Капитал Страны
28 МАР, 11:14 МСК
USD (ЦБ)    57,0233
EUR (ЦБ)    61,9615

Призрак Гласса-Стигалла бродит по Америке

31 Января 2010 12645 21 Политика
Призрак Гласса-Стигалла  бродит по Америке

Жесткое обсуждение перспектив перестройки мировой финансовой системы продолжается. Лидером в реформировании мировых финансов выступает Барак Обама, опирающийся на идеи опытнейшего финансиста Пола Волкера. В чем суть планируемых перемен? Каковы шансы на их реализацию?

Начало 2010 года ознаменовалось интересными событиями в финансовой системе США, которые напомнили «кавалерийскую атаку»  на финансовый капитал со стороны Президента Б.Обамы, приуроченную к годовщине его президентства и очередному Давосскому форуму. Вначале Обама выразил желание обложить этих «жирных котов» дополнительным налогом, а затем сформулировал более серьезные мероприятия, которые хорошо напоминают положения известного нам закона Гласса-Стигалла, изложенные мной в двух предыдущих публикациях. Попробуем разобраться, с чем же связана нынешняя попытка «закрутить гайки» на финансовых рынках и насколько успешной может быть её реализация.

1. Мировой финансовый кризис скорее жив, чем мертв. Мировой финансовый кризис сегодня спустя почти два года после своего начала отнюдь не приказал еще долго жить. Все основные источники и финансовые институты кризиса не только не ликвидированы, но и даже усилены за счет государственной поддержки. Бесконтрольная и безответственная деятельность гипертрофированных банков (в первую очередь, американских) стала одной из основных причин нынешнего спада мировой экономики. Самое страшное, что эти же финансовые гиганты стали главными бенефициарами глобального кризиса. Для поддержки национальных финансовых институтов правительства разных стран выделили около 9 трлн. долларов. При этом фактически средства налогоплательщиков ушли на пополнение капитальной базы банков, выкуп у них проблемных активов и обеспечение гарантий по их долговым обязательствам.

В результате государственной поддержки и банкротства более мелких банков рыночная доля и соответствующая экономическая власть крупнейших американских банков существенно усилилась за прошедшие год-полтора. На долю пяти крупнейших кредитных организаций США (JP Morgan, Bank of America, Wells Fargo & Wachovia, Citi) приходится почти половина всех активов национальной банковской системы. В июне 2009 г. их доля на рынке банковских вкладов населения составляла 35%, а два года назад у четверки крупнейших банков было 28%.

При этом крупнейшие банки не спешат кредитовать реальный сектор экономики, продолжая увлекательную игру на рынке финансовых деривативов. В результате Goldman Sachs объявила о гигантской прибыли в 13,6 млрд. долл. за 2009 г. и выплатила своим сотрудникам 16,19 млрд. долл. или 35,8% выручки – меньше, чем когда-либо в своей истории. В 2008 году вознаграждение банкиров группы достигло 48% выручки. Эти цифры выглядят крайне занимательно, особенно учитывая, что Goldman почти не кредитует не только малый, но и средний бизнес, не выпускает кредитных карт, и с процентами вернул налогоплательщикам всю навязанную ему помощь.

В целом по итогам 2009 года топ-менеджеры, инвестиционные банкиры, портфельные управляющие, трейдеры и другие сотрудники ведущих финансовых компаний США получили вознаграждение на сумму свыше 140 млрд. долл., что значительно выше показателей 2008 и даже 2007 годов.

В результате продолжающейся «неправильной» линии поведения банковских лидеров мировая финансовая система продолжает терять активы. По данным Bank for International Settlements (BIS), в третьем квартале 2009 г. она недосчиталась еще 323 млрд. долл. И хотя падение замедлилось, до восстановления, несмотря на государственную поддержку и вливания акционеров, еще далеко. А виной всему – худеющие кредитные портфели. В третьем квартале они съежились еще на 235 млрд. долл., а за полтора года не досчитались около 2,5 трлн. долл. В то же время инвестиции в ценные бумаги со стороны банков выросли за третий квартал 2009 г. на 108 млрд.  долл. Тем самым реальный сектор мировой экономики продолжает испытывать нехватку кредитных ресурсов, тогда как финансово-спекулятивный сектор быстро отошел от шока схлопнувшихся деривативов и снова начал раздуваться. Уровень безработицы в США и европейских странах достиг рекордных значений и продолжает расти, тогда как финансовые институты рапортуют об уверенных «бумажных» прибылях.

Вся эта финансовая вакханалия не нравится одному интересному парню в Америке, который взвалил на себя ответственность за судьбы миллионов простых людей. «Наша система финансового регулирования совершенно не отвечает требованиям контроля чрезмерных рисков и безответственного поведения финансовых игроков по всему миру. Моя решимость реформировать систему лишь усиливается, когда я вижу, как некоторые компании, противящиеся реформам, возвращаются к старым практикам», — заявил он.  Прежде чем сделать такое заявление, этот парень встретился с Полом Волкером, интересным старичком, который занимал пост председателя ФРС до эпохи легендарного Алана Гринспена. Последний рулил американской кредитной системой с 1987 по 2005 гг. и является отцом эпохи «дерегулированных финансов» и прародителем нынешнего финансового кризиса, о чем мы писали в статье «Мировой финансовый кризис: настоящее монетарное звено, упущенное Полом Кругманом».

