦБ)    63,3684

Агентства регионального развития и их особенности: международный опыт

4 Апреля 2012 23065 6 Наши книги
Агентства регионального развития и их особенности: международный опыт

Предлагаем читателям брошюру Е.В.Балацкого «Агентства регионального развития и их особенности: международный опыт». В данной работе впервые для России сделана попытка собрать и систематизировать материал о функционировании данного вида институтов регионального развития. Насколько применим опыт других стран для российской экономики?


Москва
Капитал страны
2012


В настоящее время широкое распространение получили так называемые институты регионального развития. Среди них центральное место принадлежит специализированным агентствам регионального развития, которые выступают в качестве операторов и координаторов всех значимых проектов регионов. Они являются связующим звеном между центральным правительством страны, региональными и местными властями, бизнесом и общественностью. Роль их огромна, однако опыт в их построении не так значителен и, как правило, он почти не фигурирует в научной литературе. Между тем практически все страны с транзитивной экономикой остро нуждаются в таких институтах.

В данной работе сделана первая в России попытка собрать и систематизировать опыт функционирования агентств регионального развития как в развитых, так и переходных экономиках. Работа выполнена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (проект №11-02-00493) и ОАО «Агентство развития Краснодарского края» (договору НИР №2 от 12 ноября 2010 г.).

1. Опыт Великобритании

1. Агентства регионального развития: общая характеристи-ка. Агентства регионального развития (АРР) в Великобритании представляют собой вневедомственные общественные органы, созданные в основном для экономического развития определенных регионов страны. Кроме того, АРР выполняют международную интеграционную функцию, переложив на себя ответственность правительственных структур по администрированию фондами регионального развития Евросоюза. Для каждого из 9 регионов Великобритании существует один АРР [1-3].

АРР были созданы специальным Актом в 1998 году и с этого момента их полномочия неуклонно расширялись. Однако в 2010 г. Правительство Великобритании объявило о своих планах по отмене АРР к 2012 г. С этого года все АРР должны быть заменены на местные бизнес-партнерства (МБП). Фактически это было вызвано стремлением к экономии бюджетных средств Объединенного Королевства. Тем не менее, данный факт говорит о многом: сама форма АРР не идеальна и не статична, а подвергается развитию и пересмотру.

Между тем эффективность АРР была довольно высока, о чем, в частности, свидетельствует величина мультипликатора инвестиций этих структур. Так, исследование специалистов компании «PriceWaterhouseCoopers», проведенное в 2009 году, показало, что британские АРР генерировали 4,5 фунта стерлингов для местной экономики с каждого фунта государственных расходов. Эта величина возрастает до 6,4 фунтов стерлингов при включении в расчеты будущих доходов. Такая цифра всеми признается как самый высший уровень отдачи от инвестиций общественного сектора экономики.

АРР финансировались за счет средств шести департаментов цен-трального правительства страны. Их Общий фонд, известный еще как «Общий котел», составлял довольно скромные суммы на протяжении всех лет: 2006 – 2,2 млрд. фунтов, 2007 – 2,3, 2008 – 2,1, 2009 – 2,2, 2010 – 1,7 (рис.1). Приведенные данные показывают порядок цифр, выделяемых АРР центральным правительством. Для лучшего понимания укажем, что в 2006 г. этот объем составлял всего лишь 0,16% ВВП Объединенного Королевства. Помимо Общего фонда АРР управляет еще Европейским фондом регионального развития и Программой аграрного развития Англии. Эти два финансовых канала действуют с 2007 по 2013 гг. и вместе образуют сумму в 9 млрд. фунтов стерлингов.


Рис.1. Взаимодействие федеральных Департаментов Великобритании и АРР.

Структура АРР довольно проста. Восемь из девяти британских АРР подчиняются Департаменту бизнеса, инноваций и ремесел, девятое – Лондонское агентство развития – подчиняется непосредственно мэру Лондона и Лондонской Ассамблее. Каждой АРР возглавляет председатель и Совет, состоящий из 15 человек, которые назначаются руководителями Департаментов (министрами); в Лондонском агентстве развития назначения производятся мэром Лондона. При этом все председатели АРР являются бизнесменами, тогда как члены Совета – это представители бизнеса, местных органов власти, профсоюзов и общественных организаций. Причем ежедневная работа является обязанностью только для исполнительного директора, который назначается Советом при условии одобрения его кандидатуры руководителем Департамента бизнеса, инноваций и ремесел.


Рис.2. Схема работы АРР посредством РЭС.

Принципы работы АРР примерно таковы. Цели и направления работы АРР изложены в региональной экономической стратегии (РЭС), которая принимается и поддерживается каждым АРР. При этом каждое АРР примерно раз в 3 года обновляет свою РЭС на базе ее широкого обсуждения и консультаций со своими партнерами и заинтересованными сторонами, включая представителей бизнеса, местных органов власти, профсоюзов и общественных организаций. Все РЭС предоставляются Департаменту бизнеса, инноваций и ремесел для официального утверждения (рис.2). Надо отметить, что в РЭС прописаны не только принципы работы самого АРР, но и принципы работы с другими организациями, связанными с АРР. Иными словами, это довольно подробный документ, служащий в качестве своего рода руководства к действию.

Деятельность АРР идет в трех направлениях. Первое предполагает достижение поставленных целей либо посредством прямого финансирования соответствующих мероприятий через АРР, либо посредством косвенного финансирования через другие организации, выступающие в роли финансовых фондов. Второе направление предполагает влияние на других агентов (стейкхолдеров), чтобы вовлечь их в свою деятельность и за счет этого осуществить свои планы. Третье направление связано с влиянием на центральное правительство, в котором представители АРР могут отстаивать интересы своего региона. Кроме того, между разными АРР в ряде случаев имеет место трансграничное сотрудничество, когда АРР нескольких ре-гионов объединяются для решения каких-то общих задач. При этом одно из АРР берет на себя роль лидера и координатора по критерию его отраслевой специализации. В этом случае сотрудничающие АРР совместно финансируют центральный секретариат, предназначенный для координации такой совместной деятельности. Помимо этого между АРР имеет место и постоянное, но локальное сотрудничество по определенному кругу проблем. Поэтому председатели АРР регулярно встречаются друг с другом и федеральными министрами для обсуждения национальных приоритетов экономического развития. Каждые 6 месяцев (с 1 апреля и 1 октября соответственно) один из председателей АРР становится куратором (председателем председателей) всех АРР. В течение этого периода куратор поддерживает работу АРР-сети путем организации широчайшего обмена информацией между АРР, центральным правительством и общественностью.

Принцип «ведущей роли» АРР позволяет не только экономить ресурсы разным АРР за счет «отхода» от непрофильных для себя вопросов, но и, наоборот, достичь большей эффективности в решении «своих» вопросов за счет специализации на них. В табл.1 показано, какие АРР за какие экономические вопросы отвечают.

Таблица 1. Отраслевая специализация британских АРР.
Курирующий Департа-мент Основные направления поли-тики АРР, играющее «ведущую роль»
Департамент по делам бизнеса, инноваций и ремесел Поддержка бизнеса
Предпринимательство
Производство
Строительство
Европейские программы и госу-дарственная помощь
Международная торговля и ин-вестиции
East Midlands Devel-opment Agency
Департамент по делам бизнеса, инноваций и ремесел Наука
Инновации
Ремесла
Высшее и дополнительное обра-зование
South East England De-velopment Agency
Департамент труда и пенсий Экономической интеграции
Развития трудовых ресурсов
South East England De-velopment Agency
Общины и местного само-управление Регенерация
Планирование
Местное самоуправление
One North East
Департамент энергетики и из-менения климата Изменение климата
Энергия
Международные и националь-ные методы смягчения измене-ния климата
Northwest Regional Development Agency
Департамент по делам детей, школ и семей Будущая рабочая сила
Профессиональное обучение
Информации и консультаций
Руководство
Northwest Regional Development Agency
Министерство финансов Бюджет
Распределение региональных ассигнований
Всеобъемлющий обзор расходов
Yorkshire Forward
Департамент транспорта Все виды транспорта (автомо-бильный, железнодорожный, авиационный, порты)
Широкополосные и цифровые средства связи
Advantage West Mid-lands
Департамент окружающей среды, продовольствия и сель-ского хозяйства Сельское хозяйство
Аграрные программы разви-тия
Устойчивое развитие
Эффективность бизнес-ресурса
Отходы
Устойчивые закупки
East of England Devel-opment Agency
Департамент культуры, СМИ и спорта Культура
СМИ
Спорт
Туризм
Олимпийские игры-2012
South West of England Regional Development Agency
Министерство внутренних дел
Правительство согласия
Департамент здравоохранения
Волонтерский сектор
Социальная интеграция
Равенство и разнообразие
London Development Agency

Каждое АРР имеет в своем составе Совет по науке и промышленности (СНП), состоящий из представителей бизнеса и университетских кругов, а также из экспертов общественного сектора. Этот СНП консультирует АРР по поводу целесообразности инвестиций в науку и инновации. Каждый регион имеет свою направленность и специфику, но каждый СНП вносит свой вклад в национальную технологическую стратегию. Это делается с помощью Группы стратегического консультирования (ГСК), на заседаниях которой присутствуют председатели всех СНП страны. По сути дела, диалог и утряска мнений представителей региональных СНП страны и позволяет выработать сбалансированную национальную технологическую стратегию (рис.3).

Обратная связь между центральным правительством и АРР обеспечивается, в частности, ежегодным экспертным заключением АРР для канцлера страны при подготовке правительством годового бюджета. Кроме того, АРР обеспечивают коллективную консультацию центрального правительства, чтобы оно смогло правильно понять потребности и приоритеты регионов страны.


Рис.3. Алгоритм работы АРР.

В качестве примера сотрудничества разных АРР можно привести проект «Северный путь», который объединил усилия трех АРР – Северо-Западного, Северо-Восточного и Йоркширского – 20-летней стратегией по преодолению спада производства на Севере и существующего экономического разрыва между Севером и средней частью Британии. Необходимость такого объединения диктовалась невозможностью одним регионом решить масштабные трансграничные проблемы создания инфраструктуры, транспортных путей и активного маркетинга Севера для его вывода в мировую экономику. Для этого была учреждена Руководящая группа, участники которой являлись выразителями общественных и частных интересов. В 2004 г. был создан Фонд роста (ФР), составивший 100 млн. фунтов стерлингов. В 2005 г. ФР обнародовал свой бизнес-план, раскрывающий то, как он будет тратить свои средства. Одновременно с этим 8 городских региональных партнерств, выражавших интересы соответствующих агломераций, опубликовали свои планы развития, чтобы показать, как они будут сов-местно решать проблему экономического спада на Севере, и как их дей-ствия будут способствовать преодолению проблемы «разрыва».

С 2006 г. все АРР подвергаются проверке Национальным аудиторским управлением на предмет организационной эффективности в смысле соответствия их деятельности самим региональным стратегиям и стратегии центрального правительства. Итогом является документ под названием «Независимая оценка исполнения». Помимо этого Национальное аудиторское управление готовит «Независимый дополнительный обзор», в котором идет рассмотрение отдельных вопросов деятельности АРР: как оно проставляет приоритеты по достижению высоких экономических результатов; насколько хорошо оно улучшило свою собственную работу; как хорошо АРР обучилось на своей работе, чтобы в будущем достичь более высоких результатов. Учитывая различия в походах, результаты двух документов напрямую не сопоставимы. Помимо этого сами АРР публикуют еще два документа – корпоративные планы и ежегодные отчеты и счета.

