Капитал Страны
28 ИЮЛ, 09:56 МСК
USD (ЦБ)    59,4102
EUR (ЦБ)    69,6406

Призрачное существование или современная политика власти

28 Апреля 2011 7385 0 Политика
Призрачное существование или современная политика власти

В последнее время мы часто наблюдаем в России, как трагедия и фарс идут рука об руку. Все серьезные социальные выступления превращаются в призрачное колыхание масс. Что стоит за этим феноменом? Какие тектонические сдвиги происходят в современном обществе и структурах власти?

 

Подспудный мистический камертон «Манифеста коммунистической партии» Маркса и Энгельса уже во вступительном предложении задавал бродящего призрака. Согласно литературной традиции викторианской эпохи призрачность конденсировалась в прижатой и сдавленной властью замков Европы. В будущем бюрократическим крепостям суждено было приобрести кафкианский налет и перевести свое содержание в термины абсурда, эвфемистически называемого буквоедством. Но тогда суть недовольства немецких авторов сводилась к европейской классике общества классов: закостенелые буржуа противопоставлялись мягкотелому пролетариату. Гремел призыв овеществиться, ибо революция происходит в физике тел, а не в метафизике умов.

Движения масс и зарождение массового общества в пору fin de siècle опитого идеологическими брожениями породили замешательство при расставании с прежним миропорядком. Происходящее на авансцене прогрессировало до абсурдности воплощенной утопии и окончательно выродилось после мировых войн в вялотекущий экзистенциализм со слепотой, глухотой, немотой и бесчувственностью. Произошло развоплощение идеалов, повлекшее, как это не странно, и расчеловечивание. Капиталистическая тушевка еще пыталась внести коррективы, выдумывая средний класс, нагоняя дыммашиной иллюзии, связанные с консюмеризмом, повышая потребление маркетинговыми стратегиями и предлагая видеть в идеологически приемлемой демократии рай на земле с первой поправкой.

Примирившись с надломленными чувствами, атомическим существованием и ценностно-идеологическим диктатом, человек ввергся в безвременье, которое заступило сразу после вписки модерного времени в анналы. Настал культурный и социальный пост – постмодернизм. В ныне еще действующей парадигме проблема высказывания предшествует проблеме мысли, потому что сильна аксиома, что абсолютно все к моменту говорения кем-то сказано и не так уж зазорно симулировать речение. В конце концов, оправдание найдется в противоборстве склерозу и поддержании продуктивного головокружения культурной памяти, нескончаемого vertigo, в котором наверчиваются и прокатываются образы, цитатные связки, гирлянды etc. В этом гипнотическом калейдоскопе памятования и происходит возвращение к полупрозрачности, подобию или призрачности. Призрак снова бродит по Европе, но какой?

 

1. Призрак и власть

 

В 70-е годы в США на почве интриг холодной войны и использования ее богатого шпионского опыта во внутренних делах страны возник феномен политического триллера, постулировавший в соответствии со своими прототипами и прообразами примерно следующее: перед государством все равны. Страх и трепет на экранном пространстве вызывало децентрализованное управление и вездесущесть железной руки, позднее на материале постмодернистской философии и в частности концепций Бодрийяра показанные в «Матрице» братьев Вачовски. Периферия оборачивалась центром, когда становилось очевидным патовое положение инакомыслящих субъектов, а по устранению неугодных обнаруживала пустотную сущность. Отличительным качеством осуществления власти выдвигалась характеристика миража, невидимости и анонимности в противовес медийной публичности, для обозначения которой придумали отдельное слово – паблисити. Матричный страж порядка – агент Смит – всегда потусторонен, когда субъект системы посюсторонен и vice versa, пока ничто не вышло из-под контроля.