2. На арену возвращается Пол Волкер. Но теперь пришла пора познакомиться с Полом Волкером, также сыгравшим видную роль в монетарной истории США и всего мира.

В августе 1979 года, чтобы восстановить мировое «доверие» к доллару, президент Джимми Картер был вынужден уступить давлению со стороны крупных банков Нью-Йорка, и прежде всего «Чейз Манхэттен» во главе с Дэвидом Рокфеллером и назначить Пола Волкера, протеже Рокфеллера из Chase Manhattan Bank, в качестве нового председателя Федеральной Резервной Системы и дать ему неограниченные полномочия для сохранения доллара в качестве резервной валюты.

На своем высоком посту Волкер должен был «разруливать» последствия эпохального решения США отказаться от «золотодолларового» стандарта, которое ввергло все мировые финансы в состояние неустойчивости, но более всего подкосило доверие к доллару. Прежде чем принять в августе 1971 года то памятное решение, президент Никсон посовещался со своими ближайшими советниками, среди которых был чиновник Казначейства США по имени Пол Волкер, бывший долгое время партнером Дэвида Рокфеллера и его семьи. А 15 августа 1971 года Никсон объявил встревоженному миру о том, что с этого момента Соединенные Штаты не будут больше выполнять свои международные договорные обязательства в соответствии с Бреттон-Вудским соглашением. Никсон приостановил конвертируемость доллара в золото. В нью-йоркском здании ФРС было закрыто Gold Discount Window. Мировые валюты вышли в свободное плавание в отношении неопределенного доллара, так называемой не обеспеченной золотом валюты. Теперь за долларом не стояло ни золото, ни даже серебро, только лишь «полное доверие и кредит» правительства США, товар, чья рыночная ценность начинала ставиться под сомнение.

Последствия того решения хорошо известны и описаны во всех учебниках экономики: рыночные цены на золото рванули вверх, нефтяные цены после учреждения ОПЕК поставили непревзойденный рекорд роста в 1000% за 70-е годы, вся западная экономика была ввергнута в затяжную депрессию, а советские экономисты-международники получали свои чины и премии за разработку теории «нового этапа общего кризиса капитализма». Но, главное, было поставлено под угрозу всемирное господство доллара в качестве ведущей мировой резервной валюты. Спасать доллар Пол Волкер решил не путем возрождения американского технологического господства (ну это же долго и нудно, требует больших жертв и планирования), а путем финансового оздоровления. Перефразируя известные слова бывшего президента General Motors Чарльза Уилсона, новым лозунгом стала фраза: «Что хорошо для Уолл-Стрит, то хорошо для Америки». Название «финансовое производство» стало даже привычным, словно бы назначив деньги в качестве законного преемника производству реального физического богатства в экономике.

При вступлении в должность Волкер прямо заявил, что «уровень жизни среднего американца должен снизиться». Он был избран лично Рокфеллером для спасения нью-йоркских финансовых рынков и доллара за счет благосостояния всего народа.

«Шоковая терапия» Волкера, начатая в октябре 1979 года, продолжалась до августа 1982 года и в качестве «операции прикрытия» использовала лозунг борьбы с инфляцией. В течение года основная ставка ФРС подскочила до неслыханного уровня в 21,5% по сравнению со средним показателем в 7,6% за четырнадцать предыдущих лет; это был более чем трехкратный рост в течение недель. Американская и мировая экономика были ввергнуты в чудовищную рецессию, худшую со времен Второй мировой войны. Официальный уровень безработицы в США достиг значения 11%, а неофициально, при учете тех, кто уже отчаялся найти работу, он был намного выше.

Пресловутая «рейганомика» в США, официально осуществлявшаяся  с начала 1981 года, включала в себя жесткую кредитно-денежную политику, сокращение социальных расходов и бурное наращивание военных затрат на программы «звездных войн» и прочее перевооружение Америки.
Но финансовые результаты правления Волкера были превосходны.
После того, как процентные ставки в США взлетели до небес, иностранные инвесторы ринулись за прибылью, скупая государственные облигации США. Поскольку облигации были и остаются сердцем финансовой системы, шоковая терапия Волкера для экономики означала грандиозные прибыли для нью-йоркских финансовых кругов.

Латиноамериканский долговой кризис начала 80-х, зловещее предвестие сегодняшнего кризиса sub-prime, возник как прямое следствие шоковой терапии Волкера. Долларовый долг развивающихся стран-неэкспортеров нефти  должен был стать основным объектом и технологией обогащения для нью-йоркских банков во главе с Chase Manhattan Bank Дэвида Рокфеллера, и Citibank Уолтера Ристона. Их идея состояла в том, чтобы использовать сотни миллиардов нефтедолларов, которые саудовцы и другие страны ОПЕК разместили в банках Лондона и Нью-Йорка, после "убеждения" со стороны американцев для перекредитования тех несчастных развивающихся стран, которые были уже искушены западными жизненными стандартами, но не имели нефтяных запасов для финансирования красивой жизни. Эти долларовые вклады из стран ОПЕК, которые Генри Киссинджер и другие назвали в то время «нефтедолларами», были превращены в кредиты для импортеров нефти из стран Третьего мира, испытывающих хроническую нехватку валюты.