2. История успехов. Чтобы проиллюстрировать стиль работы английских АРР, рассмотрим несколько так называемых историй успеха. Первая из них связана с железной дорогой Докланда, которая представляла собой две двухполосные линии, идущие на восток и запад Восточного Лондона. Эти линии в основном подходят к землям, находящимися в собственности или ведении Лондонского агентства развития (London Development Agency – LDA). Однако на этих землях либо уже идет строительство жилых и офисных сооружений, либо планируется их строительство, либо оно еще только будет планироваться. Жители и работники планируемых строений будут полагаться на услуги железной дороги Докланда. Расчеты, проведенные LDA, убедительно показали, что если все эти предполагаемые строительные работы будут завершены, то железная дорога Докланда будет перегружена. Запущенные проекты LDA позволят осуществить серьезную регенерацию застраиваемых земель, но если при этом их жители будут штурмовать поезда, то эффект от подобного проекта станет уже не столь значительным, если не сказать сомнительным. LDA работало совместно с железной дорогой Докланда в направлении ее модернизации с двухполосных линий на трехполосные. Для этого LDA поспособствовало получению на нужды железной дороги Докланда 2 млн. фунтов стерлингов из 18-миллионного фонда Олимпийской администрации и Департамента по делам общин и самоуправления. Увеличение пропускной способности железной дороги Докланда гарантирует разблокирование потенциала малозаселенных земель LDA, что в свою очередь приведет к росту из рыночной стоимости. Проект модернизации Докланда планируется завершить в 2017 году, что в будущем даст максимальную выгоду жителям маргинальных районов страны.

Второй характерный пример связан с подключением к электрическому будущему. Данный проект реализовывался Северо-Восточным агентством (One North East – ONE), земли которого представляют собой современную промышленную и инновационную площадку. Здесь же сконцентрировано автомобильное производство численностью в 26 тыс. человек во главе с компанией «Nissan» – автогигантом Великобритании и создателем первого в мире массового рынка электрических автомобилей. ONE имеет прочные связи не только с «Nissan», но и со «Smith Electric Vehicles» – мировым лидером в области электрических транспортных средств. ONE принимает активное участие в разработке широкой линейки электромобилей. Эта работа поддерживается Советом по технологической стратегии страны и имеет аналитическое сопровождение в лице Университета Ньюкастла. Кроме того, в разработке низкокарбоновых автомобилей участвуют все 5 университетов и 12 муниципалитетов Северо-Востока при активной под-держке регионального бизнес-сообщества.

Эта региональная программа была поддержана Правительством Объединенного Королевства в виде прямых субсидий в размере 25% от стоимости новых электрических или гибридных автомобилей (до 5 тыс. фунтов стерлингов на автомобиль). В частности, ONE создает первую в стране обширную инфраструктуру по зарядке электромобилей для их адаптации в современную экономику. Сейчас идет установка 1300 точек для подзарядки, которые выступят в качестве общемирового стандарта. Они распределены по всей площади Северо-Востока от садов и отелей до стройплощадок и супермаркетов. Проект поддерживается такими известными частными брендами, как «Tesco», «British Gas», «CE Electric UK», «AA» и «Capital Shopping Centres». «Nissan» объявила, что производство в Сандерленде станет европейским «материнским деревом» для производства электрической батареи. Там будет открыт новый завод в 350 человек и выпуском в 60 тыс. батарей в год. В 2009 г. ONE и «Nissan» подписали историческое соглашение, в котором приведена даже «дорожная карта» процесса ввода в эксплуатацию электромобилей и инфраструктуры в регионе.

В целом только ONE планирует инвестировать 30 млн. фунтов в развитие низкокарбоновых транспортных средств, что способствует привлечению дополнительных инвестиций в регионе от других источников. «Nissan» инвестирует более 400 млн. фунтов в аккумуляторный завод и листовое производство. В дополнение к этому центральное правительство инвестирует более 450 млн. фунтов на разработку, производство и использование следующего поколения электромобилей. Проект был воспринят общественностью с таким энтузиазмом, что ONE решил оставить открытым фонд, позволяющий региональным компаниям и организациям участвовать в состязательном финансировании установки батарей на своей территории за половину стандартной цены (2500 фунтов вместо 5000). Вся эта программа должна привести к существенному снижению количества углекислого газа от автомобильного транспорта Великобритании.

Еще одна история успеха связана с цифровым регионом и была реализована Йоркширским агентством развития (Yorkshire Forward – YF). «Цифровой регион» является одним из первых проектов-многомиллионников на основе сотрудничества между Европой, YF, местными органами власти Южного Йоркшира и поставщика «Thales UK». Проект обладает потенциалом для создания сотен новых рабочих мест и способен революционизировать работу населения с Интернетом. Аналитики полагают, что создаваемая высокоскоростная широкополосная сеть усовершенствует взаимодействие агентов в частном и государственном секторах, а также выступит в качестве катализатора существующих и планируемых инвестиций в регионе. Считается, что такая программа приводит Южный Йоркшир в соответствие с такими передовыми экономиками, как Южная Корея, Япония и США, выводя регион вперед по сравнению с остальной частью Великобритании. Эксперты сходятся во мнении, что местные власти, действующие сами по себе, были бы не в состоянии обеспечить эффективность таких больших инвестиций частного сектора. Конкретно проект «Цифровой регион» дал территории Йоркшира следующее: гарантированную скорость загрузки 25 Мбит/с и выше по сравнению со средней величиной для Великобритании в 4 Мбит/с, что позволяет пользователям загружать музыку альбома всего за 11 сек., а полнометражный фильм – за 3 мин.; единую систему с общей платформой для полумиллиона домов и 40 тыс. предприятий. Прогнозируется, что с первоначальных инвестиций в 93,8 млн. фунтов стерлингов за 20 лет будет получен доход в размере 208 млн. фунтов (расчеты показывают, что такая кумулятивная доходность эквивалентна годовой рентабельности в 4%). При этом агентство YF является крупнейшим инвестором, обеспечивая 44 млн. фунтов из общего общей суммы в 93.8 млн. Для реализации проекта YF был сформирован местный консорциум «theNetStart», куда вошло более десятка ведущих бизнес-структур и технологических компаний, а также специалисты из наиболее успешных фирм телекоммуникационного рынка. В частности, в эту команду вошли высшие руководители инновационных и быстрорастущих стартапов, таких как «Freeserve», «AOL UK» и «PlusNet». Главный итог – регион становится местом, куда с удовольствием перемещаются различные виды бизнеса.

3. Недостатки и противоречия. Многие критики АРР указывают на то, что эти структуры являются ненужными дубликатами существующих функций различных администраций. В частности, АРР и региональные ассамблеи (законодательные собрания) дублируют функции, которые выполняют окружные советы [3]. Кроме того, критики АРР отрицают, что все регионы – это когерентные области с общими интересами и самобытностью. Например, часто высказывается мнение, что Уилтшир, Дорсет и Глостершир имеют мало общего в экономическом и социальном аспектах с Девоном и Корнуоллом, хотя они и объединены в Юго-Западный регион. Поддержка регионализации является продуктивной только в тех областях, где ярко выражена региональная идентичность; в противном случае это не имеет смысла. Защитники же АРР утверждают, что решаемые ими экономические и общественные вопросы слишком масштабны, чтобы быть переадресованы на уровень округа. В любом случае АРР имеют неоднозначные отношения с существующими учреждениями и в первую очередь с правительственными офисами в регионах. Они действуют в качестве «глаз и ушей» центрального правительства в регионах, но их будущие отношения остаются неясными.

Региональная политика имеет и «европейское измерение». Например, программы Евросоюза все чаще финансируется на региональном уровне, а противники европейской интеграции указывают на опасность растворения национального государства в «Европе регионов».

Есть и более настораживающие факторы неудовлетворительной работы АРР. Например, в обзоре YouGov по АРР было обнаружено, что 54% предприятий из числа тех, кто знал о существовании АРР в их регионе, полагали, что их следует ликвидировать. При этом более трети бизнес-респондентов даже не знали о существовании в их регионе АРР. Аналогичная ситуация просматривается и среди общественности. Опрос показал, что 57% населения не было известно о существовании АРР в их области, а среди тех, кто знал об этом, 37% думают, что они должны быть отменены, и 35% полагают, что они должны быть сохранены.

Имеются в деятельности АРР и явные злоупотребления. Например, East Midlands Development Agency выплатило более 300 тыс. фунтов стерлингов только на офисы в Северной Америке. Другое АРР – One North East – истратило большие деньги на офисы в Китае, Японии, Кореи и Австралии, а председатель South East England Development Agency только на такси и автомобили представительского класса за год потратил 51 тыс. фунтов. Все эти факты связаны с отсутствием должного контроля. В последнее время правительство страны подтверждает позицию, согласно которой ведущую роль в местном экономическом развитии будут играть мэрии – в тесном сотрудничестве с частным сектором. Считается даже, что такой принцип является образцом здравого смысла. 2. Опыт Канады

1. Агентства регионального развития: общая характеристи-ка. В Канаде созданы довольно мощные агентства регионального развития. Их насчитывается четыре: «Atlantic Canada Opportunities Agency», «Federal Economic Development Initiative for Northern Ontario», «Western Economic Diversification Canada » и «The Economic Development Agency of Canada for the Regions of Quebec» [5]. Учитывая похожесть данных агентств, достаточно рассмотреть структуру только одного из них – The Economic Development Agency of Canada for the Regions of Quebec (EDACRQ). Данное агентство является федеральным органом, который несет ответственность за содействие экономическому росту в Квебеке путем поощрения малых и средних предприятий. До 1998 года EDACRQ существовало в форме Федерального управления регионального развития – Квебек. Сегодня EDACRQ имеет 14 территориальных отделений по всей провинции (плюс головной офис в Монреале), образующих сеть по поддержке малых и средних предприятий и некоммерческих организаций. Агентство осуществляет возвратные и безвозмездные взносы на различные мероприятия через свои программы и инициативы.

Создание EDACRQ восходит к Департаменту по региональной эко-номической экспансии (Department of Regional Economic Expansion – DREE), который в 1969 году открыл свои офисы Квебеке. Когда в 1973-1974 годах DREE был децентрализован, образовались 4 основных экономических района Канады: Западная Канада, Онтарио, Квебек и Атлантическое побережье; Монреаль стал резиденцией первого регионального офиса Квебека. Впоследствии происходили слияния различных министерств и департаментов страны, в результате чего EDACRQ принимала некоторые промежуточные организационные формы. Свой окончательный вид оно приобрело в лишь в 2005 году с вступлением в силу закона о создании EDACRQ. Сегодня это агентство является главным игроком в деле развития регионов Квебека и имеет правовой статус автономии.

Организационная структура EDACRQ приведена на рис.4.


Рис.4. Организационная структура EDACRQ.

Приведенная схема нуждается в пояснениях. Дело в том, что EDACRQ имеет своего собственного руководителя – регионального министра EDACRQ. Однако помимо него имеется еще вышестоящий куратор EDACRQ в лице федерального министра природных ресурсов. Текущая деятельность ведется президентом EDACRQ, который является одновременно и руководителем штата сотрудников, и правительственным советником. Данное лицо, как правило, имеет большой опыт работы в федеральных министерствах и представляет собой чиновника-профессионала, выполняющего функцию исполнительного директора. Федеральный министр и региональный министр осуществляют в основном общее руководство и контролируют общую политику агентства.

Президент EDACRQ имеет двух вице-президентов, один из которых занимается вопросами политики и планирования, а другой – реализацией намеченных мероприятий, мониторингом и контролем выполнения планов, а также согласованием и координацией региональных акций и операций; он же осуществляет взаимодействие с бизнес-операторами в лице бизнес-офисов. Именно при взаимодействии руководства EDACRQ с бизнес-группами возникает частно-государственное партнерство.

Миссия EDACRQ состоит в содействии долгосрочному эко-номическому развитию регионов Квебека, делая акцент на тех из них, где низкие темпы экономического роста незначительные возможности для продуктивной занятости. При «вытягивании» этих регионов агентство активизирует сотрудничество с общинами Квебека. EDACRQ имеет систему приоритетов, включающую 4 стандартных направления. Первое – содействие адаптации общин к экономическим потрясениям. Здесь фокус внимания сосредоточен на уменьшении социально-экономические трудностей для нежизнеспособных общин, поддержке восстановления местной экономики и поддержке общин, пострадавших от экономического спада. Второе – поддержка «экономики завтрашнего дня» путем повышения эффективности малых и средних предприятий. Здесь основное внимание уделяется поддержке коммерциализации инноваций путем продвижения новых технологий, поддержке системы управления сбытовой цепочкой, отработке стартапов и запуску инновационных предприятий. Третье – поддержка развития общин. Основой акцент делается на поддержку создания и развития местных и региональных малых и средних предприятий, укрепление региональных активов посредством использования отличительных туристических достоинств Квебека. Четвертое – под-держка системы принятия решений региональных экономических субъектов. Здесь делаются усилия по продолжению программы исследований в области регионального развития.