Без преувеличения можно сказать, место Бога в мире безбожников и вчерашних сверхлюдей отошло властной структуре, или она слишком хорошо вняла законом его бытования. В ряде кино достижений поры 70-х, таких как «Три дня Кондора» Сидни Поллака или «Всей президентской рати» Алана Пакула, есть не только единый сюжетный алгоритм, но и общие поворотные моменты, которые доживают свою жизнь, например, в недавнем фильме «Призрак» Романа Поланского. Точно в период средневековья с процветающей по монастырским скрипториям схоластикой герои политических триллеров обращаются с некими письменами, преследуя цель поставить схолию ad marginum. Такого рода деятельность предполагает экзегезу, то есть разъяснительную трактовку канонического. Бесконечное осмысление и интерпретирование фрагментов текста дает замкнутость и повторяемость традиции, не впуская в человеческий космос лишние не богоугодные слова, но крамола зароняется в твердые умы от лукавого понимания, от сдвига восприятия и выхода из первотекста. Затем персонажами фильмов в порядке неожиданного прозрения узнаются некоторые данные, проходящие под грифом «секретно» или в теологической терминологии – ересь. Спецслужбы развязывают охоту, кампанию по ликвидации системной ошибки, но не дабы сохранить честное имя власть предержащих – кто они, в самом деле, если не подставные лица, функционеры? – напротив, чтобы схоронить первопринцип от зорких глаз и пытливых голов и продлить жизнь системе.

Нельзя не отметить и каббалистический мотив: имя Бога познаваемо лишь в буквенной комбинации, достигнуть которой возможно в процессе расчетливых трансмутаций, что и делает типичный протагонист упомянутых фильмов и политических детективов. Другими словами, он находит себя в лице Прометея и преодолевает свойственный ему комплекс, завладевая под запретным огнем. И как всякого потенциального ересиарха, книжника подвергают гонениям – устоявшийся миф, так и не возникший у Поланского в «Призраке» (в чем просматривается привносящее свежее дыхание нарушение жанровой конвенции: познавшего истину в последней инстанции литературного негра сбивает машина), действует как условие саспенса и средство сюжетной напряженности, наличествуя в картинах 70-х. В детективной форме вообще довольно выпукло богоискательство и богоотверженность, потому что богопричастность – не по линии интеллекта, а значит аналитикой и формальной логикой онтологию Сущего не проверить. Исходя из этого, принципиальный агностицизм переходит к власти от Бога. Это приводит к тому, что любое разоблачающее знание о ней наделяет обладателя информации статусом призрака, персоной нон грата, выпавшего винтика из государственной махины.

Введение в сферу политического манипуляционных практик; преобладание фикции над фактом, симулякры действий, отношений, чувств, мыслей, слов; знаки без истинности, без валентности – вот описание условных качеств, которыми наделен политический дискурс. Его содержательная сторона зачастую недоступна участникам, не говоря уже о реципиентах. Поэтому призрачность каждого человека усугублена неопределенностью поглощающегося риторикой протеста, неизвестностью реального и стопором разобщенности. Возможна ли метафизическая революция на фоне физической, когда истинное имя Бога теряется среди тысяч подобных, но неверных? Так призрак устало влачит сомнительное существование.

 

2. Когда общество в танке

 

Буквально на прошедших выходных Москва пришла в чувство, задвигалась в ритме карнавала, совсем стянув снежную шаль, и ее по края захлестнули праздные гуляки. Флэш-моб, граничащий с акционизмом, как не вполне законная (зачастую отвечает статье о «хулиганстве»), но не наказуемая социальная отдушина, правил бал. Энергия молодых ребят с инфантильным дружным хором, то есть ором «покажи фанату сиськи» выплескивалась в шествиях по старому Арбату, где как шарики во флиппере метались от молодожена к селадону девушки старшего школьного возраста, прикрывая эти самые желанные груди табличками «обними меня» и «поцелуй». Клин акционеров рассекал людей непричастных и забавляющихся выпавшим на их долю зрелищем.

По чисто внешним признакам ничто не отличало эту безобидную и вне-политичную выходку от антикоррупционного митинга «Белые фартуки», проведенного в середине апреля на Чистопрудном бульваре и проспекте Сахарова. Хотя «фартучные» лидеры много распространялись о созидании в Интернете целомудренной башни, куда стекутся неопровержимые свидетельства проржавевших шестерней в секторе управления страной. Не договаривали они пустяк – их мышиную охоту санкционировал Кремль. Он-то и есть истинное недремлющее око, удерживающее апологетов справедливости, правды и порядка в узде призрачности. И если печать «госзаказ» на вино-водочной продукции бессознательно сообщает о высоком качестве, то штамп «прокремлевский» на кучке молодняка бессознательно делает безопасным всякий жест с его стороны.