В августе 1982 года Мексика объявила, что не может платить в долларах проценты по своей огромной задолженности. Она, как и большинство стран третьего мира, угодила в долговую ловушку нью-йоркских банков. Ловушка заключалась в том, что Мексике было предложено перекредитоваться в крупных банках Нью-Йорка и Лондона за счет нефтедолларов «вторичной переработки». Эти «евродолларовые» банки предоставляли долларовые займы отчаявшимся странам третьего мира первоначально по принципу «плавающей ставки», привязанной к лондонской ставке LIBOR. Когда ставка LIBOR выросла в течение месяца примерно на 300% в результате шоковой терапии Волкера, эти страны-должники были не в состоянии продолжать выплачивать проценты. Призвали МВФ, и начался величайший разбойный шабаш в мировой истории, по ошибке названный «Кризис задолженности стран Третьего мира».

За период с 1979 года до конца 1985 года доллар вырос до своего исторического максимума по отношению к валютам Германии, Японии, Канады и других стран. Переоцененный доллар США привел к тому,  что промышленные товары из США стали на мировых рынках слишком дорогими, и это привело к резкому сокращению американского промышленного экспорта. В 1986 году, после семи лет предельно высоких процентных ставок со стороны ФРС под руководством Волкера, подаваемых легковерной публике как «выдавливание инфляции из экономики США», внутреннее состояние экономики США было ужасным. Многое в Америке стало напоминать страны третьего мира: растущие трущобы и двузначные цифры безработицы, растущие проблемы преступности и наркомании. Доклад ФРС показал, что 55% всех американских семей являлись нетто-должниками. Ежегодный дефицит Федерального бюджета достигал неслыханного до этого уровня – более 200 млрд. долл. Политика ФРС Волкера привела к значительному снижению в строительстве, к уничтожению национальной автомобильной промышленности, а вместе с ней и сталелитейной промышленности. В то же время американские производители начали выносить производство вовне (аутсорсинг), туда, где производство было выгоднее. Республиканец Роберт О.Андерсен, в то время председатель компании Atlantic Richfield Oil, так охарактеризовал итоги реформ Волкера и его сторонников: «Они сделали для развала американской промышленности больше, чем любая другая группа в истории».

3. Зачем сегодня нужна реинкарнация Гласса-Стигалла? Замена Волкера на Гринспена в 1986 г. знаменовала собой переход финансовой олигархии США к новым технологиям финансового господства, основанных на либерализации финансовых рынков и приватизации государственных функций. Фактически произошел слом системы «рузвельтовского консенсуса», когда власть правящей финансовой элиты была ограничена ради сохранения всего социума и экономики. Краеугольным камнем этого консенсуса являлся знаменитый закон Гласса-Стигалла, способствовавший перетоку капиталов из спекулятивного финансового сектора в производительный реальный сектор экономики.

Вторая мировая война чрезвычайно укрепила данную тенденцию за счет ускоренной «доиндустриализации» Америки. Хорошо известно, что в первые послевоенные годы в США доли прибыли, заработанные реальным и финансовым секторами, соотносилась как 9:1. Финансисты знали свое место у общественного пирога. Но в результате финансовой либерализации и глобализации в эпоху Гринспена данное соотношение изменилось к 5:5. Постепенная деиндустриализация и «финансиаризация» Америки подвигла финансовую элиту к переосмыслению «рузвельтовского консенсуса».

Эта политика была изложена в почти незамеченной книге 1973 года, достаточно зловеще озаглавленной «Вторая американская революция». Книгу написал Джон Д.Рокфеллер III, являющийся наследником могущественной империи Standard Oil и Chase Manhattan Bank, и вместе со своими тремя братьями – Дэвидом, Нельсоном и Лоренсом – архитектором мироустройства после 1945 года, известного как Американский Век. Рокфеллер заявил в своей книге о решимости истеблишмента отказаться от уступок, неохотно предоставленных богатыми и могущественными во время Великой депрессии. Программой Рокфеллера была предусмотрена приватизация важных и общественно полезных функций правительства, которые были созданы часто при значительном общественном обсуждении и политическом давлении в ходе сложных кризисов 1930-х гг. Это была отмена государственного регулирования эпохи Депрессии всех аспектов экономической и социальной жизни в Америке. Он призывал к «продуманной, последовательной долгосрочной политике децентрализации и приватизации многих государственных функций… чтобы распространить власть по всему обществу». На самом деле настоящей целью деэтатизации являлось усиление власти финансовой олигархии, сопровождающееся разрушением среднего класса и поляризацией общества.

Пол Волкер и Алан Гринспен в течение почти 30 лет исправно выполняли роль трансформаторов индустриальной мощи Америки в финансовую. Разница между ними заключалась в том, что первый мыслил более «американоцентрично» и прогосударственно, тогда как второй рассчитывал на эффект глобализации. Первый стоял за сильный доллар, второй считал, что своеобразный «эффект финансового масштаба» перекроет опасности слабого доллара за счет развертывания операций на рынках деривативов.

И вот сегодня перед лицом величайшей опасности для стабильности американской экономики определенная часть элиты хочет возвратиться к элементам прогосударственной финансовой политики Пола Волкера с воссозданием основ закона Гласса-Стигалла.

Президент Обама 21 января 2010 года озвучил свои намерения в отношении реформы финансовой системы, которые он обсуждал с Полом Волкером и опирался на его авторитет. Эти меры отличаются  жестким  характером  по отношению к финансовому сектору.  Их можно разделить на две основные группы. Первая группа направлена против растущей концентрации финансового сектора, а вот вторая фактически напоминает рузвельтовские замашки ограничения спекулятивных прибылей финансистов.