Помимо сказанного EDACRQ имеет приоритеты в управле-нии. Это усиление анализа и совместного использования информации (интеграция риск-менеджмента в процесс принятия решений); развитие новых информационных продуктов программы развития (на корпоративном уровне ведомственные риски инкорпорированы в планирование, принятие решений и парламентские отчеты, а на оперативном уровне – это новые требования к политике трансфертных платежей); обновление направлений политики агентства (пересмотр политики в контексте новых тенденций в последующие несколько лет).

Агентство EDACRQ основывает свою деятельность на трехлетних планах развития. В этих планах подробно представ-лен профиль расходов, включая три их вида: ретроспективные, проектируемые (запущенные) и планируемые. Кроме того, помимо денежных расходов в планах указываются человеческие ресурсы в эквиваленте полной занятости. Подразумевается два вида источников финансовых средств – гранты (правительственные субсидии) и взносы (поступления от государственных и частных организаций). Наряду с другими мероприятиями в планах фигурирует график внутреннего аудита каждого элемента осуществляемых программ, вплоть до аудита целостности программной информации и высокорискованных соглашений. При этом отчетность EDACRQ предполагает подробные сведения о расходах, которые подразделяются на 4 направления: поездки и представительские расходы; информация о контрактах; информация о грантах и вкладах. В этих отчетах фигурируют конкретные субъекты, участвующие в получении и перечислении средств.

Агентство содействует региональному развитию Квебека, предоставляя предприятиям и некоммерческим организациям края услуги трех видов. Первое направление – информационные услуги, предполагающие в дополнение к предоставлению клиентам информации о различных программах Агентства еще и услуги широкой сети сотрудников, способных помочь в выполнении проекта. Кроме того, бизнес-центры Агентства предоставляют информацию и справочные услуги для предпринимателей, местных и региональных субъектов развития. Второе направление – услуги путеводителя, предполагающие, что консультанты EDACRQ на каждом шагу готовы поддержать клиентов, разрабатывающих бизнес-план и проект действий или ищущих источники финансирования. Речь идет о сопровождении проекта, начиная с самого раннего этапа его разработки вплоть до его реализации. Агентство также оказывает поддержку общинам, играя активную роль в активизации конкретного сектора экономики. Третье направление – консалтинговые услуги, когда сотрудники 14 офисов Агентства могут посоветовать программы, по которым предприятия и некоммерческие организации могут рассчитывать на финансовую помощь (возвратную или безвозмездную). Здесь можно получить квалифицированные консультации по поводу существующих инноваций и стартапов, возможностей экспорта и перспективного партнерства.

Работа агентства с клиентами строится на основе высоких стандартов обслуживания. Таковое подразумевает не только профессиональное и вежливое обслуживание. Сотрудники EDACRQ отвечают на звонки клиентов и их обращения по электронной почте в течение двух рабочих дней. Цель агентства заключается в минимизации времени отклика по запросу клиента. Если запрос требует углубленных исследований, то сотрудники агентства информируют его о необходимом времени обработки. Аналогичный принцип экономии времени клиента действует и при обработке запроса на финансирование. Как только заявка оформлена по всем правилам, начинается анализ проекта и конечный ответ в течение 35-65 дней в зависимости от масштабов проекта. Обработка всех клиентских запросов осуществляется в режиме строгой конфиденциальности.

Как показывает опыт, главным источником средств, распределяемых через EDACRQ, является Департамента развития Канады (Canada Economic Development). Тем самым региональное агентство развития служим каналом эффективного распределения федеральных финансов.

2. Истории успеха. Чтобы понять характер деятельности EDACRQ рассмотрим несколько примеров успеха.

Один из хрестоматийных примеров связан с производством шоколада в Санкт-Гиацинте. Сам по себе шоколад считается достаточно полезным продуктом: он богат антиоксидантами и его ежедневное потребление в малых дозах полезно для здоровья. Серьезные исследования свидетельствуют о том, что темный шоколад не только хорош для сердца, но является мощным противораковым средством и антидепрессантом. Санкт-Гиацинт был первым канадским городом, в котором обосновалась компания «Agrifood Technopole». Санкт-Гиацинт традиционно является ключевым игроком в агропромышленной отрасли Квебека. Новый завод там появился благодаря эффективной и преданной деятельности м-ра Реаля Лафлера (Réal Lafleur), генерального директора Бруксайдского завода, и его команды сотрудников. Так, к 2001 году коммерческий успех Бруксайдской индустрии по всей Канаде привел к тому, что ее материнской компании было предложено открыть завод в Санкт-Гиацинте. Квебек воспользовался этой возможностью для расширения своего рынка и принял стратегическое решение о модернизации своих объектов. В свою очередь «Brookside product», воспользовавшись волной популярности темного шоколада, произвел необходимые инновации и запустил производство трех новых продуктов – шоколад с ягодами т фруктами (голубикой и гранатом). Усилия «Brookside» обеспечили рост и окупаемость производимой продукции. Вместе с тем финансирование со стороны Департамента развития (Canada Economic Development) позволило компании «Brookside» приобрести новое оборудование и расширить заводские мощности в Санкт-Гиацинте. Данный проект принес пользу и другим поставщикам района Montérégie, оказав позитивное воздействие на его экономику при одновременном содействии занятости на местном уровне. Сегодня «Brookside» экспортирует свою продукцию в США, Мексику, Японию, Сингапур и Тайвань, и нет сомнений в том, что он будет продолжать развивать свои успехи.

Другой интересный пример успеха связан с алюминиевыми вело-сипедами Bixi. В канадском регионе Сагеней-Лак-Сен-Жан (Saguenay–Lac-Saint-Jean) есть много ценных природных ресурсов, в частности, алюминий, который высоко котируется в инновационных технологиях. Более того, алюминий часто называют «серым золотом», и он присутствует на территории названного региона в избытке. Это побудило Феликса Готье (Félix Gauthier), президента фирмы «Cycles Devinci», к использованию имеющегося конкурентного преимущества. Его компания уже с 1990 года активно занималась инновациями, чтобы сделать свой бренд одним из лучших в своей области. Поэтому было принято оригинальное решение использовать необработанный алюминий для налаживания производства велосипедов, которые впоследствии стали известны под маркой Bixi. Благодаря своему высокому качеству велосипеды Devinci имеют репутацию, простирающуюся далеко за пределы не только Квебека, но и Канады. Велосипед Bixi стал действительно очень популярным продуктом и позволил ворваться компании «Cycles Devinci» на экспортные рынки. Сегодня 86 городов Канады заинтересованы в новой концепции велосипеда, а скоро он будет доступен жителям Лондона, Мельбурна, Миннеаполиса и многих других городов, выразивших заинтересованность в нем. Примечательно, что в 2009 году ни одного велосипеда Bixi не было возвращено по причине наличия дефектов.

Однако этот успех был бы невозможен без финансовой помощи со стороны Департамента развития (Canada Economic Development), который с 2000 года поддерживал «Cycles Devinci» на различных стадиях ее роста путем предоставления четырех взносов на возвратной основе. Это позволило малым и средним предприятиям, связанным с «Cycles Devinci», приобрести оборудование и провести реорганизацию своих заводов по производству велосипедов Bixi. Опираясь на свой исследовательский опыт, «Cycles Devinci» разработала прототип нового велосипеда, который является идеальным сочетанием творчества, дизайна, инноваций и смелости. Компания «Cycles Devinci» была не только источником региональной гордости в течение более 20 лет, но и одним из крупнейших работодателей, принимающим активное участие в диверсификации экономики региона. Кроме того, большинство последних проектов компании направлены на использование алюминия путем разработки инновационных проектов компаний по его вторичной и третичной обработке, тем самым запуская эффект смежных производств.

Еще один пример успеха EDACRQ связан с производством материалов для жилищного строительства. Оказывается, в США, Азии, Европе, Южной Америке и Африке имеется множество жилых домов, изготавливаемых фирмой «Demtec», малым и средним бизнесом из центрального города Квебека Принсевилл. Имея солидную репутацию за свое высокое качество, эта компания действует в 20 странах мира. Но чтобы достичь таких результатов, ей пришлось обратиться в Департамент развития (Canada Economic Development) с целью привлечения его в качестве партнера. Цель такого партнерства состояла в расширении и модернизации завода «Demtec» в Принсевилле. Благодаря финансовой поддержке Департамента развития «Demtec» приобрела новое высокотехнологичное оборудование для автоматизации производства стеновых панелей, используемых в жилых и коммерческих зданиях. Производство панелей большой комнаты дома нуждалось в новом оборудовании, в связи с чем была запущена новая сборочная линия. После инвестирования около 7 млн. долл. в этот амбициозный проект, «Demtec» стала первым заводом Квебека, обладающим этим оборудованием. Результатом такого технологического оснащения стал трехкратный рост продаж компании за 3 года. Помимо чисто экономических результатов имел место и социальный эффект в виде создания новых рабочих мест в регионе.

3. Недостатки и противоречия. Несмотря на то, что EDACRQ широко обнародует свои достижения, многие из них являются локальными и не обнаруживают признаков социальной масштабности. Например, упоминавшееся производство материалов для жилищного строительства фирмой «Demtec» привело к созданию всего лишь 60 новых рабочих мест при довольно крупных инвестициях в сектор обработки материалов. В стратегическом плане EDACRQ также фигурируют довольно скромные цифры по созданию новых рабочих мест: на 2009-2010 гг. – для 411 человек, на 2010-2011 гг. – 378, а на 2011-2012 гг. – 373 [6]. Это говорит о том, что EDACRQ «мельчит» в своей работе и во многих случаях ограничивается «косметическими» изменениями в региональной экономике. Аналогичная ситуация просматривается и для «Western Economic Diversification Canada» (WEDC), которое в 2003-2008 гг. «освоило» по одной из инициатив почти 500 миллионов долларов, в результате чего было создано 1300 рабочих мест [7].

Можно отметить лишь частичную унификацию системы организации АРР Канады. Например, агентство «Federal Economic Development Initiative for Northern Ontario» (FDNO) курирует федеральный министр промышленности, тогда как EDACRQ – федеральный министр природных ресурсов. Таким образом, каждый регион Канады имеет определенную отраслевую специализацию. Это связано с тем, что федеральные министерства и департаменты имеют отраслевую (функциональную) специализацию, которая накладывается на региональное деление страны. Понятно, что такое наложение не всегда бывает удачным. Кроме того, организационная структура разных агентств также немного различается.

Помимо этого, для канадских АРР характерен невысокий мультипликатор инвестиций. Так, в 1998-2002 гг. по Соглашению о Западном экономическом партнерстве (Western Economic Partnership Agreements – WEPA) на нужды агентства Western Economic Diversification Canada (WEDC) было выделено в общей сложности 160 млн. долл. на федеральные и провинциальные приоритеты. Оценка этих соглашений показала, что федеральное финансирование повлекло за собой дополнительные 458 млн. долл. от других уровней государственного управления и частного сектора. Иными словами, каждый доллар, внесенный WEDC, привлек еще 2,9 долл. из других источников. По сравнению с английскими АРР (4,5 долл.) такая величина мультипликатора является невысокой, свидетельствуя о скромной эффективности осуществляемых затрат.

4. Особенности финансирования проектов. В Канаде дей-ствует довольно разветвленная система финансирования АРР. Как правило, выделяются следующие каналы финансирования: партнерские соглашения, прямые договора, национальные соглашения и законодательное регулирование.

Большинство грантов и взносов региональных агентств осуществляется в партнерстве с разными уровнями власти – партнерские соглашения. Например, в Канаде существует Соглашение о Западном экономическом партнерстве (Western Economic Partnership Agreements – WEPA), являющееся многолетним федерально-региональным финансовым обязательством по укреплению экономической деятельности канадских общин.