Вероятно, в этих начинаниях участвуют одни те же действующие лица, выделяется единообразие приемов, набивает оскомину обычность спектакля и извечные спекуляции на неисчерпаемые темы. Но тогда постановка вопроса может быть пугающе серьезной: есть ли в представлении молодежи разграничительная черта между потешными трикстерскими сборищами и заявлением личного отношения на митингах? Не спутаны и не смешаны ли в микст немаловажные понятия? Судя по всему, митинг и флэш-моб, потеряв критерии различия, преодолели между собой всякий смысловой водораздел, став одной социальной стихией. При этом не являлась ли продолжением групповой игры развернувшаяся на Манежной площади в декабре 2010 года межнациональная бойня? И наконец, какая революция может быть в сегодняшней «запиаренной», «застебанной» действительности?

Социальные низы, маргиналы, люмпены и деклассированные, не встроившиеся в общество спектакля, не забавляющиеся во всеобщие игрища, так называемые футбольшисты, вчерашние панки, анархисты, скинхеды и прочие – единственные, кто представляют реальную угрозу. Потому и встрепенулась и ахнула общественность, что таких провокационных правил никто не одобрял. Да и градус был взят предельно социальный. Пух и перья летели в публицистическом цеху, пока не было найдено спасительное заземление – они кремлевские, а значит, призрачны, нереальны, существуют на правах видимости и кажимости.

Годичный нерест госаппарата и охранных структур, выдающий как на конвейере охранников, секьюрити, бодигардов, полицейских, омоновцев, спецназовцев, гвардейцев, военных и остальную эпилептоидную братию держиморд порицаем лишь до поры Манежной площади, но позже с общественного одобрения, разметанные силовики, свирепствуя, работают на оттеснение и разгон призраков восвояси. Все вопиет: обществу нужна симулируемая стабильность, без потрясений Реального, предоставьте ему латентность протеста, молчаливое несогласие, неприметное фрондерство, потому что общество «в танке», а многотонная военная машина – наиболее точный символ или даже метафора государства.

Военизированный Советский союз определенно был танком, нередко превращавшимся в памятники, но и свободная Россия как полицейское государство в борьбе с Реальным генеалогически наследует монстру за железным занавесом. Не раскачивая лодку, ничего не видя, ничего не слыша, мы окунаемся в свой клаустрофобический экзистенс. И нам снится реальность, как снятся реально живущим личные призраки, бродящие по Европе.

 

3. Фантомное поколение

 

Все походит на то, что призраки населили страну. Аполитичны, нигилистичны и раздроблены. Разошлись и угасли. Замыленное в устах недорослей и переростков «как бы» давно указывает на эфемерность, неточность, неокончательность, несущественность. Самая активная часть общества обездвижена и обезнадежена. И не надо репрессивно заставлять учиться в школе, загонять неотесанных парней в стройбат, подвергать муштре в специальных училищах, не нужно молодых перемалывать жерновами институций, с пользой выключать из общественной жизни, когда в головах у них ветрено.

Не территориально, но в информационно-коммуникационном пространстве им отводится область для дуракаваляния, в котором речь обязательно упрощается иронией, намерение смягчается финтом. Та же арт-группа «Война», по одному из мнений, всего-навсего пиарится во всемирной сети, накапливает положительные отзывы, занимается, что греха таить, поп-артом, как и заморский граффити-художник Бэнкси, чтобы открыть свою «сувенирную лавку» и почить на конкретных, не идейных лаврах. Но и она актами задержания со стороны правоохранительных органов уже возделывается государством, присваивается, одомашнивается, обезвреживается, точно мина общественного мнения, не синхронизировавшаяся с режимом. Ни о каком открытом гражданском сопротивлении не может быть и речи. Оно сокрыто или, скорее, вытеснено акциями и митингами, которые потрафляют массовому запросу на стеб, экстравагантные выходки и девиантное поведение в целом. В конце концов, 1968 год во Франции был не социальной, а вычурной культурной революцией, фактически бесплодной или с греховно оброненным семенем Онана, ведь там и тогда заправляла молодая поросль.

Новая искренность, простота, что хуже воровства – обними или обмани, хотя все одно, предъявляет миру невозможность что-либо предъявить, в том числе вернуться к осязаемой человечности. Постмодернистское мышление синкретично, склонно к деконструкции, к слиянию, мифопоэтично. Но что теперь миф? Что поэзия? В энтропийном многоголосье не разобрать. Противоположности нынче – это перевертыши, ни к чему не обязывающая игра слов.

Так звезды сошлись: победило демократическое искусство, демография предопределила человека толпы, к тому же в искусстве, которым на самом деле заняты социально активные, идущие на воображаемые баррикады, кидающиеся на эфемерные амбразуры, была отменена вертикаль и иерархия, но она по-прежнему остается во  властных структурах образующим принципом. В этой точке государственное устройство, строй, режим не поверяется эстетикой какого бы то ни было фильдеперсового и смыслопораждающего искусства, так как оно метафизично, а телом, физисом, сегодня живут отбросы. Посему стать отбросом все равно, что вернуться в Реальное. Что сказать, любопытная констелляция. В особенности, когда идет священная травля призраков. Со стороны ухмыляясь, смотрят: президент и премьер-министр, оживленные российские леваки и грузно-свирепые полицейские.

Александр Мельников

Написать комментарий

правила комментирования
  1. Не оскорблять участников общения в любой форме. Участники должны соблюдать уважительную форму общения.
  2. Не использовать в комментарии нецензурную брань или эвфемизмы, обсценную лексику и фразеологию, включая завуалированный мат, а также любое их цитирование.
  3. Не публиковать рекламные сообщения и спам; сообщения коммерческого характера; ссылки на сторонние ресурсы в рекламных целях. В ином случае комментарий может быть допущен в редакции без ссылок по тексту либо удален.
  4. Не использовать комментарии как почтовую доску объявлений для сообщений приватного характера, адресованного конкретному участнику.
  5. Не проявлять расовую, национальную и религиозную неприязнь и ненависть, в т.ч. и презрительное проявление неуважения и ненависти к любым национальным языкам, включая русский; запрещается пропагандировать терроризм, экстремизм, фашизм, наркотики и прочие темы, несовместимые с общепринятыми законами, нормами морали и приличия.
  6. Не использовать в комментарии язык, отличный от литературного русского.
  7. Не злоупотреблять использованием СПЛОШНЫХ ЗАГЛАВНЫХ букв (использованием Caps Lock).
Отправить комментарий

Статьи

Реновация «пятиэтажек». Неприкосновенно ли право собственности?

Реновация «пятиэтажек». Неприкосновенно ли право собственности?
Политика 5

Малороссия как новый мост между Европой и Россией? Репортаж из Донбасса

Малороссия как новый мост между Европой и Россией? Репортаж из Донбасса
Политика 2

«Где деньги, Зин?» Зачем Россия вкладывает миллиарды в облигации США

«Где деньги, Зин?» Зачем Россия вкладывает миллиарды в облигации США
Экономика 2

«Ситуация будет тлеть». Станет ли Россия «токсичной страной» из-за новых санкций США

«Ситуация будет тлеть». Станет ли Россия «токсичной страной» из-за новых санкций США
Интервью и комментарии 3

Узнай, страна

Такого производства в России еще не было

Такого производства в России еще не было

Александр Михайлов провел выездное заседание Координационного совета по пограничным вопросам

Александр Михайлов провел выездное заседание Координационного совета по пограничным вопросам

Новости компаний

Российско-Австрийскому деловому совету 10 лет

Российско-Австрийскому деловому совету 10 лет

В старинной деревне Корза Пряжинского района откроется литературный фестиваль «Петроглиф»

В старинной деревне Корза Пряжинского района откроется литературный фестиваль «Петроглиф»

Разное

Наши
партнеры

«Деловая Россия» — союз предпринимателей нового поколения российского бизнеса
«Терралайф» - рекламное агентство полного цикла
Dawai - Австрия на русском: новости, туризм, недвижимость, объявления, афиша
МЭЛТОР - мастер электронных торгов
Капитал страны
ВКонтакте