В частности, Обама  призвал ограничить размер и торговые операции финансовых компаний, чтобы снизить риски их бизнеса и предотвратить новый кризис. Предложено ограничить долю какой-либо одной финансовой компании в финансовом секторе в целом. Эта мера будет введена в дополнение к действующему лимиту в 10% от общего объема застрахованных депозитов. Ожидается, что новые ограничения коснутся не только депозитов, но и других источников финансирования банков, однако их конкретные формы пока не называются.

Вторая инициатива – запретить банкам трейдинг за счет собственных средств, чтобы предотвратить использование капитала банка или депозитов клиентов в рисковых операциях на финансовых рынках. Банки, имеющие застрахованные депозиты или во время кризиса пользовавшиеся дешевыми кредитами ФРС, не смогут торговать ценными бумагами от своего имени. Коммерческим банкам будет запрещено владеть хедж-фондами и фондами прямых инвестиций, инвестировать в них и консультировать их.  Президент Обама предложил применять в США «правило Волкера», получившее название по имени бывшего главы ФРС Пола Волкера, ныне являющегося одним из ключевых экономических советников Белого дома. Волкер еще год назад призвал отделить операции коммерческих банков — кредитные, депозитные и расчетные — от спекулятивных. «Некоторые участники рынка, кажется, считают события последних двух лет не более чем дурным сном, который при свете дня не требует значительных изменений в... укладе жизни», — отмечает Волкер. Чтобы у банков не возникло соблазна использовать застрахованные депозиты для спекулятивных сделок, их подразделения должны быть разграничены «китайской стеной», настаивают чиновники из администрации Обамы.

Крупный финансовый бизнес, разумеется, встретил эти замыслы огнем из всех орудий. «Власти хотят оставить множество маленьких банков, которые не смогут конкурировать на международном уровне, — полагает аналитик Rochdale Securities Ричард Бове, — со всеми системными проблемами индустрии сберегательных банков». Их цель достойна похвалы, проблема в том, что, как следует из истории, сделать такое невозможно, пишет Бове. По его мнению, от нововведения могут выиграть акционеры, но проиграют все остальные.

Куда более острая критика в адрес «правила Волкера» стала раздаваться со стороны иностранных банков. «Мы находимся в рамках международного финансового рынка, и нам требуется единое поле с едиными правилами игры. Это непродуктивно, если в разных странах будут разные регулятивные нормы», – заявил Йозеф Акерманн, президент Deutsche Bank, крупнейшего банка Германии. Питер Сэндс, глава британского банка Standard Chartered, который имеет серьезное присутствие на развивающихся рынках, считает, что отсутствие международной координации финансового регулирования создает «риск неопределенности, противоречий и приводит к расходам из-за сложности». По его мнению, раздробление крупных банков на более мелкие не приведет к быстрому восстановлению экономического роста.

Нельзя сказать, что президент Обама достиг единодушия среди ключевых членов своей администрации по поводу реализации идей своего советника Волкера. Однако идеи последнего, похоже, берут верх над политикой министра финансов Тимоти Гейтнера, которая сводилась к тому, что сегодняшние банки – слишком большие, чтобы обанкротиться (too big to fail) и могут делать все, что им вздумается, а государство всегда им поможет. Гейтнер, давление на которого усиливается в связи с немыслимой помощью страховому гиганту AIG, после выступления Обамы не мог скрыть своего разочарования. О скептицизме Гейтнера в отношении плана Волкера сообщают все основные наблюдатели. Он опасается, что реализация плана снизит конкурентоспособность американских банков. Отношение Бена Бернанке к плану Волкера, видимо, тоже очень непростое. Но если Гейтнер превратится в «хромую утку», можно сделать предположение о кардинальной смене финансового режима в США.

Вероятно, в результате проработки идей Волкера-Обамы будет уточнено, какие именно операции предполагается запретить банкам. Если это будет сделано удачно, то этот законопроект сможет стать аналогом закона Гласса-Стигалла, разделившего банки на коммерческие и инвестиционные и обеспечивавшего несколько десятилетий развития американской экономики без серьезных финансовых кризисов.

Успех нововведений Обамы-Волкера зависит от поддержки других ведущих финансовых центров, ибо одностороннее ужесточение финансового режима вызовет лишь отток операций на другие площадки. Но, похоже, европейцы готовы поддержать Обаму. В частности, глава Европейского центробанка Жан-Клод Трише отметил, что планы Белого дома «двигаются в том же самом направлении, что и наша собственная позиция... банковский сектор должен фокусироваться на финансировании реального сектора». Глава Банка Англии Мервин Кинг также поддержал американские предложения. Еще до кризиса финансовый сектор Британии был чрезмерно сконцентрирован, и теперь правительство рассматривает планы раздробления национализированных во время кризисов банков с их последующей приватизацией. Ну а про яростного бойца с финансистами французского президента Саркози и говорить нечего, он не только поддержал Обаму, но и предпочел бы, чтобы реформа регулирования проводилась не в рамках отдельных стран, а на международном уровне через «большую двадцатку» крупнейших экономик.

***

Итак, серьезно ли собрался дуэт «государственников» Обама-Волкер навести порядок в американских финансах или это очередная кампания по поддержке стремительно падающего рейтинга нынешнего президента? Есть большие основания полагать, что во время обсуждения этого вопроса в Конгрессе США все его революционные положения будут успешно выхолощены «слугами народа», подкормленными финансовой олигархией. Но в любом случае, при любом исходе нынешней попытки воссоздания закона Гласса-Стигалла можно безапелляционно утверждать, что система мировых финансов, сложившаяся за последние 20 лет, не имеет никаких перспектив для существования в неизменном виде. Любая серьезная попытка перестроить эту систему будет сопровождаться серьезным перераспределением экономической власти, которую нынешние властители мира не хотят добровольно уступать.

 

Литература

 

1. Финансовое цунами. Части 1-6. Опубликовано на сайте warandpeace.ru.

2. Две трети инвесторов в США недовольны Обамой из-за атаки на бизнес. Ведомости 22.01.2010.

3. Вязовский Алексей. Администрация США готова к "драке с Уолл-стрит".

4. http://www.slon.ru/blogs/grozovsky/post/249363/

5. http://www.slon.ru/blogs/bershidsky/post/248679/ 21.01.10.

6. Кокшаров Александр. Обама разделил Давос// «Эксперт Online». 29 января 2010.

7. Котов Андрей. Обама призвал банки делиться// Ведомости,  21.01.2010.

Сергей Толкачёв

Написать комментарий

правила комментирования
  1. Не оскорблять участников общения в любой форме. Участники должны соблюдать уважительную форму общения.
  2. Не использовать в комментарии нецензурную брань или эвфемизмы, обсценную лексику и фразеологию, включая завуалированный мат, а также любое их цитирование.
  3. Не публиковать рекламные сообщения и спам; сообщения коммерческого характера; ссылки на сторонние ресурсы в рекламных целях. В ином случае комментарий может быть допущен в редакции без ссылок по тексту либо удален.
  4. Не использовать комментарии как почтовую доску объявлений для сообщений приватного характера, адресованного конкретному участнику.
  5. Не проявлять расовую, национальную и религиозную неприязнь и ненависть, в т.ч. и презрительное проявление неуважения и ненависти к любым национальным языкам, включая русский; запрещается пропагандировать терроризм, экстремизм, фашизм, наркотики и прочие темы, несовместимые с общепринятыми законами, нормами морали и приличия.
  6. Не использовать в комментарии язык, отличный от литературного русского.
  7. Не злоупотреблять использованием СПЛОШНЫХ ЗАГЛАВНЫХ букв (использованием Caps Lock).
Отправить комментарий
15.02.2013 0 0
Звонова Л.С.:

В 2010г на экономическом форуме в Давосе американский президент Барак Обама предложил законодательно запретить банкам заниматься спекуляциями и финансировать спекулятивные фонды. Перед этим Обама заявил в интервью CBS, что «не для того боролся за Белый дом, чтобы оказывать помощь кучке банкиров — «жирных котов» с Уолл-стрит». В своей статье «Призрак Гласса-Стигалла бродит по Америке» С.А.Толкачёв рассматривает причины, которые подтолкнули Обаму на столь решительные заявления, его намерения в отношении реформы финансовой системы, а также роль Пола Волкера в истории США и его влияние на решения нынешнего президента. Автор видит причину раздражения Барака Обамы в том, что американские банкиры хотят выписать себе по итогам года многомиллионные бонусы, хотя во время кризиса их финансовые институты спасла от краха лишь помощь государства. По-видимому, президент рассчитывал на их «солидарность с трудящимися», а именно, что банки поймут всю серьезность ситуации и помогут мелкому и среднему бизнесу восстановиться. Но банкиры не спешат кредитовать реальный сектор экономики, а продолжают играть на рынке финансовых деривативов, чем занимались до кризиса, а тем временем уровень безработицы растет. Главным советником президента в вопросе реформирования финансовой системы стал Пол Волкер, который занимал пост председателя ФРС, а на тот момент возглавил Консультативный совет по экономическому восстановлению при президенте США. Автор статьи поэтапно разбирает действия Пола Волкера на посту главы ФРС. С одной стороны, можно сказать, что Волкер справился с задачей восстановления доллара в качестве ведущей мировой валюты, которая встала перед Штатами после отмены золотодолларового стандарта. Однако основной мерой по спасению доллара Волкер выбрал финансовое оздоровление, а не возрождение американского технологического господства. В результате «шоковой терапии» ставка ФРС подскочила до 21,5%, уровень безработицы – до 11%, а американская и мировая экономика были ввергнуты в чудовищную рецессию. При этом финансовые результаты таких мер были превосходны. Иностранные инвесторы скупали государственные облигации США, обеспечивая огромные прибыли для нью-йоркских финансовых кругов. Автор также показывает, каким образом вследствие политики Волкера возник латиноамериканский долговой кризис начала 80-х, который, по сути, стал величайшим «разбойным шабашем» в мировой истории. К концу 1985 года доллар достиг своего исторического максимума по отношению к основным мировым валютам. При этом внутреннее состояние экономики США было ужасным – рост безработицы, социальные проблемы, сокращение американского промышленного экспорта, снижение в строительстве, уничтожение национальной автомобильной и сталелитейной промышленности. Также С.А.Толкачёв показывает роль следующего председателя ФРС - Алана Гринспена в дальнейшей трансформации индустриальной мощи Америки в финансовую, где ключевое значение имеет отмена им ограничений закона Гласса-Стигалла. Несмотря на то, что реформы Волкера в свое время «сделали для развала американской промышленности больше, чем любая другая группа в истории», по-видимому, Пол Волкер пользуется большим уважением соотечественников. Определенная часть элиты во главе с президентом хочет возвратиться к элементам прогосударственной финансовой политики Волкера и воссозданию основ закона Гласса-Стигалла. Автор условно выделяет две группы мер, которые собирается предпринять президент для реформирования финансовой системы. Первая группа направлена против растущей концентрации финансового сектора, вторая призвана ограничить спекулятивные прибыли банков, и напоминает ограничения, предусмотренные законом Гласса-Стигалла. Обама предложил применять в США правило Волкера, которое отделяет инвестиционно-банковские услуги, частный капитал и собственные хедж-фонды финансовых учреждений от потребительского кредитования. Автор отмечает, что подобные заявления встретили отпор как со стороны крупных финансовых структур США, так и со стороны иностранных банков. Кроме того, не все ключевые фигуры в администрации президента поддерживают его предложения. Автор выражает надежду, что обсуждаемый законопроект на основе идей Обамы и Волкера сможет стать аналогом закона Гласса –Стигалла, заметив также, что успех нововведений зависит от поддержки со стороны ведущих финансовых центров других стран. В итоге С.А.Толкачёв предполагает, что предложенные жесткие меры будут в конце концов «выхолощены» с помощью слуг финансовой олигархии, но выражает уверенность, что в любом случае система мировых финансов уже не будет существовать в неизменном виде. Интересно, что рассматриваемая статья не теряет своей актуальности и сегодня. Спустя несколько месяцев после ее опубликования был принят действительно выхолощенный, смягченный закон Додда-Фрэнка. Пол Волкер разочарован, как и остальные сторонники радикальных мер. Новый закон сделал первые шаги в направлении установления контроля над внебиржевыми деривативами. В частности, сформировано Бюро по финансовой защите потребителей, на которое возлагается обязанность жестко регулировать хедж-фонды, схемы ипотечного и потребительского кредитования, рынок деривативов и других финансовых инструментов. Согласно закону, банки теперь могут вкладывать в свои хедж-фонды не более 3% капитала. Кроме того, любые контакты банков с хедж-фондами теперь подлежат раскрытию для исключения возможного конфликта интересов. Однако закон Додда-Фрэнка не решает главного - проблемы существования банков «слишком крупных, чтобы обанкротиться». Сегодня снова один за другим раздаются призвания к восстановлению закона Гласса-Стигалла. Томас Хёниг, заместитель председателя Федеральной компании страхования депозитов, и председатель ФРС Далласа Ричард Фишер почти одновременно в начале 2013года предложили разукрупнить американские мегабанки по их сферам деятельности и ограничить государственное страхование банковской деятельности исключительно коммерческим сектором. Не будет государственной поддержки, не будет «слишком больших для банкротства» - крупнейшие банки моментально «усохнут», так как инвесторы требуют максимальной безопасности активов. Удастся ли американским законодателям справиться с крупнейшими банками, ведь влияние последних на законодательство просто огромно? Судя по смягчению закона Додда-Франка и реализации программ спасения американской банковской системы, музыку в Вашингтоне заказывают крупные банки. Напрашивается вывод, что новый финансовый кризис неизбежен.

19.01.2012 0 0
Кудрявцев К.А.:

Сложно предположить, как будет развиваться политическая ситуация. Обама делает всего лишь вынужденные и уж очень осторожные шаги, в то время как финансовый сектор чувствует за собой реальную силу и точно не нуждается в разрушении того, что создал за последние пол века. Пол Волкер избран властями для того, что бы придать значимость идеям Обамы, усилить политический резонанс. Пол Волкер, безусловно, готов, как никто другой вести переговоры в кругах, к зарождению которых когда-то был причастен сам. Но вопрос в том, что он может предложить банкирам, если они не нуждаются в реформах так сильно, как в них нуждается Обама. Готов ли Обама прибегнуть к методам, которые, хотя бы отдаленно напоминали о реформах Рузвельта. Политика Рузвельта, как мы помним, заключавшаяся в резком повышении роли правительства, умышленной, девальвации доллара, закрытии банков, рассматривалась, как покушение на Конституцию США. Безусловно, будет интересно наблюдать за интригой. Оставит ли за собой США место ведущей державы? Или это место займет кто -то другой.

04.10.2011 0 0
Бахтиева Ильмира:

План Волкера, благодаря лоббистам, действительно не был принят в «чистом виде», но я думаю, что сомнений в том, что так и будет, не было не у кого. Комментарии со стороны иностранных банков с напоминанием о наличии международного финансового рынка, которому требуется «единое поле с едиными правилами игры» напомнили лишний раз о том, кто будет эти единые правила игры диктовать . Реальность такова, что данная американская финансовая реформа спровоцирует как минимум частичное преобразование условий развития банковского сектора в странах Европы, Азии и России в том числе. Мнение остальных участников международного финансового рынка при реформировании американской (читай мировой) финансовой системы учтено не будет.

22.11.2010 0 0
А.И.Оксанов:

Комментарии, насколько я понимаю, отличаются от личной переписки тем, что в комментариях затрагивается тот круг вопросов, который позволяет читателям более глубоко уяснить содержание статьи и определить свою позицию. Поэтому тематика комментариев может быть и шире содержания статьи, если приводимые аргументы укладываются в тематику форума. Что до государства, то я "его люблю", а когда оно меня ест, "не люблю". Мне представляется, что нужно разделять понятия "общество" и "государство". Если государство действует на пользу обществу, оно прогрессивно. Если оно отделяется от общества, и действует в своих узких интересах, т.е. в интересах чиновничества, правящей политической элиты и идеологии того класса, который оно решило представлять в ущерб остальным классам - такое государство вредит стране. Лучше не сказать: "Мы считаем очевидными следующие истины: все люди сотворены равными, и все они одарены своим Создателем некоторыми неотчуждаемыми правами, к числу которых принадлежат: жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав учреждены среди людей, правительства, заимствующие свою справедливую власть из согласия управляемых. Если же данная форма правительства становится гибельной для этой цели, то народ имеет право изменить или уничтожить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и с такой организацией власти, какие, по мнению этого народа, всего более могут способствовать его безопасности и счастью". Т.е. "морковки" вовсе не развешиваю я или кто-то иной: они появляются в результате принятых в стране законов. Следование этим законам обязательно для того, кто использует их в своей деятельности. Например, в США во многих колледжах и университетах образование платное. Человек выбирает, платить ему за образование сразу из своих доходов или взять заём (лон). Но условия получения лона ( "морковки") определяются законодательством, в том числе и предельный процент выплат. Так что и "хозяин" знает, и "осёл"... И такое способствует созданию в стране высокообразованного общества. И тогда "морковка" не вызывает неприязни: если она помогает гражданам и обществу реализовать указанные выше цели, то следование за ней вовсе не оскорбительно ни для кого, и не ущемляет его свободу и волю. И с такой государственной политикой я согласен. Тем более с тем, что в современной экономике государство выполняет ряд экономических функций (см. в учебниках). Но я противник таких государственных предприятий, деятельнольть которых направлена на получение прибыли внутри страны. Тем более частно-государственных предприятий. Кому принадлежит полученная такими предприятиями прибыль? Государство не должно получать прибыль от своей экономической деятельности на рынке внутри страны - по многим причинам. Источником деятельности государства являются налоги, прибыль государственных предприятий на внутреннем рынке - это дополнительое бремя, накладываемое государством на потребителей. Но в России иначе: данные статьи http://demoscope.ru/weekly/2004/0149/tema09.php показывают, что в России прибыль приносят даже такие сферы, где участие государства максимально, а получение прибыли государством от своих граждан аморально: образование, медицина, культура, наука, связь... Не говоря о таких гигантах, принадлежащих государству, как "Газпром". Что до свободы выбора - естественно, это проблема человека. Знаменитое "быть или не быть" ("иметь или не иметь"). Тут риторические вопросы неуместны. А.И.Оксанов, Бостон, США.

22.11.2010 0 0
Роксанов:

А.И.Оксанов, если чье-то мнение не совпадает с Вашим, вы всегда расцениваете как провокацию? Интересный подход. Все что Вы написали далее, лишь снова подтверждает то, что находясь внутри системы Вы и смотрите с одной стороны и рассуждаете так же. Выйдите наружу и обнаружите много новых граней. Я изначально говорю о человеке, а Вы мне о СССР, о стабфондах каких-то. "Спрыгиваете" с темы что называется. Вы словно в каком-то прошлом "подвисли" - складывается впечатление, извините. Я говорю, что это Ваш личный выбор, выбор человека идти за морковкой и за какой мороковкой или не идти вовсе. Вы пишете о том как важно государству развешивать морковки. Ну развешивайте, идите за ними, кто Вам мешает. Опять же, это Ваш выбор и не означает что это благо для всех и каждого, что все так и должны делать. Вы не согласны с этим? Только не "перепрыгивайте" пожалуйста на другие темы, давайте последовательно.

22.11.2010 0 0
Игорь Лавровский:

Welcome to civilized world. Ура!

22.11.2010 0 0
А.И.Оксанов:

Голландцу и Роксанову: на провокации не поддаюсь - уважаю этот журнал, исключительное явление в России. Но экономический аспект советского кооперативного строительства нужно пояснить. Квадратный метр жилья в СССР по официальным данным обходился при строительстве в 100 рублей. В этих ста рублях лежала и советская прибавочная стоимость, и издержки на политическую и сыскную систему, и чрезмерные военные расходы. Реально государство получало всю зарплату строителей жилья сразу, при первом 40% взносе. Всё остальное, что постепенно выплачивали "кооперативщики", не говоря о более высокой плате за коммунальные услуги, было "профитом" государства, в том числе и зарплатой строителей бесплатного государственногог жилья. Не будь кооперативного строительства, жилищное строительство в СССР не было бы столь громадным. Повторяю: на каждую кооперативную квартиру очередникам БЕСПЛАТНО предоставляллась ещё одна квартира. Очень много комнат в коммуналках просто освобождались выезжающими в кооперативы, преимуществами в получении кооператива пользовались очередники. Т.е страна получала примерно четверть жилых площадей "просто за так", за счёт их высвобождения, решалась проблема очередников, которую всё равно надо было решать. Так что "исхитрившиеся" вовсе не "прожирали" часть своего заработка, увеличивая дефицит. а "как ослы за морковку" помогали и тем, кто "прожирал". Оставлю, повторяю, оценку уровня тех, кто такое не может понять и принять через три десятка лет после событий. Именно так работает и кредитование в современном мире: те, кто "влез в хомут", живут комфортно, но не тратят большУю часть заработанного на "созерцание красот неба", а отдают эти деньги на создание новых рабочих мест. Эффект двойной: строятся дома для заёмщиков - и это рабочие места, заёмщики "ишачат" (ради "морковки"?) - и это новые рабочие места. В этом основной принцип современной экономики: деньги всегда создают рабочие места, т.е. зарплаты, потребление, нормальную жизнь для работающих, независимо от того, как ЭТИ ДЕНЬГИ ПОЛУЧЕНЫ. Даже социальные пособия в современных странах платят не только на еду и на жильё (большую часть еды многие получают бесплатно по "фудстемпам") - платят на НОРМАЛЬНОЕ ПОТРЕБЛЕНИЕ. А это потребление (в том числе машин, одежды, культуры, техники) - это не просто рабочие места, а рабочие места в самых дешёвых, т.е. в самых устойчивых в условиях конкуренции бизнесах (денег-то вовсе "не завались", на "бренды" не размахнёшься). И эти рабочие места - это зарплаты и прибыль бизнесов, это налоги с доходов их работников и прибыли бизнесменов. Возврат государству в виде налогов только от пособий в США близок в 25% суммы пособий. Ну а богатые - те, которые не плачут, - платят. За рабочие места - всем, кто бы ни был рядом. Денег много - платят за рабочие места в тех бизнесах, где идёт поиск нового: новых идей в экономике и бизнесе, нового дизайна, новых "писков" техники, новых работ в искусстве, новых способов лечения, даже новых рецептов в ресторанной кулинарии. В том-то и отличие современной экономики от прошлой, что "не нужно золота, когда простой продукт": времена Скупых рыцарей ушли в прошлое, ныне всё полученное, и честное, и не очень, вливается в экономику рабочих мест. Хорошо, если в экономику рабочих мест своего народа, хуже, если в экономику рабочих мест "чужих" народов, плохо, если уходит в песок арабских эмиратов, снижая КПД не только своей экономики, но и мировой. СССР с кооперативами заимствовал именно современное мировое. Нельзя же всё советское валить в одну помойку. Было многое, что очень успешно заимствовал и Запад. Достаточно посмотреть на западное планирование, западную социалку, даже западные "бригады коммунистического труда" - "бригады качества", западные колдоговоры «Мы все одна команда", и на западные "доски почёта" всюду, отличающиеся от советских только тем, что на них цветные фотографии "ударников". Замечу, что громадной ошибкой "реформаторов" была экономия на социальных затратах: вместо вливания "лишених денег" в семьи малообеспечнных, тех самых денег, которые могли бы пойти от них малым бизнесам всюду - от индивидуальных хозяйств на селе и до обслудивания населения, т.е. на создание рабочих мест, а не пьяного угара, они отправляли эти деньги в стабфонд, который создавал рабоочие места в других странах.А свои бизнесы вдобавок занимали деньги в этих странах, т.е. тоже создавали там рабочие места (как те, кто "идёт за морковкой"). Это было понятно даже на дилетанском уровне. И результат был предсказуем: б0льшая часть стабфонда ушла не на улучшение жизни "простых" россиян, а либо на спасение новых русских, либо просто в песок. И при этом те экономисты, которые ратовали за стабфонд, и ныне считаются большими специалистами. Безответственность? Это по существу? А.И.Оксанов, Бостон, США

Показать еще комметарии (14)

Статьи

«Фантастическая работа» Набиуллиной. С какими достижениями глава ЦБ пойдет на новый срок?

«Фантастическая работа» Набиуллиной. С какими достижениями глава ЦБ пойдет на новый срок?
Экономика 1

«Необходимо показать, что кризис пройден». Почему Росстат за «некрасивые цифры» хотят подчинить Минэкономразвития

«Необходимо показать, что кризис пройден». Почему Росстат за «некрасивые цифры» хотят подчинить Минэкономразвития
Интервью и комментарии

Ликвидация перебежчика. Что стоит за убийством Вороненкова в Киеве?

Ликвидация перебежчика. Что стоит за убийством Вороненкова в Киеве?
Политика

Цивилизационный кризис либерализма. Что отняли у России 25 лет реформ?

Цивилизационный кризис либерализма. Что отняли у России 25 лет реформ?
Экономика 1

Узнай, страна

Александр Никитин поддерживает формирование комфортной городской среды

Александр Никитин поддерживает формирование комфортной городской среды

Тамбовская область готова к весенним полевым работам

Тамбовская область готова к весенним полевым работам

Новости компаний

ЗА ПОЛЦЕНЫ

ЗА ПОЛЦЕНЫ

А ТЕПЕРЬ НА ЗАПАД

А ТЕПЕРЬ НА ЗАПАД

Разное

Наши
партнеры

«Деловая Россия» — союз предпринимателей нового поколения российского бизнеса
«Терралайф» - рекламное агентство полного цикла
Dawai - Австрия на русском: новости, туризм, недвижимость, объявления, афиша
МЭЛТОР - мастер электронных торгов
Капитал страны
ВКонтакте