Второй канал финансирования связан с прямыми договорами, когда АРР финансирует какой-либо проект в одиночку или в партнерстве с другими некоммерческими организациями. Одна из важных программ этого направления – Western Diversification Program – предполагает выдачу денег АРР только при условии, что заявленный проект соответствует приоритетам АРР. Процедура подачи заявки дебюрократизирована. На первом этапе в офис АРР необходимо представить (можно по электронной почте в PDF-формате) запрос на финансирование проекта (с печатями и подписями). На втором этапе необходимо представить, как минимум, 2-страничное резюме проекта, включающее описание проекта, основные запланированные мероприятия, цели проекта и получаемые выгоды, основных партнеров и потенциальные источники финансирования, все доходы, которые будут получены в рамках проекта, график проекта. Сотрудник АРР оценит заявку в течение 12 рабочих дней с момента ее получения. Если проект соответствует приоритетам АРР, то на третьем этапе необходимо предоставить более подробное предложение, которое включает следующие элементы: последние финансовые отчеты организации, описание системы управления организации, подробный бюджет со статьями расходов, включая бюджетные суммы и их обоснование, основные фазы и этапы проекта, подробная информация о том, как и когда будет оцениваться успех (результат) проекта, потенциальные риски для реализации и финансирования проекта, а также для окружающей среды. Рассмотрение и утверждение подробного представления может занять до 90 календарных дней с момента его получения. При этом проекты с участием физических работ могут быть предметом еще и экологической экспертизы.

Третий канал финансирования связан с получением денег в рамках Кредитно-инвестиционной программы. В соответствии с этим способом финансирования АРР (например, WEDC) в сотрудничестве с организацией Vancity Capital Corporation (VCC), предлагает программы кредитования, предназначенные для проектов, как правило, не финансирующихся традиционными кредитными учреждениями. Существуют требования к получателю кредита, однако получить по ним квалифицированную консультацию и подключиться к Кредитно-инвестиционной программе можно с помощью Сети Бизнес-услуг АРР соответствующего региона. Данный канал финансирования находится на стыке прямых договоров и законодательного регулирования, так как в Канаде есть два закона – Закон о кредитовании малого бизнеса и Закон о финансировании канадского малого бизнеса, – благодаря которым финансовым институтам, кредитующим малые предприятия, как это предусмотрено законами, гарантируется покрытие возможных убытков по кредитам.

Четвертый канал финансирования предполагает подключение к национальным соглашениям. Таких программ в Канаде несколько, например, Recreational Infrastructure Canada Program, и все они предполагают подачу заявок на конкурс с последующим получением недостающего финансирования по проекту (в случае прохождения конкурса). Требования программ прописаны, и подключиться к системе национальных соглашений можно через представительства АРР.

3. Опыт Австралии

1. Агентство регионального развития: общая характеристи-ка. Региональное развитие Австралии (РРА) (Regional Development Australian) является австралийской правительственной инициативой, которая объединяет все уровни власти для поддержки роста и развития регионов страны. РРА представляет собой национальную сеть из 55 комитетов, которые строят партнерские отношения между правительствами, региональными организациями развития, местным бизнесом и общественными группами [8]. Фактически именно в такой сетевой форме организован в Австралии институт Агентства регионального развития, хотя формально понятие агентства как таковое в стране не используется. «Национальный устав РРА» устанавливает приоритетные области для сети. Кроме того, имеется регулирующий документ «Национальная роль и обязанности РРА».

По выражению премьер-министра Гилларда (Gillard), Австралия имеет «лоскутную экономику». Поэтому комитеты РРА имеют для нее особое значение, являясь, по выражению министра регионального развития Саймона Крина (Simon Crean), глазами и ушами федерального правительства на местах.

Каждый комитет РРА состоит из местных лидеров с широкими и разнообразными навыками и опытом. Членами комитетов являются лица, которые хорошо понимают задачи, возможности и приоритеты их региона. Кадровые назначения в комитетах осуществляются федеральным министром регионального развития и местного самоуправления. Кроме того, во многих юрисдикциях министр правительства штата (территории) и ассоциации местных правительств также ответственны за региональное развитие. Все кадровые назначения осуществляются посредством открытых и публичных процедур подачи кандидатур.

Все комитеты распределены между 8 штатами и территориями стра-ны: Новым Южным Уэльсом, Викторией, Квинслендом, Южной Австра-лией, Западной Австралией, Тасманией, Северной территорией и Австралийской столичной территорией. Между федеральным правительством и правительством штата (территории) заключены меморандумы о взаимопонимании, а иногда принимаются и спе-циальные законы, подкрепляющие сотрудничество двух уровней власти. Например, в 2009 г. подписан меморандум между федеральным правительством Австралии и правительством Нового Южного Уэльса; оба правительства вносят средства на поддержку работы РРА. Созданная региональная сеть РРА включает 14 районных консультативных комитетов федерального правительства и 13 региональных советов экономического развития правительства Нового Южного Уэльса. Все эти структуры были объединены специальным законом. Каждый комитет состоит из 12 человек, включая председателя и заместителя председателя. В каждом комитете есть представители, имеющие опыт работы в органах местного самоуправления. Все заявки на членство в комитете формируются путем открытого выражения заинтересованности.

В 2009 г. был подписан аналогичный меморандум между федераль-ным правительством и правительством Виктории. Однако 9 РРА-комитетов Виктории являются неинкорпорированными консультативными органами, которые в основном выстраиваются в соответствии с административными зонами правительства Виктории. Вообще региональные организации штатов и территорий в Новом Южном Уэльсе, Квинсленде, Южной Австралии и Aвстралийской Cтоличной Tерритории объединились с комитетами РРА, а в Западной Австралии, Виктории, Тасмании и Северной территории – остаются в качестве параллельных сетей, тесно сотрудничающих с комитетами РРА.

Сегодня в Палате федерального правительства уже создан специальный суб-кабинет – Палата представителей Постоянного комитета регионов Австралии. В настоящее время ведется работа по созданию Центра региональной политики развития.

Для примера укажем, что для комитетов РРА Виктории предусмотрено, что:

- каждый комитет имеет до 10 членов, включая председателя, заме-стителя председателя и не менее 3 представителей органов местного самоуправления;

- для пяти провинциальных комитетов РРА один из 10 членов комитета является представителем Консультативного совета регионального развития Виктории и назначается региональным правительством;

- комитет назначается на срок до 3 лет;

- члены комитета назначаются совместно федеральным правитель-ством и региональным министром, ответственным за региональное развитие;

- при кадровых назначениях министры рассматривают состав кандидатур комитета с точки зрения пола, квалификации и секторального разнообразия региональной экономики;

- председатели и их заместители должны быть ведущими членами местной общественности («местные чемпионы») с глубоким пониманием экономических, социальных и экологических проблем региона.

При разработке модели РРА для каждого штата и территории феде-ральное правительство Австралии учитывает результаты консультаций, проведенных с общественностью. Считается, что такие договоренности в каждом штате и территории гарантируют, что выгоды от РРА будут максимальными. Кроме того, в стране имеются парламентские секретари, которые регулярно встречаются с федеральным министром регионального развития для взаимного информирования. Общая схема РРА приведена на рис.5.


Рис.5. Структурная схема РРА.

Комитеты РРА ведут деятельность по следующим направлениям:

- разработка региональных планов, которые описывают регион и его атрибуты (промышленность, занятость, ключевые преимущества). В плане должны быть изложены экономическое, экологическое и социальное видение региона, сформулированы намечаемые изменения, определены сильные и слабые стороны, возможности и приоритеты для действий;

- консультирование по вопросам возможностей финансирования, имеющихся у региональных общин, из фондов австралийского правительства и правительств штатов (территорий);

- участие в процессе планирования с другими региональными заинтересованными сторонами;

- проведение семинаров для создания навыков планирования у со-трудников небольших предприятий и общественных организаций, а также развитию у них навыков управления, написанию представлений на гранты и контракты;

- исследование конкретных вопросов и областей, выявление проблем;

- разработка и реализация решений, отвечающих потребностям региона;

- проведение региональных форумов по ключевым вопросам, затрагивающим развитие регионов;

- подготовка справки региона для привлечения инвестиций в новые сегменты экономики.

Федеральноеправительство Австралии выделяет средства для под-держки работы комитетов. В ряде случаев региональные и местные органы власти также обеспечивают финансирование или другие формы поддержки программ развития.

Объем финансирования федерального правительства агентству РРА составляет примерно 15 млрд. долл. США в год. В 2011 г. федеральное правительство предоставило дополнительное финансирование в 4 млрд. долл. Характерна структура расходования этого транша. Так, 25 тыс. долл. получит каждый комитет РРА на расширение своей сети; еще 8 тыс. долл. они получат на покрытие транспортных расходов; 200 тыс. долл. каждый комитет получит на изучение возможностей по вхождению регионов в Национальную широкополосную сеть; и еще 100 тыс. долл. получит каждый из 11 комитетов Мюррей-Дарлинга на улучшение взаимодействия с общественностью по вопросам изменений распределения воды.

В Австралии также имеется множество правительственных грантов, программ и инициатив, которые можно легко посмотреть в Интернет-сети и понять государственные потребности и приоритеты в производствах и услугах. Предполагается, что частные инициативы должны получить финансовую поддержку правительства с последующим курированием со стороны соответствующего комитета РРА.

Как отмечают австралийские чиновники, РРА нуждается не только в консультационном рычаге, но и в финансовом рычаге для объединения всех своих региональных точек. В этих целях в 2011 г. региональной сети помимо всего прочего выделяется еще 1,4 млрд. долл. США для ускорения экономического развития в регионах. Этот фонд будет расходоваться в течение 5 лет, причем 1,0 млрд. долл. пойдет на региональное развитие, а другая часть – на восстановление регионов страны, опустошенных стихийными бедствиями.

Фонд в 1,0 млрд. долл. ждет сильных, хорошо проработанных, стратегических проектов. Выделение средств фонда основано на принципе конкурентности и реальных заслуг участников. Причем заявки рассматриваются только на те проекты, которые пользуются поддержкой местных комитетов РРА. В данном случае проявляется реальное сотрудничество федеральных и местных властей. Фактически местные власти выступают в качестве экспертов последней инстанции. Сами же гранты предусмотрены в размере от 0,5 до 25 млн. долл. США. Причем гранты на сумму более 5 млн. долл. должны быть поддержаны средствами из других источников финансирования, что автоматически запускает эффект инвестиционного мультипликатора. Чтобы проекты дали немедленный позитивный эффект, все они должны иметь высокую «инвестиционную готовность» и удовлетворять всем требованиям к планированию, зонированию территорий и экологичности применительно к месту реализации.

В рамках идеологии максимальной информационной прозрачности и открытости австралийское федеральное правительство собирается запустить Веб-сайт, с помощью которого пользователи смогут получить своеобразный портрет той помощи, которую получают их регионы от федерального правительства.

Исследование Э.Биера (A.Beer) и А.Мауде (A.Maude) показывает, что в Австралии сосуществуют разные типы агентств регионального развития. Примерно 56% их числа – это агентства местных правительств или их непосредственные ответвления; еще 13,6% агентств существуют в форме деловых предпринимательских центров; 11,6% – это региональные комитеты; остальная небольшая группа представлена областными консультативными комитетами, добровольными (волонтерскими) региональными организациями, палатами коммерции и другими структурами [10].

2. Общественные земельные агентства: планирование земле-поль-зования. В Австралии наработана большая практика функционирования института общественного развития земли (Public Land Development). Данный институт предполагает оптовую и розничную продажу земли государственными структурами, а также их непосредственное участие в жилищном строительстве. Данное движение началось в 1972 г. с принятием Программы земельной комиссии (Land Commission Program – LCP).

Рождение данной инициативы было вызвано следующими обстоя-тельствами [9]:

- «отвращением» частной строительной индустрии к инновациям;

- необходимостью обеспечения устойчивости городского хозяйства;

- возникновением новых способов создания и использования строи-тельного ландшафта;

- возросшими требованиями к качеству окружающей среды;

- предыдущим периодом быстрого расширения городов.

Главная проблема, стоящая перед данной программой, состояла в урегулировании цели «социальной устойчивости» с бизнес-императивом государственных земельных девелоперов. Строго говоря, данная проблема до сих пор не имеет окончательного решения.

Как правило, выделяется несколько форм реализации LCP. Одна из них – вмешательство для обеспечения целей планирования. В этом случае специальные общественные (государственные) фонды приобретают земли до начала их использования, чтобы потом создавать парки, зеленые зоны, школы и больницы. Кроме того, данные фонды могут просто заранее скупать землю. Такая мера позволяет обеспечить развитие других объектов, фигурирующих в городских планах: строительство торговых центров и застройка новых промышленных зон. В таких местах нормальное предложение земли рынком, как правило, невозможно, в связи с чем землю надо заранее резервировать. Впоследствии «запланированные» и общественно одобренные земельные участки могут быть целевым образом проданы частным компаниям.

