01 ДЕК, 22:42 МСК
USD (ЦБ)    74.30
EUR (ЦБ)    83.81


О некоторых доказательствах действительного наступления Четвертой промышленной революции

16 Января 2020 9220 1 Экономика
О некоторых доказательствах действительного наступления Четвертой промышленной революции

Наш внимательный интеллигентный читатель конечно устал от непрерывного информационного потока, убеждающего в наступлении некоей новой эпохи Четвертой (или Третьей?) промышленной революции, Индустрии 4.0, внедрении промышленного интернета, «умных фабрик» и каких-то немыслимых киберфизических систем. Для наблюдательного российского обывателя вся наша информационная эпоха сводится к новым электронным сервисам коммерческих банков, госуслуги.ру, ну и может быть к электронным табло остановок общественного транспорта.

Но мы попытаемся доказать, что во втором десятилетии XXI века мир действительно вступил в эпоху Четвертой промышленной революции, характеризующейся крупномасштабным переформатированием обрабатывающей промышленности на основе внедрения достижений информационно-коммуникационных технологий, искусственного интеллекта в собственно производственные (а не обслуживающие производственные бизнес-процессы на предприятии) технологии.

Германская концепция Индустрия 4.0, отводящая основную роль т.н. киберфизическим системам, указывает на решающее значение построения новых систем обрабатывающей промышленности для революционного преобразования всей экономики. Некоторые российские государственные деятели своевременно уловили тренд на возврат приоритета промышленности. Так, заместитель Министра промышленности и торговли Г.Никитин в июне 2014 года говорил: «Реиндустриализация потому и началась, что у правительств и у общественности западных стран появилось понимание: виртуальная экономика не является надежной основой для долгосрочного развития общества, обязательно должен быть базис, то есть традиционная занятость на предприятиях или в отраслях, которые производят материальный продукт».

В одной из предыдущих статей мы постарались объяснить разницу между кибернетической (Третья промышленная революция – постиндустриальная экономика) и киберфизической цифровизацией (Четвертая промышленная революция – неоиндустриальная экономика). Мы показали, что Россия по-прежнему барахтается в постиндустриализме, продолжая развивать кибернетические системы, в то время как передовые страны вовсю осваивают неоиндустриальную экономику, переходя на киберфизические системы.

Докажем, что, начиная с 2010 года действительно происходит структурная перестройка экономик развитых стран, знаменующая собой завершение эпохи т.н. постиндустриальной (информационной) экономики и переход к новой индустриализации или неоиндустриальной экономике. Проверим данную гипотезу с помощью подсчета темпов роста добавленной стоимости в сферах деятельности, наиболее ярко олицетворяющих постиндустриальную и неоиндустриальную экономику (таблица).

Таблица – Темпы роста валовой добавленной стоимости по отраслям за 2010 – 2016 гг., в национальной валюте, в текущих ценах

Страны Обра­баты­вающие отрасли произ­вод­ства в т.ч. Машины и обору­дова­ние
Италия 1,075 1,199
Германия 1,259 1,243
Франция - 1,191
Польша 1,494 1,119
Великобритания 1,2 1,117
ЕС (28 стран) 1,215 1,287
Япония 1,087 1,277
Корея 1,249 1,325
США 1,195 1,164
Россия (1) 1,409 1,187

Таблица (продолжение):

Страны Инфор­мация и коммуни­кации в т.ч. Теле­комму­ника­ции
Италия 0,883 1,15
Германия 1,299 0,993
Франция 1,114 0,846
Польша 1,353 0,953
Великобритания 1,208 1,227
ЕС (28 стран) 1,202 0,939
Япония 1,051 -
Корея 1,25 -
США 1,293 1,095
Россия (1) 1,265 1,919

Таблица (продолжение):

Страны Инфор­мацион­ные техно­логии и услуги Добыча полезных иско­паемых
Италия 1,15 -
Германия 1,502 -
Франция 1,278 -
Польша 2,145 -
Великобритания 1,251 -
ЕС (28 стран) 1,428 -
Япония - -
Корея - -
США 1,544 -
Россия (1) 0,944 1,917

Составлено автором на основе: https://stats.oecd.org/; Rosstat; (1) Данные по России за 2014-2018 гг.