Другая форма LCP – совместное управление землей. Класси-ческим примером такой формы является Сиднейский фонд регионального развития. Это форма совместного управления землей правительством штата и местными властями. Через этот фонд осуществлялась стратегическая покупка земли. Управлялся фонд правительством штата; деньги в него вносили правительство штата и Сиднейские Советы. После покупки актива (земли) он передается Совету или другому правительственному органу для последующей заботы о нем.

Еще одна форма LCP – местные власти в качестве девелопе-ров. Земельный девелопмент местных властей очень распространен в Австралии. Например, среди местных органов власти (Советов) Квинсленда не менее 35% их числа вовлечены в земельные операции. Делается это также для обеспечения целей планирования.

Обычное планирование земли (например, зонирование) называют «негативным планированием» (без уничижительного смысла) или «регулируемым контролем развития». LCP было «предпосылочным», когда правительство приобретало одновременно и право собственника, и право на развитие земли. Такое управление получило название «позитивного планирования».

Теоретическое обоснование LCP восходит еще к Генри Джорджу (Henry George), работавшему в 19 веке и писавшем о недостатках земельных рынков в индустриальном обществе. Он, в частности, выдвинул положение о возможности захвата «избыточной стоимости земли» (ИСЗ). ИСЗ – это прирост стоимости земли, который возникает, когда земельный лот 1) зонируется, чтобы использоваться в городском развитии, и 2) находится рядом с новой социальной инфраструктурой. Этот стоимостной довесок фигурирует в литературе как «улучшение», «спекулятивный доход» и «нежданный доход». ИСЗ – это типичная экстерналия, ибо она аккумулируется у девелоперов как некий внешний, нетрудовой доход. ИСЗ – это «сверхдоход», который не имеет отношения ни к нормальному размеру прибыли, ни к риску, ни к вложенному капиталу.

Современные экономисты Ф.Силуэлл (F.Stilwell) и К.Джордан (K.Jordan) утверждают, что неоклассический мейнстрим не дает адекватного понимания земельных рынков, ибо исходит из схемы, что земля, труд и капитал, будучи производственными факторами, вознаграждаются в соответствии с их предельной производительностью. Никакого ИСЗ здесь не возникает, т.к. все факторы симметричны. Таким образом, речь идет о главном институциональном провале рынка земли.

Более того, ИСЗ является не только главным и растущим источником незаработанных доходов субъектов, но его считают главной причиной пространственного неравенства. Например, П.Трой (P.Troy) полагает, что «схемы, продуцированные государственным органами планирования, выступают в качестве путеводителей для спекулянтов» [9]. В данном случае спекуляция – это увлечение видением будущего зрелых и хорошо отрегулированных рынков земли; и это главная причина рыночной неэффективности и несправедливости.

Общая схема образования распределения ИСЗ выглядит следующим образом: цена целины→ИСЗ→вклад девелопера в инфраструктуру→маржа девелопера (включая ИСЗ). Однако имеющиеся данные говорят, что освобожденные земельные рынки приводят к еще большему социальному и экологическому ущербу. Прямое вмешательство в земельные рынки замедляет темп роста цен на землю.

Под эгидой LCP в Австралии были созданы различные земельные агентства. Так, Содружеством (штатов) был выделен транш на 5 лет в размере 1 млрд. долл. США для создания штатами земельных фондов. Однако в 1981 г. Содружество прекратило финансовую поддержку этих фондов, которые к тому времени в принципе уже вышли на самофинансирование. Тем самым фонды Содружества были использованы для создания «земельных банков», которые сделали возможным будущее нормальное развитие городов.

В 1975-1976 гг. эти земельные фонды (ULC) приобрели существенные наделы городской и негородской земли (10,7 тыс. га и 5,3 тыс. га соответственно). Все штаты страны были вовлечены в девелопмент недвижимости. Масштаб операций должен был быть достаточным для влияния на рынок. Так, была установлена начальная минимальная доля на рынке в 50% и провозглашена цель – довести ее величину за 5 лет до 80%. При этом собственно проектирование и строительство оставлялось частному сектору.

Было также проведено в жизнь интересное решение, согласно которому ULC сначала продавали землю физическим лицам, и только после этого начиналась распродажа земельных блоков проектно-строительным компаниям. К концу 1990-х годов большинство государственных девелоперов земли было переведено в корпоративную форму и отделилось от обычной административной структуры коммунального обслуживания. Новые корпоративные цели охватывали в основном финансовые и социальные проблемы, планирование, промышленные инновации и охрану окружающей среды. В 2001 была учреждена Landcom Corporation, которая сосредоточилась на более специфических проблемах: захоронение отходов, работа с «нетрадиционными» домашними хозяйствами и общинами, проекты перестройки (например, зоны доков Мельбурна).

Земельные агентства не являются идеальным механизмом регулиро-вания регионального развития и вызвали в свой адрес множество критических выпадов со стороны специалистов. Тем не менее, свою роль эти агентства играют до сих пор. Сегодня 4 штата и одна территория Австралии поддерживают общественные агентства земельного развития. Все они имеют вполне удовлетворительные финансовые и социальные показатели. Анализ, проведенный П.Коши (P.Koshy), У.Сунтиенсом (W.Soontiens) и М.Вестом (M.West), показал, что расходы Landcom Corporation Западной Австралии в 100 млн. долл., осуществленные в 1999-2000 гг. на 33 объектах, дали региональной экономике объем произведенной продукции в 548 млн. долл., 43 млн. долл. региональных налогов и 3 тыс. рабочих мест [9]. Это означает, что мультипликатор расходов Landcom Corporation равен 4,48, т.е. на каждый вложенный доллар получается прирост дохода в 4,48 доллара. Данная оценка может служить ориентиром для понимания уровня эффективности австралийских агентств регионального развития.

3. Система планирования и ее специфика. Надо сказать, что в основе регионального развития Австралии лежит довольно мощная система планирования использования земли. Например, в стране действует такая многоуровневая система: планы штата (например, Квинсленда); планы региона (например, Юго-Восточного Квинсленда); стратегические планы субрегиона (например, Логана); структурные планы и региональные планы развития округа (например, Флегстоуна); местные планы (центры активности); одобрения и разрешения развития местности. Собственно схемы планирования охватывают только последние 4 уровня [11].

Любопытно, что планы высшей региональной иерархии имеют качественный характер и не подразумевают детальной проработки количественных показателей экономического развития. Это в основном ориентиры для будущего развития. Например, действующий в настоящее время Региональный план Юго-Восточного Квинсленда на период 2009-2031 гг. нацелен на управление ростом, изменениями и использованием земли. Столь длительный горизонт планирования отрицает возможность точных проектировок, поэтому в плане даются только общие ориентиры. Так, в Плане указывается, что с 2006 г. по 2031 г. потребуется 754 тыс. единиц дополнительного жилья для обеспечения растущего населения региона. Данная цифра дезагрегируется по районам с указанием наличного жилья и числа единиц жилья, которые требуется реконструировать и построить с нуля. Для каждого субрегиона указывается 4 ключевых индикатора: фак-тическая численность населения в контрольной точке (2006 г.) и планируемая численность населения в конечной точке планового периода (2031 г.); фактическое число жилья в контрольной точке и прогнозируемая величина необходимого дополнительного жилья, необходимого к концу планового периода. Все остальные позиции плана представляют собой декларативные ориентиры в виде намерений (строительство аэропортов, портов, дорог, развитие туризма и т.п.) [11]. Детализация этих намерений осуществляется в планах низовых региональных звеньев.

4. Опыт Казахстана

1. Институт государственной корпорации: общая характери-стика. Одной из стран, активно начавших использовать институты регионального развития (ИРР), относится Казахстан. На наш взгляд, это связано с историческими и культурными особенностями страны, в которой после распада СССР сохранились традиции ведения планового хозяйства. Однако ИРР в этой стране пошли по иному пути, не связанному с традиционно принятым способом создания АРР. Здесь фактически сразу начали внедрять форму крупных бизнес-партнерств. Наиболее масштабным и успешным примером таковых является социально-предпринимательская корпорация (СПК) «Онтустiк», созданная в соответствии с Указом Президента Республики Казахстан в форме акционерного общества и получившая статус национальной компании [4].

Основной целью компании «Онтустiк» является содействие экономическому развитию трех южных регионов страны – Жамбылской, Кызылординской и Южно-Казахстанской областей – путем консолидации государственного и частного секторов. Сюда же входят задачи создания единого экономического рынка на основе кластерного подхода, благоприятной экономической среды для привлечения инвестиций и инноваций, участия в разработке и реализации программ, направленных на социальное развитие регионов, а также разведку, добычу, переработку полезных ископаемых. Фактически «Онтустiк» призван выступить в качестве катализатора комплексного экономического развития слаборазвитых аграрных районов Казахстана и решения их социальных нужд.

Учитывая сказанное, в основе работы компании «Онтустiк» лежала системообразующая программа развития, которая была направлена на повышение эффективности сельхозпроизводства, достижение его оптимизации и диверсификации, выстраивание необходимой логистики, выход на внешние рынки, реализацию принципа «производитель–потребитель» и решение блока социальных вопросов.

Центральное правительство поддержало инициативу по созданию плодоовощного кластера и в 2007 г. на реализацию программы «Регио-нальный агрокомплекс «Онтустік»» выделило 4 млрд. тенге. Такая «щедрость» детерминировалась тем фактом, что в данной программе видели в первую очередь социальный аспект: за 4 года более 8,5 тыс. жителей юга должны были быть обеспечены работой.

В основе указанной программы развития лежала идея создания сети сервисно-заготовительных центров (СЗЦ). Их деятельность была направлена на хранение, реализацию, заготовку и переработку продукции, снабжение товарно-материальными ценностями, оказание машинно-тракторных, консалтинговых, юридических и маркетинговых услуг, вплоть до подготовки и переподготовки кадров. По сути, СЗЦ выступали в качестве точек роста для каждого района.

Роль СЗЦ огромна. Внедряя новые технологии, располагая необходимым оборудованием и транспортно-логистическим ресурсом, они решают вопросы, которые без их участия сельхозпроизводители решить не в состоянии: повышение плодородия почвы, внедрение севооборота, оптимизация структуры посевных площадей, планирование необходимого объема производства, чтобы не было перепроизводства и снижения эффективности бизнеса. Как показал опыт, СЗЦ реально влияют на искусственное ценообразование аграрной продукции. В конечном счете, программа содействует решению проблем продовольственной безопасности страны. В 2007 г. было создано 14 СЗЦ и планировалось в течение 3 лет открытие еще 36 центров, включая каждый район южного региона. При этом СПК «Онтустiк» для создания СЗЦ находит партнеров, уже имеющих достаточную материальную базу, чтобы не создавать ее с нуля. Например, соучредителями СЗЦ «Мырзашол» выступили ТОО «Агропромсервис», имеющее произ-водственную базу, и сельский потребительский кооператив «Махтарал», объединяющий 626 крестьянских хозяйств в 22 сельских округах. Основной упор делался на создание овощехранилищ, оснащение оборудованием для переработки сельхозпродукции и создание машинно-тракторного парка.

В рамках программы развития была поставлена цель по поставке в течение 4 лет 13 тысяч тонн дынь в страны Евросоюза. Для этого на базе одного из СЗЦ было установлено специальное оборудование: камера охлаждения, обработки и упаковочная машина. Был разработан собственный товарный знак – бренд «Onty», который предназначается для маркировки произведенной на экспорт продукции «Онтустiк»: консервах, фруктах, овощах. Параллельно для насыщения внутреннего рынка была развернута собственная сеть реализации в разных регионах Казахстана с тем, чтобы исключить посредническое звено.

Поскольку транспортные расходы агропродукции составляют до 60% ее стоимости, была создана транспортно-логистическая структура – ТОО «Агрохолдинг«Онтустiк»». Им было по лизинговой схеме приобретено 15 большегрузных и малотоннажных автомобилей, получено одобрение на приобретение дополнительных 60 грузовых машин.