Отмечаем, что в 28 странам ЕС, а также в Италии, Франции, Японии и Корее обрабатывающая промышленность и производство машин и оборудования растет опережающими темпами не только по сравнению с информационно-коммуникационной отраслью, но и по сравнению с обрабатывающей промышленностью в целом. В Германии незначительное отставание.

В то же время сектор «Информационные технологии и услуги» (ИТУ) является лидером по темпам роста почти во всех приведенных странах, включая Россию, где он, понятно, уступает «Добыче полезных ископаемых». Это означает, что ИТУ с 2010 года становятся в большей степени востребованы именно в обрабатывающей промышленности и машиностроении, а не в самой информационной отрасли. Айтишные «навороты» больше используются в управлении станками, а не в компъютерных играх и управлении базами данных пенсионеров.

Особенно характерен пример Японии и Южной Кореи, где добавленная стоимость в производстве машин и оборудования существенно опережает по темпам роста инфо-коммуникационный сектор, а также всю обрабатывающую промышленность. Машины и оборудование – производство средств производства для средств производства, как нас учил марксизм, является ядром технологического обновления, мотором перехода на новый технологический уклад. В развитых промышленных странах это мотор работает вовсю.

Отрицательные темпы роста в сфере телекоммуникаций в большинстве рассматриваемых стран еще более усиливает данный вывод. Цифровизация пошла в промышленность, потому что в инфо-коммуникационном секторе и телекоммуникациях отраслях-лидерах т.н. постиндустриальной экономики заканчиваются сферы прибыльного применения цифровых инноваций. А еще недавно именно телекоммуникационная отрасль рассматривалась флагманом постиндустриальной «новой» экономики. Той волшебной экономики, которая якобы обладает сверхвысокой производительностью в отличие от устаревшей промышленности.

Отдельные исключения лишь подтверждают правило. Например, Россия и Польша как страны догоняющего развития еще недостаточно развили собственно свой инфо-коммуникационный сектор, а, с другой стороны, не являются локомотивом новой индустриализации. Поэтому, производство машин и оборудования в этих странах отстает от сектора «Информация и коммуникации», при том, что растущая в целом обрабатывающая промышленность опережает последний.

Да, в США и Великобритании «Информация и коммуникации» немного опережают обрабатывающую промышленность. Как будто бы этот факт опровергает нашу гипотезу о переходе от постиндустриализма к неоиндустриализму. Но давайте учитывать, что отрасль «Информация и коммуникации» играет особую глобальную роль в национальных экономиках двух стран. Глобальные медиаконцерны, поставщики информации, доминирующие в мире, не могут не продолжать потребление инфо-коммуникационных инноваций. Об этом же говорят положительные темпы роста (единственные среди всех стран!) телекоммуникационной отрасли в данных странах.

Наконец, обратим внимание, что в России отрасли по темпам роста расположились в следующем порядке: «Добыча полезных ископаемых», «Информационные технологии и услуги», «Обрабатывающие отрасли производства». Это как нельзя лучше подтверждает специфику российской модели неоиндустриализации, где локомотивом не может не выступать сырьевой сектор, дающий импульсы обрабатывающим отраслям. К сожалению, сектор производства машин и оборудования, старательно разгромленный в ходе «рыночных реформ» 1990-х не может у нас выступать в роли программного модератора неоиндустриализации!

Статья выполнена в рамках государственного задания Финансового университета 2019 года по прикладной НИР «Разработка механизмов формирования научно-технических конкурентных преимуществ промышленности России».