2. История успеха корпорации «Онтустiк». Главное достижение корпорации «Онтустiк» состоит в том, что ей удалось «запустить» межотраслевые цепочки региональной аграрной экономики и создать по-настоящему комплексное хозяйство под своим началом. Так, ею поддерживается строительство современных тепличных комплексов (например, в г.Шымкенте). Данные комплексы централизованно снабжаются новыми технологиями и обеспечивают круглогодичную поставку свежих овощей и фруктов жителям республики. В свою очередь тепличные комплексы порождают спрос на разные элементы конструкций, что послужило основой для создания в регионе производства комплектующих из местных материалов (до 86% потребностей региона удовлетворяется местным производством).

Параллельно создаются зерноперерабатывающие комплексы, включающие элеваторы (ТОО «Алтын-Камба» в Кызылорде), мукомольные мельницы, цеха по переработке риса, комбикормовые заводы с использованием технологий безотходной переработки сырья. Данные комплексы создают технологическую и ресурсную базу для откормочных животноводческих и молочно-товарных комплексов по всему региону (например, создано ТОО «Казахская Мясная Компания «Онтустік»»), которые в свою очередь позволяют создавать на базе СЗЦ мясоперерабатывающие комбинаты (например, в Шуском рай-оне), работающие по европейским стандартам качества. Компания «Он-тустік» не только создает новые предприятия, но объединяет под своей «крышей» старые структуры. Например, в доверительное управле-ние корпорации передано восемь убыточных сельхозпредприятий, реструктуризация которых на базе современных агротехнологий позволяет сделать их рентабельными.

Такое развитие аграрной экономики требует развития и других смежных отраслей. Так, Компания «Онтустік» работает над созданием Южно-Казахстанского горно-металлургического комплекса на базе железорудного месторождения Ирису; по 11 объектам месторождений общераспространенных полезных ископаемых определены партнеры, планируется открытие совместных предприятий по производству стройматериалов. Создаваемые индустриальные предприятия требуют дополнительной энергии. В связи с этим в регионе поставлена задача по внедрению ресурсосберегающих технологий и проектов по использованию возобновляемых источников энергии (малых ГЭС, ветро-, гелио- и биоэнергетики). Для этого в регионе создан технопарк, учредителями которого выступили акимат Южно-Казахстанской области, ЮКГУ им. Ауезова, АО «Национальный инновационный фонд» и корпорация «Онтустік». Корпорацией «Онтустік» и компанией «БиТелТелеком» было также создано совместное предприятие по внедрению технологии Wi-Max на территории южного региона. Данная технология позволяет обеспечить беспроводной высокоскоростной доступ к Интернету школ, колледжей, университетов, коммунальных и оперативных служб города и предусматривает дополнительные услуги связи (IP-телефония, видеоконференции).

Создание полноценной региональной экономики позволило корпорации «Онтустік» развернуть индивидуальное жилищное строительство с сопутствующим ему подведением необходимых инженерно-технических коммуникаций в микрорайоны Тараза и Шымкента для дальнейшей застройки в кооперации с инвесторами. Для этого проекта было выделено 80 гектаров земли в Шымкенте и 29 гектаров в Таразе.

В Шымкенте планируется построить микрорайон «Асар-2» на основе государственно-частного партнерства. Данный проект преду-сматривает обеспечение доступным жильем порядка 19 тыс. человек. На каждом участке жилого дома будет построена теплица на 3 сотках, которая и будет служить стабильным источником дохода и, соответственно, погашения кредита. В течение 3 лет теплицы окупают себя, а в течение 15 лет жители рассчитаются с кредитом.


Рис.6. Холдинговая модель института регионального развития Казахстана.

Еще одним направлением деятельности корпорации «Онтустік» является транспорт и логистика. В рамках этого направления реализуется проект расширения международного аэропорта в Шымкенте, который реализуется совместно с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР). Существующая взлетная полоса может принимать крупные воздушные суда, а необходимой для этого техники нет. В связи с этим предполагается закупка трапов, топливозаправщиков, пожарных и снегоуборочных машин, перронных автобусов и другой спецтехники, а также завершение строительства транзитного зала и грузового терминала. Вопрос финансирования проекта стоимостью в 1,4 млрд. тенге находится на рассмотрении инвестиционного комитета ЕБРР.

Ведется и работа по реализации проектов в сфере туризма, в том числе на базе предприятий корпорации «Онтустік» – санаториев и зон отдыха «Сарыагаш», «Аксу-Жабаглы», «Бургулюк», лыжной базы «Алатау». Подписаны меморандумы о сотрудничестве с национальными заповедными зонами и национальными парками «Аксу-Жабаглы», «Сайрам-Угамский», «Каратауский».

Специфика института регионального развития Казахстана состоит в том, что он представляет собой не специализированные агентства, имею-щие определенный статус и регламент взаимодействия с федеральными и местными органами власти, а некий холдинг, который координирует всю работу по активизации региональных предприятий. Холдинговая модель института регионального развития Казахстана схематично представлена на рис.6. Холдинговая модель является достаточно гибкой, чтобы задействовать как административный ресурс национальной корпорации, так и разные формы частно-государственного партнерства, включая долевое участие в частном бизнесе и доверительное управление множеством независимых предприятий.

5. Опыт России

1. АРР Калужской области: общая характеристика. В России пока не сложился институт регионального развития в форме мно-гофункциональных специализированных агентств. Тем не менее, некото-рые первые примеры подобного механизма уже есть. К числу таковых относится система регионального развития, построенная в Калужской области.

Надо сказать, что становление системы регионального развития в Калужской области шло поэтапно и уже сегодня оформилось в довольно большой конгломерат различных взаимосвязанных структур. Первым шагом в этом направлении стало создание в 2007 г. Агентства регионального развития Калужской области (АРРКО), учредителем которого выступило Министерство экономического развития Калужской области. АРРКО создано в форме автономного учреждения в соответствии с постановлением Правительства Калужской области. Цель АРРКО состоит в привлечении инвестиций в экономику Калужской области. Его основные задачи таковы: продвижение региона на внутреннем и зарубежном рынке (маркетинг территорий); индивидуальное сопровождение инвесторов в процессе реализации инвестиционных проектов (индивидуальный подход); привлечение инвесторов на территорию региона; содействие развитию муниципальных образований Калужской области [12].

Однако АРРКО является лишь одним из элементов системы развития региона и занимается преимущественно организацией переговоров, формированием предложений инвесторам и сопровождением инвестиционных проектов. Помимо этого в систему входят Корпорация развития Калужской области (КРКО), которая занимается техническим и технологическим сопровождением инвестиционных проектов, управлением и созданием инженерной инфраструктуры в индустриальных парках, а также компания Индустриальная логистика (ИЛ), которая является основным инструментом реализации логистических проектов на территории области.

В 2011 г. в области под эгидой Министерства развития информационного общества и инноваций Калужской области и при поддержке Правительства Калужской области было создано ОАО «Агентство инновационного развития – Центр кластерного развития Калужской области» (АИР-ЦКР). Данное агентство функционирует как системный координатор инфраструктуры поддержки и развития инновационной деятельности в регионе, осуществляет сопровождение инновационных проектов от момента их зарождения до выхода на проектные производственные мощности.

Основными целями деятельности АИР-ЦКР являются содействие иннова-ционному развитию Калужской области, формирование благоприятной среды для возникновения и реализации инноваций, повышение конкурентоспособности региональных компаний, создание экосистемы развития инновационного бизнеса в Калужской области [13-14].

Задачи АИР-ЦКР:

- Формирование на территории Калужской области инновационных кластеров и развитие технопарков в сфере высоких технологий;

- Координация деятельности элементов Национальной инновационной системы в Калужской области;

- Привлечение прямых инвестиций для развития инновационной деятельности в регионе;

- Содействие в разработке и реализации кластерных проектов с уча-стием органов власти, учреждений образования и науки, бизнеса, иных заинтересованных лиц;

- Создание информационно-поисковой партнерской сети;

- Содействие инновационным предприятиям и проектам, носителям идей в получении услуг в сфере маркетинга, сертификации, лицензирования, патентования, финансирования инновационных проектов, поиска партнеров и других услуг при зарождении, формировании и реализации проектов;

- Взаимодействие в рамках национальной инновационной системы с институтами развития РФ («Российская корпорация нанотехнологий», ОАО «Российская венчурная компания», Фонд содействия развитию ма-лых форм предприятий в научно-технической сфере и др.) и привлечение их финансов;

- Развитие международного сотрудничества в сфере инновационной деятельности, формирование инновационного имиджа Калужской области.

По инициативе АРРКО был организован Калужский промышленный форум; таковых было проведено 7 (до 2011 г. включительно), после чего при посредстве АИР-ЦКР он был трансформирован в другой тип форума – в Обнинский инновационный форум (в 2011 г. он был проведен 2-ой раз).

Таким образом, в настоящее время в области действует разветвленная сеть, направленная на «всасывание» и «освоение» инвестиций в разных областях деятельности. Примерная схема системы регионального развития Калужской области приведена на рис.7.

За время своего существования специалисты АРРКО разработали пакет финансовых мер – в области действуют законодательные акты, регламентирующие порядок предоставления налоговых льгот инвесторам. Льготы предполагают субсидирование налога на прибыль и уменьшение ставки налога на имущество. Кроме того, АРРКО совместно с администрациями области и городов сформировали довольно высокую по российским меркам инвестиционную культуру. Так, в области гарантируется равное отношение ко всем инвесторам; создается единая «проектная семья», которая работает на общий успех области и инвестора; общей целью провозглашена реализация инвестиционных проектов в кратчайшие сроки. Успех в деятельности АРРКО во многом связан с административной поддержкой проектов и отсутствием бюрократии, что обеспечивает быстрые процедуры согласования; инвесторы области не связаны никакими ограничениями в реализации проектов; обеспечивается максимальная открытость и доступность администрации – у инвесторов есть номера мобильных те-лефонов руководителей региона.

Создание двух агентств – АРРКО и АИР-ЦКР – было основано на четкой артикуляции приоритетов в региональном развитии. Если на первом этапе ставилась задача поддержки индустриального сектора экономики, то на втором этапе возникла потребность в создании инновационного сектора. Внутри каждого сектора все время проводились в жизнь определенные отраслевые приоритеты. Например, для индустриального сектора это энергетика, автомобилестроение и производство стройматериалов, для инновационного сектора – новая фармацевтика, нанотехнологии в медицине, информационные технологии, новые материалы, отчасти ядерные технологии [15-16].


Рис.7. Схема регионального развития Калужской области.

Для иллюстрации политики в области финансирования проектов достаточно указать, что в 2010 г. по линии поддержки инноваций из областного бюджета было выделено 10 млн. руб. Кроме того, на поддержку малых инновационных компаний Калужской области из федерального бюджета было дополнительно привлечено 18,9 млн. руб. [16].

Для выполнения задач, стоящих перед АИР-ЦКР, в области сформирован фонд Агентства в размере 30 млн. руб., 1/3 которого представляет собой средства областного бюджета, а 2/3 – средства федерального бюджета. В 2011-2013 гг. на различные мероприятия инновационной программы будет выделено из областного бюджета более 150 млн. руб., а из федерального бюджета – не менее 200 млн. руб.

При создании Обнинского технопарка Калужская область сотрудничает с Министерством связи и массовых коммуникаций РФ. Общий объем федерального финансирования этого проекта в 2011-2014 гг. составит 716 млн. руб. [16].

В настоящее время в Калужской области выстраивается «конвейер инноваций», который предполагает, что под каждый проект сформулированы конкретные меры поддержки. При этом предусмотрен трехэтапный «конвейер финансирования». Так, на первом этапе действуют субсидии и гранты начинающим предпринимателям; на более зрелой фазе действуют микрозаймы под поручительство Гарантийного фонда. На втором этапе вступает в действие финансирование из Венчурного фонда. На третьем этапе предполагается локализация производства в одном из индустриальных парков области; на этом этапе производителям-инноваторам предоставляются большие финансовые и организационные бонусы [15].

Вообще в Калужской области сформирована мощная инфраструктура поддержки инновационных предприятий: 5 бизнес-инкубаторов, Российская сеть трансфера технологий, Обнинский центр науки и технологий, Венчурный и Гарантийный фонды, центры коллективного пользования и прототипирования. Осуществляется строительство Обнинского технопарка в сфере высоких технологий, в котором будут размещены малые инновационные предприятия по льготной арендной ставке с одновременным предоставлением им необходимого оборудования. Работа по его созданию идет за счет отдачи от ранее осуществленных промышленных инвестиций. Идет также работа в направлении формирования особой экономической зоны технико-внедренческого типа. Ее введение даст предприятиям 14-процентную льготу по страховым взносам (единому социальному налогу) [15]. Делаются первые шаги по стимулированию сопутствующих инвестиций и запуску мультипликатора инвестиций. Так, в рамках инновационной программы областным Министерством развития информационного общества и инноваций распределяются гранты начинающим малым инновационным компаниям на конкурсной основе. Величина гранта составляет 300 тыс. руб., а условием его получения является вложение его получателем в проект не менее 50 тыс. руб. собственных средств [16].

2. История успеха. Создание и активизация деятельности АРРКО хорошо коррелирует с экономическими успехами Калужской области. Так, за 10 лет с 2000 по 2010 гг. ВРП области вырос в 2 раза в сопоставимых ценах, а объем промышленного производства – почти в 4 раза [5]. Примечательный факт состоит и в том, что до 2006 г. включительно объем привлеченных инвестиций в область не превышал 125 млн. долл., тогда как с 2007 г. (когда возникло АРРКО), он поднялся почти до 0,5 млрд. долл., а в 2008 г. достиг своего исторического максимума в 1,5 млрд. долл.; даже в кризисные 2009-2010 гг. его величина не опускалась ниже 1 млрд. долл. [12].

Усилия АРРКО позволили запустить три крупных проекта по производству автомобилей под марками «Фольксваген», «Шкода», «Ауди», «Пежо», «Ситроен», «Мицубиси», «Вольво» и «Рено». Приход в область таких крупных иностранных автомобильных концернов позволил сделать рывок в промышленном развитии. Было запущено 11 проектов в сфере производства автокомпонентов, 14 проектов в сфере производства строительных материалов, 5 проектов в сельском хозяйстве, 3 проекта в пищевом производстве (кондитерские изделия, корма для животных, алкогольные и безалкогольные напитки), 4 проекта в сфере производства народного потребления (мебель, табачные изделия, косметика, компакт-диски), по 3 проекта в фармацевтике (включая производство инсулина) и логистике, а также 5 проектов в иных отраслях [12].

Такое развитие индустриального рынка позволило повысить ВРП и объем областных доходов, что в свою очередь позволило осуществлять заметные инвестиции в развитие высоких технологий и инновационной инфраструктуры. Иными словами, расширение индустриального рынка области позволило приступить к созданию рынка инноваций. Между тем в определенный момент стало ясно, что индустриальный сектор имеет свои пределы и надо переходить к новым рынкам, которые таких пределов пока не имеют. Такими рынками являются рынки инновационной продукции, обладающие экспортным потенциалом. В то же время инновации постоянно усиливают и обновляют промышленный рынок области. Следовательно, образованные два агентства – АРРКО и АИР-ЦКР – позволили организовать межотраслевой контур с положительными контурами прямой и обратной связей, запустив спираль экономического роста.

Такое успешное индустриальное развитие привело к тому, что Калужская область стала энергонедостаточной – генерирующих мощностей не хватало для расширившегося энергоемкого промышленного сектора. Это простимулировало администрацию региона на строительство дополнительных энергомощностей; в настоящее время энергетика региона приведена в соответствие с потребностями индустриального сектора, и Калужская область снова стала энергоизбыточным регионом, поставляя излишки энергии в соседние территории.

Указанное расширение экономики региона привело к следующему важному шагу – строительству международного аэропорта «Калуга», который в 2011 г. начнет внутренние и пассажирские перевозки, а в 2012 г. – международные [12]. В дальнейшем наличие прямого воздушного пути в регион должно интенсифицировать его бизнес-связи не только с другими регионами России, но и с зарубежными партнерами. Тем самым хорошая база в области промышленности и энергетики повлекла за собой развитие воздушного транспорта области.

Только за 2009-2010 гг. объем привлеченных инвестиций в Калужской области составил 2,6 млрд. долларов, а общий портфель согласованных инвестиционных проектов превышает 4,5 млрд. долл. Планируется, что к 2015 году в регионе будет выпускаться порядка 500 тыс. автомобилей в год, среди них семь брендов и 25 различных моделей. Совокупные инвестиции автопроизводителей до 2010 года составили 1,7 млрд. долл., а производителей автокомпонентов – 420 млн. долл. Помимо этого, в области формируются кластеры биотехнологий и фармацевтики, а также ядерной медицины. Производство лекарств в 2009 г. по сравнению с 2000 г. увеличилось в Калужской области в 46 раз [17].

Что касается инновационного рынка, то только в 2010 г. государ-ственную поддержку на общую сумму 15,6 млн. руб. получили 18 пред-принимателей и вновь созданных малых инновационных компаний, работающих в области создания медицинских препаратов и оборудования, разработки новых строительных и наноматериалов, информационных технологий, микроэлектроники, сельского хозяйства, экологии. Создано 200 новых рабочих мест. Помимо этого, правительство Калужской области оказало помощь 33 малым инновационным компаниям, работающим на рынке более 1 года. Были поддержаны проекты создания новых энергосберегающих устройств, высокоэффективных пищевых добавок, программных продуктов, электроники, установок для углубленной переработки нефти. Объем субсидий составил 11,6 млн. руб. Кроме того, девяти малым инноваци-онным компаниям на конкурсной основе были предоставлены субсидии на общую сумму 11,5 млн. руб. для погашения процентной ставки по кредитам, привлеченным для реализации наукоемких проектов. Такое субсидирование способствовало созданию 15 новых технологий [16].

Результатом запуска в области Обнинского технопарка должно стать объединение научных организаций, коммерческих предприятий и инновационной инфраструктуры, а также создание 45 новых инновационных компаний с объемом выручки 3,2 млрд. руб. и 800 новых рабочих мест [16].

3. Проблема масштаба финансовой поддержки. Опыт показывает, что российские АРР пока не могут функционировать без помощи центра. В этих целях создаются федеральные институты развития. К их числу относится Внешэкономбанк (ВЭБ). Эксперты сходятся во мнении, что именно ВЭБ стал наиболее эффективным средством доставки финансовых ресурсов до региональных реципиентов. Однако главная проблема состоит в том, что пока объем финансовой помощи центра недостаточен.

Так, на начало 2010 года совокупный капитал действующих российских институтов развития составил около 1,2 трлн. рублей. Это примерно 3% ВВП. В сравнении с зарубежными аналогами этого мало – для выхода на среднезападный уровень существующая капитализация российских институтов развития должна быть доведена до 5–6% ВВП [17].

История успеха калужской региональной системы развития наводит на вопрос о возможности тиражирования ее опыта на другие регионы. Серьезность этой задачи демонстрируют следующие цифры. Общий объем кредитов, предоставленных области Внешэкономбанком в рамках программы сотрудничества с калужской АРР, составляет около 5,6 млрд. руб. При это население Калужской области составляет примерно миллион человек, а всего в России – около 145 млн. Таким образом, общий объем кредитных ресурсов, необходимых для повсеместного запуска проектов, аналогичных калужскому, составит примерно 800 млрд. руб. При этом уставный капитал Внешэкономбанка составляет всего 362,5 млрд. руб., то есть даже без учета олимпиады, чемпионатов и трубопроводов, этого капитала хватит на поддержку только половины региональных АРР; остальным регионам ничего не достанется [17].

В целом прогресс в развитии Калужской области может быть охарактеризован следующими цифрами. Еще в 2000 г. данная область была одним из самых бедных регионов страны – его душевой ВРП по отношению к среднестрановому и московскому составлял 56,8 и 19,4%. В 2009 г. эти показатели достигли 69,2 и 23,0%, свидетельствуя о медленном, но стабильном улучшении положения дел. Если улучшение будет идти такими же темпами, то область сможет достичь среднего по стране уровня душевого ВРП только через 15 лет. Следовательно, даже те инвестиционные программы, которые развернуты в Калужской области, пока являются совершенно недостаточными и требуют кратного усиления.

6. Основные выводы

1. Три модели организации агентств регионального разви-тия. Анализ зарубежного опыта показывает, что имеет смысл гово-рить о трех моделях организации агентств регионального развития:

1. в форме агентства с сильным централизованным началом (Канада, Австралия);

2. в форме агентства с доминированием децентрализованных механизмов (Великобритания);

3. в форме государственных корпораций и бизнес-партнерств (Казахстан, Великобритания после 2012 г., земельные корпорации в Австралии).

Сказать что-либо о преимуществах той или иной модели по отноше-нию к другим нельзя. Внедрение определенного типа модели определяется историко-географическими условиями развития страны. Например, в Канаде сложился сильный централизованный механизм организации региональных агентств по причине необходимости заселения и освоения огромной пустующей территории с тяжелыми климатическими условиями. Такое возможно только при инициировании и серьезной поддержке со стороны центрального правительства. Фактически именно Центр изначально выступал генератором сбалансированного экономического развития страны, организуя заселение страны от границы с США вглубь страны. В Великобритании наблюдается обратная ситуация: в ней небольшая островная территория всегда была заселена и организована в виде графств, которые имели богатый опыт самоуправления. Основы этой системы лежат еще в хозяйственной системе Средневековья, когда феодальные хозяйства независимо управлялись своими владельцами. Впоследствии страна была объединена, но культура самоуправления графств и районов сохранилась, что послужило основой для выстраивания децентрализованной схемы отношений с Центром.

Россия в настоящее время не похожа ни на Старый Свет, ни на Новый Свет. До революции в ней имела место система общинного самоуправления, которая после 1917 г. была практически полностью разрушена и заменена на централизованную систему управления территорией. В настоящее время централизованная система осталась, но в ослабленном виде и с низкой эффективностью управления. Таким образом, ни централизованная, ни децентрализованная модель России, строго говоря, не подходит. По-видимому, гораздо больший эффект может быть получен от корпоративной модели, которая применена в Казахстане, являющемся в историко-географическом отношении очень похожим на Россию. Однако, учитывая огромные различия в экономическом развитии регионов страны, было бы правильно применять ту или иную из трех названных моделей в зависимости от сложившейся в регионе ситуации.

Учитывая неготовность российских федеральных властей вести работу по созданию региональных агентств развития и отсутствие сильных местных сообществ, централизованная и децентрализованная модели, скорее всего, должны быть трансформированы в некий гибридный вариант, т.е. а региональное агентство с сильным влиянием администрации губернатора. Именно региональные власти инициируют объединение местных сообществ и уже на этой основе обращаются за помощью в Центр. Этот тезис справедлив и для корпоративной модели – корпорация должна создаваться и курироваться региональными властями.

Следует отметить и эволюционную связь между тремя моде-лями. Как правило, при удачном развитии централизованной формы агентства регионального развития степень участия Центра постепенно понижается, а роль местных сообществ, наоборот, повышается. На последней стадии своего развития агентства перерождаются в государственные корпорации. Это связано с ростом эффективности работы агентства, когда финансовые транши центрального и регионального правительства могут уже быть не безвозмездными и убыточными, а капитализироваться, принимая форму доли в бизнесе с соответствующим доходом от него. Тем самым финансовая помощь правительства трансформируется в инвестиционное сотрудничество с частным бизнесом в форме коммерчески успешных проектов, т.е. в частно-государственное партнерство. Кроме того, со временем видоизменяются функции АРР в сторону доминирования более специализированных и узких целей и задач.

2. Общий алгоритм функционирования АРР. Деятельность организованного АРР включает несколько простых, но важных шагов. Рассмотрим их в укрупненном виде.

Во-первых, АРР должно иметь финансы для своей деятельности. В связи с этим оно наделяется таковыми от центральной, региональной и местных властей – в различной пропорции. Тем самым образуется фонд АРР, который подразделяется на две функциональные части тактическую (для оплаты содержания самого АРР и его кадров) и стратегическую (для поддержки важных для региона проектов).

Во-вторых, отрабатывается механизм взаимодействия АРР с центром, региональными и местными властями. Это обеспечивается тремя обстоятельствами: подготовкой законодательных и нормативных актов о деятельности АРР, участием всех трех ветвей власти в кадровых назначениях АРР и размещением его офисов так, чтобы была обеспечена оперативная связь с властями. Иногда АРР размещаются в рамках офисов местных или региональных властей. На этом же этапе отрабатываются коммуникационные процедуры взаимодействия всех участников.

В-третьих, организуется стратегическое региональное планирование, которое предполагает консультации АРР с представителями трех ветвей власти, бизнеса и местных сообществ (населения). Данные планы представляют собой не столько детально проработанные и намеченные мероприятия, сколько манифестацию потребностей и приоритетов региона. Наличие таких планов и приоритетов позволяет упорядочить дальнейшую работу с частными партнерами.

В-четвертых, организуется система коммуникации с бизнесом. Для этого создаются офисы, где осуществляется консультационная работа с частными предпринимателями в направлении доведения их бизнес-заявок до необходимого «инвестиционного стандарта». Кроме того, как правило, создается сайт АРР, где не только обнародуются все требования к проектам и условия их поддержки со стороны АРР, но и обеспечивается оперативная связь предпринимателей с АРР. Сюда же могут присылаться бизнес-заявки от предпринимателей.

В-пятых, организуется процедура экспертизы и селекции бизнес-заявок. Для этого формируется группа экспертов, хорошо знакомых с потребностями и приоритетами региона. Как правило, при оценке проектов учитывается мнение местных властей и общественности той территории, на которой предполагается реализовывать рассматриваемый проект. Здесь же учитываются условия финансирования о софинансирования проектов, т.е. возможности частно-государственнного партнерства. Приоритеты и процедуры селекции проектов в разных регионах могут различаться сколь угодно сильно.

В-шестых, организуется система поддержки и реализации намеченных бизнес-проектов. Отобранные проекты могут быть чисто государственными (т.е. на основе государственного финансирования), частными (на основе денег частного инвестора, но при организационной поддержке АРР) и частно-государственными (на основе смешанного финансирования). Однако во всех случаях предполагается либо организационное, либо финансовое (следовательно, контролирующее) участие АРР.

В-седьмых, организуется система среднесрочного и краткосрочного регионального планирования. Данные планы аккумулируют все запущенные и намеченные проекты, давая тем самым временную разверстку осуществляемых бизнес-мероприятий. По мере подключения новых проектов данные планы ежегодно корректируются. Само планирование ведется сотрудниками АРР на базе отобранных проектов. Также организуется система обнародования данных планов в целях ознакомления с ними бизнес-кругов и широкой общественности.

Описанный алгоритм в общих чертах совпадает с тем, который рас-смотрен в работах [18-19]. Тем не менее, он нуждается в дальнейшей детализации и конкретизации. Стратегически необходимо стремиться к обеспечению преемственности российских и зарубежных систем управления региональным ростом.

Следует отметить еще два обстоятельства относительно изложенного алгоритма.

Во-первых, ни на одном его шаге нет единой универсальной схемы. Например, приоритеты региона могут определяться как чисто географическими, так и социальными факторами. По-разному может быть организовано взаимодействие разных субъектов (например, инвесторов, региональной администрации и представителей АРР). Каждый раз приведенный алгоритм должен конкретизироваться в контексте существующей ситуации.

Во-вторых, эффективность работы АРР зависит не столько от ее ис-ходной структуры, сколько от качества ее кадров и плодотворности налаженных связей между всеми элементами системы: АРР, администрациями всех уровней, бизнесом, общественностью. Например, отсутствие взаимопонимания между АРР и местной администрацией может полностью обнулить всю работу по активизации экономики региона.

Литература

  1. Официальный сайт региональных агентств развития (Англия) (http://www.englandsrdas.com/).
  2. Regional development agency (http://en.wikipedia.org/wiki/Regional_development_agency).
  3. Regional development agencies (http://www.politics.co.uk/briefings-guides/issue-briefs/communities-and-local-government/regional-development-agencies-$366565.htm).
  4. Институт регионального развития/ Бизнес-портал «Shymkent.com» (http://www.shymkent.com/news/detail/1874).
  5. Официальный сайт The Economic Development Agency of Canada for the Regions of Quebec (Canada) (http://www.dec-ced.gc.ca/eng/index.html).
  6. Официальный сайт The Economic Development Agency of Canada for the Regions of Quebec (Canada) (http://www.dec-ced.gc.ca/eng/publications/agency/rpp/2009/126/index.html).
  7. Официальный сайт Western Economic Diversification Canada (http://www.wd.gc.ca/eng/home.asp).
  8. Официальный сайт Regional Development Australia (http://www.rda.gov.au/).
  9. Gleeson B., Coiacetto E. Public Land Agencies in Australia: The key to positive planning?// Urban Research Program, Research Paper 5, June 2005 (http://www.griffith.edu.au/__data/assets/pdf_file/0010/48574/urp-rp05-gleeson-coiacetto-2005.pdf).
  10. Beer A., Maude A. Report Prepared for the Local Government Association of South Australia. Local Government Association of South Australia, 2002.
  11. South East Queensland Regional Plan 2009–2031. The State of Queensland (Queensland Department of Infrastructure and Planning). 2009 (http://www.dlgp.qld.gov.au/seqregionalplan).
  12. Официальный сайт Агентства регионального развития Калужской области (Россия) (http://arrko.ru/).
  13. Официальный портал органов власти Калужской области (Россия) (http://www.admoblkaluga.ru/sub/econom/innovacii/infrastruktura/agency_innov.php).
  14. Официальный сайт Министерства развития информационного общества и инноваций Калужской области (Россия) (http://www.admoblkaluga.ru/sub/min_inform/activities/innov/).
  15. Антипова Т. Конвейер инноваций// «Калужский бизнес-журнал», №5(43), 2011.
  16. Шерейкин М. Будущее инновационной российской экономики начинается в регионах// «Содружество», №10(289), 2011.
  17. Зайко А. Развивающие упражнения// «Эксперт», №50(734), 20.12.2010.
  18. Полтерович В.М. Стратегия модернизации рос-сийской экономики: система интерактивного управления ростом// «Тю-менская линия», 18.11.2010.
  19. Стратегия модернизации российской экономики/ Отв. ред. В.М.Полтерович. СПб.: Алетейа, 2010.
Редакция

Написать комментарий

правила комментирования
  1. Не оскорблять участников общения в любой форме. Участники должны соблюдать уважительную форму общения.
  2. Не использовать в комментарии нецензурную брань или эвфемизмы, обсценную лексику и фразеологию, включая завуалированный мат, а также любое их цитирование.
  3. Не публиковать рекламные сообщения и спам; сообщения коммерческого характера; ссылки на сторонние ресурсы в рекламных целях. В ином случае комментарий может быть допущен в редакции без ссылок по тексту либо удален.
  4. Не использовать комментарии как почтовую доску объявлений для сообщений приватного характера, адресованного конкретному участнику.
  5. Не проявлять расовую, национальную и религиозную неприязнь и ненависть, в т.ч. и презрительное проявление неуважения и ненависти к любым национальным языкам, включая русский; запрещается пропагандировать терроризм, экстремизм, фашизм, наркотики и прочие темы, несовместимые с общепринятыми законами, нормами морали и приличия.
  6. Не использовать в комментарии язык, отличный от литературного русского.
  7. Не злоупотреблять использованием СПЛОШНЫХ ЗАГЛАВНЫХ букв (использованием Caps Lock).
Отправить комментарий
27.07.2013 0 0
Федотова Гилян, ученый:

Очень интересный исследовательский материал, спасибо автору. Заинтересовалась данной темой, было бы интересно узнать мнения автора о дорожных картах и места в них РАР. С уважением Федотова Г. g_evgeeva@mail.ru

08.06.2012 0 0
Раиса Бояринова исследователь, учёный, разработчик:

Уважаемые авторы статьи! Выскаую оценку даю вашей работе, я эмигрант-учёный, изучаю свобоную нишу для развития НПО, как альтернативные дополнительные институции нового типа социального предпринимательства, в помощь народному хозяйствованию, способствуя развитию экономики на региональном уровне. Это проекты с участием общества простых людей вне политики. Это новые типы не коммерческих НПО в условиях кризиса 21 века для эволюции развития: Человек-Общество. Я сегодня занималась поиском ЕС фондов и Агенств Регионального Развития, нашла вашу статью с ссылками и ваша работа очень важна. Спасибо за материалы. Раиса Бояринова, очень хотела бы работать в России и для России - мы Русские!

09.04.2012 0 0
Юрий Испанский:

Критику принимаю. Постараюсь исправиться и написать нечто Существенное. С уважением, Юрий Испанский.

08.04.2012 0 0
А.И. Оксанов:

Российская публика не понимает, что "чушь", а что нет. Но апломб у неё выше всякой меры. Конечно, для некоторых в России очень интересно знать, как умирают Великобритания, Китай и Индия, и как всё плохо в США. Это их утешает и позволяет спокойно спать. В отличие от знаний о России, которая со страшным треском проваливается всё ниже и ниже в сравнении с пирамидой других стран. Где уж господину Юрию Испанскому понять, что проблемы развития регионов в России стоят намного острее, чем где бы то в мире. Тем более понять то, как в мире у руля политики и экономики стоят умные люди, которые ищут пути развития своих стран, не одурачивая себя догмами либерализма a la rus. Великолепно звучит обещание Юрия Испанского перестать уважать Евгения Балацкого. Контраст между Евгением Балацким и громадным большинством авторов журнала, не говоря о комментаторах, столь велик, что правильным становится упоминаева Сайфуллаева о "москах". Вы бы написали нечто существенное, господин Юрий Испанский! Тогда можно было понять, нужно ли уважать Вас. За этот Ваш "комментарий" нельзя уважать даже пятилетнего ребёнка. Оксанов. B dtkbrjktgyj pdexbn j,tofybt @yt

08.04.2012 0 0
Балацкий (Редактор):

Юрию Испанскому: Увы, к созданию художественной прозы, к которой Вы меня призываете, я пока не приступил. Пока не вижу сюжета и основных идей, которыми хотелось бы поделиться с людьми. Но уже начинаю серьезно задумываться над этим. Думаю, что на фоне умирания науки и публицистики попробовать написать роман стоит. Спасибо за стимулирующие напутствия!

07.04.2012 0 0
Юрий Испанский:

Уважаемый Евгений Всеволодович, если и дальше Вы будете тратить свой талант На подобную Чушь, я перестану Вас уважать!

Статьи

«Разовая выдача наличных». Зачем Путин поручил поднять зарплаты кадровикам и уборщикам

«Разовая выдача наличных». Зачем Путин поручил поднять зарплаты кадровикам и уборщикам
Интервью и комментарии

Схватка алхимиков. Почему одна экономическая программа для Путина – хорошо, а три – плохо

Схватка алхимиков. Почему одна экономическая программа для Путина – хорошо, а три – плохо
Экономика 5

Вирусы-вымогатели и старое ПО. Почему Россия оказалась не готова к кибератакам

Вирусы-вымогатели и старое ПО. Почему Россия оказалась не готова к кибератакам
Наука и технологии

«Театральное дело». Почему следователи пришли к Серебренникову в «Гоголь-центр»

«Театральное дело». Почему следователи пришли к Серебренникову в «Гоголь-центр»
Политика 1

Узнай, страна

В Орловской области стартовал основной этап ЕГЭ для выпускников 11-х классов

В Орловской области стартовал основной этап ЕГЭ для выпускников 11-х классов

Тургеневская девушка в Орле

Тургеневская девушка в Орле

Новости компаний

Олег Нумеров: отрасль совершила экспортный прорыв

Олег Нумеров: отрасль совершила экспортный прорыв

Президент ТПП РФ Сергей Катырин: О празднике, инвестициях и самозанятых

Президент ТПП РФ Сергей Катырин: О празднике, инвестициях и самозанятых

Разное

Наши
партнеры

«Деловая Россия» — союз предпринимателей нового поколения российского бизнеса
«Терралайф» - рекламное агентство полного цикла
Dawai - Австрия на русском: новости, туризм, недвижимость, объявления, афиша
МЭЛТОР - мастер электронных торгов
Капитал страны
ВКонтакте