Сергей Толкачёв

Написать комментарий

правила комментирования
  1. Не оскорблять участников общения в любой форме. Участники должны соблюдать уважительную форму общения.
  2. Не использовать в комментарии нецензурную брань или эвфемизмы, обсценную лексику и фразеологию, включая завуалированный мат, а также любое их цитирование.
  3. Не публиковать рекламные сообщения и спам; сообщения коммерческого характера; ссылки на сторонние ресурсы в рекламных целях. В ином случае комментарий может быть допущен в редакции без ссылок по тексту либо удален.
  4. Не использовать комментарии как почтовую доску объявлений для сообщений приватного характера, адресованного конкретному участнику.
  5. Не проявлять расовую, национальную и религиозную неприязнь и ненависть, в т.ч. и презрительное проявление неуважения и ненависти к любым национальным языкам, включая русский; запрещается пропагандировать терроризм, экстремизм, фашизм, наркотики и прочие темы, несовместимые с общепринятыми законами, нормами морали и приличия.
  6. Не использовать в комментарии язык, отличный от литературного русского.
  7. Не злоупотреблять использованием СПЛОШНЫХ ЗАГЛАВНЫХ букв (использованием Caps Lock).
Отправить комментарий
Н
01:12, 31.03 1 0
Никита К.:

Основное внимание в статье обращается на то, что весь мир во втором десятилетии переходит от постиндустриального общества, где упор делается на развитие информационных технологий, к неоиндустриальному обществу, в котором технологии в большей степени возвращаются в производство. На мой взгляд, в статье приведены достаточно грамотные аргументы, касательно существующих тенденций. Так, анализ темпов роста валовой добавленной стоимости по отраслям за 2010 – 2016 гг., в национальной валюте показывает определенные изменения для стран с разными уровнями экономического развития. Можно проследить изменения как в рамках отраслей, так между обозначенными государствами. В то же время, нельзя сказать, что по одному показателю можно в полной мере судить об изменении структуры экономики. На сегодняшний момент, в 2021 году, мир окончательно не вошёл в эпоху постиндустриальной экономики. Именно данный аспект хотелось бы противопоставить тем тезисам, которые были озвучены в статье. Не смотря на представленные показатели, особенно в отношение Российской Федерации, можно с уверенностью говорить о том, что отечественная экономика до сих пор застряла в промежутке между индустриальным обществом и постиндустриальной экономикой. Если обратить внимание на промышленность, то лишь малая часть организаций активно внедряют информационные технологии в промышленное производство. Как правило – это гиганты индустрии, которые способны инвестировать деньги в подобное развитие. В то же время, большая часть промышленных организаций остается на уровне развития советского производства. Таким образом, подвижки в сторону неоиндустриального общества как в стране, так и во всем мире есть, однако происходит данный переход крайне неравномерно. Что касается причин подобного отставания, то в заключительном абзаце статьи дается одна из основных причин: реформы 1990-х годов, развал плановой экономики и переход в рыночный тип экономики. Вполне возможно, что так и есть, хотя прошло уже более 30 лет с момента распада СССР, и нельзя списывать все проблемы на прошлое страны. За 30 лет Объединенные Арабские Эмираты превратились буквально из нескольких поселений в одну из богатейших стран и экономик мира. На мой взгляд, в статье недостает важного момента, связанного с вопросом инноваций в управлении. Лидирующие страны мира в экономическом плане во многом меняют менеджмент в сторону социального удовлетворения работников, в то время как в экономиках старого типа человек в производстве считается лишь рабочей единицей. Таким образом, подобное неравенство в переходе от индустриальной в неоиндустриальную экономику во многом зависит не только от технологического развития, но и от развития менеджмента, о котором в статье нет упоминаний. Данная статья обращается преимущественно к аспекту информационных технологий и изменений сферы их применения. Расширив данное исследования с различных сторон, можно получить полноценное качественное исследование, которое в полной мере обосновывает текущую трансформацию экономической системы и формирует прогнозы дальнейшего развития мировой экономики.

Статьи

Узнай, страна!



Капитал страны
Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter