Капитал Страны
30 СЕН, 23:12 МСК
USD (ЦБ)    63,3960
EUR (ЦБ)    70,9338

Матрица планетарных систем: визуализация земной эволюции

19 Апреля 2012 16495 1 Наши книги
Матрица планетарных систем: визуализация земной эволюции

Предлагаем читателям книгу Э.А.Витола «Матрица планетарных систем: визуализация земной эволюции». Данная работа посвящена закономерностям космической эволюции, ее причудливым виражам. Куда же идет человечество? Какая форма материи сменит сегодняшнего человека? Каково ее будущее взаимодействие с планетой и космосом?


Москва
Капитал страны
2012

1. Актуальность визуальных интерпретаций

Мир – это целостность, вместе с тем, он состоит из разнообразных дискретных взаимосвязанных частей, локализованных в пространстве-времени, обладающих спецификой субстратного воплощения и закономерностей развития. Основным предметом онтологии выступает сущее как полнота и единство всех видов многомерной реальности: объективной, субъективной, физической, биологической, антропосоциальной, техногенной, виртуальной; являющее нам различные слои (пласты, уровни) бытия и разные виды сущностей.

Онтологии служат для структурирования, формализации и унификации знаний. Они дают описание всего того, что существует в окружающем мире. В отношении форм любое понятие в онтологии может быть представлено по-разному: и как графический образ, и как математическая модель, и как вербальное определение. Схемное отображение знаний имеет длительную историю. Ведущую роль в функционировании концептуальных структур играют относительно устойчивые, обобщенные структуры опыта, позволяющие предвосхищать порядок развития событий, их содержание и внутреннюю связь, а также предвидеть изменения вида объектов и их окружения [1].

Х.Ленк отмечает то важное обстоятельство, что нет независимого от интерпретации подхода к миру ни в области познания, ни в сфере деятельности, ни где-либо еще. Мир конституируется и структурируется согласно нашим человеческим потребностям, способностям и возможностям. Это относится как к органическим познавательным возможностям, так и к понятийным формам. Мир лишь в той степени доступен пониманию, в какой он оформляется с помощью выработанных человеком в найденных в нас интерпретационных схемах. Все, что мы можем воспринять, осмыслить и представить как познающие и деятельные сущеcтва, зависит от различного рода интерпретаций [2].

Народная мудрость гласит: «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать». И это действительно так, потому что при понятийно-словесном изложении концепции всегда остается свободное пространство для вольных интерпретаций. Ведь образы, облеченные автором в вербальную форму, всегда многозначны и они по-разному распредмечиваются при индивидуальном прочтении. Здесь многое зависит от вносимых автором субъективных факторов, определяемых его творческими способностями, образностью мышления, введением специальной терминологии и проч. С другой стороны – самих читателей, пытающихся осмыслить его труды, широты их кругозора, информированности о последних достижениях теоретической мысли в данной области познания, умения отследить логику автора и принять его аргументацию.

Графическое (схемное, образно-модельное) представление обладает конкретностью: отражаемое явление воспринимается сознанием одномоментно и комплексно – в совокупности его связей. При этом выделение отдельных аспектов явления и дальнейшая их укрупненная визуализация позволяют исследователю увидеть разные ракурсы, облегчая его восприятие и, самое главное, его понимание.

Следует констатировать наличие в сфере рационального познания устойчивой тенденции, ведущей к более полному визуальному воспроизведению картины мира [3]. Данная картина становится красочной (многоцветной), пространственно-объемной (использование 3D графики), подвижной за счет компьютерной анимации. Подобные модели отражают не только явления и системы окружающего мира, но и процессы, происходящие с ними, то есть раскрывают динамику и последовательность (фазы) их изменений.

Все это не только оптимизирует работу ученых (особенно в сфере междисциплинарных исследований, где одновременно присутствуют разные подходы, разные методологии, формализации знаний и нужен некий универсальный, понятный и доступный всем способ), но и позволяют объективировать ее. Здесь реальный объект-система заменяется виртуальным (компьютерной моделью) и изучаются возможные, наиболее вероятные в данных условиях пути его эволюционных трансформаций с учетом внутренних и внешних факторов.

Модельно-схемный подход оказывается востребованным не только в сфере теоретических и экспериментальных работ, но он также показывает свою важность и актуальность, когда необходимо транслировать полученные знания на социум (многоуровневая система образования, популяризация научных знаний), способствуя изменению взглядов на мир, раскрытию новых его граней и необычных особенностей развития.

Человек, познавая мир, пытается структурировать полученные представления об окружающей реальности путем наложения на нее концептуальных сетей или абстрактных схем. И здесь одним из значимых подходов является моделирование – визуальное отображение структурной организованности мироздания, отдельных его уровней и подсистем (к которым относится и земная материя), а также процессов их эволюционных преобразований.

Представления обретают наглядность тогда, когда они выступают в определенном единстве, отображая взаимопроникновение рационального и иррационального (в частности, ощущения эстетичности, гармонии, красоты) в сознании исследователя. При этом они соотносятся не только с устоявшимися парадигмами познания, но и с предощущениями, интуитивным стремлением все большей части общества увидеть мир по-новому, понять глубинные механизмы его трансформаций, их направленность и свое место в картине будущего.

Мир посредством сознания идеально (концептуально – через образы, модели, понятия) воспроизводит свои формы и тут возникает парадоксальная ситуация: как бесконечное (структуру и законы целостного мира) отразить через конечное – человеческий разум? Это похоже на путешествие к линии горизонта – по мере приближения к ней, она автоматически удаляется. Означает ли данная ситуация то, что все наши попытки рационально охватить Универсум обречены? Особенно остро ощущается колоссальная несоизмеримость субъекта и объекта в сфере космологии, когда разум сталкивается с такими временными и пространственными величинами, которые просто не укладываются в диапазон человекоразмерных восприятий.

2. Матрица планетарных систем и ее свойства

На фоне этих глобальных проблем наша задача оказывается гораздо проще – исследовать локальный космический объект, имя которому планета Земля. Выявить логику зарождения и соотнесенность отдельных ее подсистем, в том числе человечества (антропосферы), понять закономерности и вектор дальнейших преобразований, предопределенных качественным своеобразием настоящего, и обозначить контуры будущего. Именно для этого и предназначена предлагаемая матрица (рис.1).


Рис.1. Матрица планетарных систем

Матрица планетарных систем – это совокупность взаимодействующих в пространстве и времени планетарных структур, упрощенное, схематизированное представление земного мира. В общем виде она отражает некую основу, модель генетически соединенных масштабных образований материи, обладающих определенной качественной спецификой и лидирующих на конкретных этапах земной истории.

Матрица обусловливает иерархию, единую организацию планетарных систем, а также прохождение вещественно-энергетических потоков через ее ячейки. Изменения внутри всех систем также происходят на закономерной основе, согласно действующим там законам (физическим, биологическим, социальным). Проходящая энергия обеспечивает сквозной характер эволюции, показывая ее транзитность.

Каждой системе соответствует свой ритм развития. Вместе с тем, все эти ритмы за счет коэволюции увязаны в едином организме матрицы, предопределяя ритмичность всей планетарной эволюции, ее необратимость и общий темп происходящих исторических трансформаций.

На некоторой стадии развития системы в ней появляются элементы, совершенно для нее несвойственные, имеющие иную качественную природу. Именно они выступают предвестником грядущих масштабных метаморфоз, выводящих эволюцию к новым рубежам. Количественный рост этих элементов, установление между ними определенных отношений ведут к зарождению новой масштабной структуры – другой системы, имеющей качественно новую сущность.

Так было с возникновением первых примитивных живых микроорганизмов из неживой материи. Так было и с самим человеком, родившимся в лоне биосферы. То же происходит в настоящее время и с техническими объектами, появляющимися в недрах человеческой цивилизации.

Неправильно мыслить о первичных элементах как о неизменной данности. Самая главная их особенность – сохранять общие родовые свойства – одинаковую качественную сущность. Вместе с тем, они могут значительно различаться между собой формой, размерами, функциональностью. Это обусловлено процессами дифференциации и интенсивной интеграции, разворачивающимися со временем внутри масштабных систем. Это ведет к широкому разнообразию как самих системообразующих элементов, так и типов их взаимодействий. Например, внутри биосферы (качественная сущность – «био») наблюдается огромное разнообразие живого: от крохотных бактерий – до животных, обладающих громадными размерами и весом. Подобная ситуация характерна и для антропосферы, где человек, сохранив свое качественное своеобразие, представленное дуальностью его структур – биологической и интеллектуальной (двух разнокачественных сущностей – «био» и «ноо»), претерпел процесс дифференциации: половой, расовой, интеллектуальной, психотипологической, социальной и т.д. Все это обусловило нашу непохожесть друг на друга и вместе с тем дало импульс дальнейшему развитию. Многообразие и разнохарактерность отдельных интеллектов (на мир смотрят миллиарды пытливых человеческих глаз) является залогом объективности представлений об окружающей действительности. В техногенном мире (сочетание качественных сущностей «техно» и «ноо») мы видим ту же картину: происходит значительная дифференциация технических объектов с выделением производственной, бытовой, транспортной, информационно-интеллектуальной (компьютеры) и прочей техники. Параллельно с этим реализуются интегративные тенденции, ведущие к образованию принципиально новой планетарной общности – техносферы.

Таким образом, матрица ПС дает комплексное представление об эволюции земной материи – ее начале, основных этапах и ее будущем. Иерархичный (разноуровневый) характер матрицы показывает, как осуществляются эволюционные переходы. Элементы качественно новой структуры зарождаются в недрах предшествующей. С их появлением эволюция вступает в фазу локализации (индивидуализации, в терминологии системного морфогенеза), опускаясь на уровень системообразующих элементов. По мере количественного роста этих элементов и установления между ними специфических отношений, обусловленных их своеобразием, происходит восхождение (подъем) на уровень целостной системы (фаза глобализации или униации). Подобные пульсации (снижение–подъем или локализация–глобализация) неоднократно повторяются в планетарной эволюции, отражая ее циклический (ритмический) характер. Здесь даже целесообразнее использовать понятие ритмокаскадов, введенное В.Г.Будановым [4], раскрывающее ступенчатость и синхронизированность планетарно-эволюционных изменений.

На первом уровне четко проявляется сквозной доминантный процесс – поэтапной интеллектуализации элементов, образующих те или иные системы. Это относится и к живым организмам (так называемая цефализация, согласно Дж.Дану), и к человеку, научная мысль которого превращается в мощный планетарный фактор (В.И.Вернадский), и к техногенным объектам, ведущим трендом развития которых становится интеллектуализация техногенеза (Э.А.Витол).

Более высокий по охвату уровень матрицы показывает включенность разных планетарных систем в те или иные блоки – классы состояний: 1) неживой планетарной материи естественной (геосфера, атмосфера и гидросфера), 2) живой планетарной материи (биосфера и антропосфера), 3) неживой планетарной материи искусственной (техносфера, ноосфера). Вертикальное разбиение дает нам четкое представление о соотнесенности земных структур временным периодам – прошлому, настоящему и будущему, позволяя добавить сюда еще один важный раздел – стратегическое будущее.

Разработка матрицы ПС – это и попытка системного осмысления всей земной эволюции, и совершенно иной подход к исследованию грядущего. Через матрицу можно увидеть не только образ далекого будущего, но и понять его качественное своеобразие, специфику возникающих форм и реальностей, закономерность его появления и направленность происходящих и ожидаемых изменений, выявить проблемные точки для дальнейших исследований. В этом проявляется ее важнейшая функция – прогностическая, открывающая возможность прогнозирования появления и развития новых земных структур.

Здесь может возникнуть вопрос об альтернативных путях планетарной эволюции. Но матрица накладывает некий каркас как на сами земные системы (их качественное своеобразие), так и на очередность их появления и доминирования в истории. Следовательно, матрица – это определенная архитектоника масштабных земных структур с их поэтапными глубинными трансформациями. Она имеет свойство инвариантности, сохраняя неизменность по отношению к внутренним (эндогенным) и внешним (экзогенным) факторам. Это подтверждается четырехмиллиарднолетней историей земной материи, испытавшей немало катастрофических потрясений, имевших как земное, так и космическое происхождение.

Другое свойство матрицы – взаимообусловленность ее компонентов, которые связаны между собой не только генетически (за счет порождения одной системы другой), но и наложением друг на друга полей взаимодействий, посредством которых устанавливается циклический обмен веществом, энергией и информацией в течение длительной земной истории. Более того, пространственно-временное перекрытие этих систем, обусловливает их сопряженное (совместное) развитие или коэволюцию.

Матрица ПС – это не только идеализированная типология масштабных земных структур прошлого, настоящего и будущего, но и мощное методологическое средство познания, позволяющее прийти к более глубокому пониманию единства земной эволюции, открывающее возможность увидеть ее комплексно – в совокупности всех составляющих. Планетарная эволюция имеет квантово-волновую природу. Она происходит определенными импульсами, волнами, поэтому может быть причислена к макроквантовым системам тотального типа.

Матрица показывает симметрию в самом планетарном мире и мир симметрии земных процессов и систем с процессами и системами космоса. Это проявляется как в пространственном аспекте путем установления циклических взаимодействий между космосом и разными уровнями организации земной материи, так и во временном, когда Вселенная порождает планетарную эволюцию (начало) и когда эта эволюция, достигнув определенной стадии, опять вливается во внешнее безграничное Мироздание (окончание).

Нужно отметить одну важнейшую тенденцию в самой планетарной эволюции, которая может быть подтверждена широкими эмпирическими обобщениями. Суть ее состоит в том, что каждая возникающая масштабная система имеет меньшие весовые характеристики по сравнению с ей предшествующими. Так вес биосферы в две тысячи раз меньше даже такой легкой земной оболочки как атмосфера [5, с.28]. А антропосфера, в свою очередь, легче самой биосферы. В настоящее время трудно оценить общую массу техногенных объектов, но в сфере искусственного указанная тенденция также четко прослеживается. Наблюдается миниатюризация (компактификация) технических объектов и систем, ярко проявившаяся в микроэлектронике и нанотехнологиях. Направленный исторический переход техники с макро- на микроуровень выступает одной из главнейших черт современной стадии планетарной эволюции. Результатом осмысления этого эпохального процесса становятся новые оригинальные концепции. Например, В.М.Кишинец предлагает вариант качественно иной цивилизации будущего – Nano sapiens [6].

С созданием полимерных материалов, отличающихся высокими физико-химическими характеристиками (угле-, боропластики, искусственная керамика), тяжелые металлоемкие искусственные объекты начинают быстро вытесняться. Как следствие, вся техносфера как планетарная структура по мере своего совершенствования становится все легче. Данный тренд весьма парадоксален, ибо с фазой глобализации, т.е. с усилением влияния техносферы в земных преобразованиях, ее собственный удельный вес будет стремительно уменьшаться. Преобладающая роль в техногенезе отведена наукоемким технологиям.

С каждым новым этапом исторических изменений планетарная материя поднимается на новый уровень организованности, становясь менее массивной и обладающей большими степенями свободы. Увеличение степеней свободы у появляющихся планетарных систем ведет к убыстрению всеобъемлющих преобразований и, как следствие, увеличению темпа самой планетарной эволюции. Чем ближе к настоящему моменту расположены эволюционные события на оси земного времени, тем выше скорость их реализации. Если экстраполировать данную тенденцию в будущее, то тогда скорость изменений должна достичь бесконечности (модель вертикали Снукса-Панова [7]): планетарная эволюция войдет в зону так называемой сингулярности [8] или технологической сингулярности по В.Винджу и Р.Курцвейлю [9; 10].

Анализ складывающейся переломной исторической ситуации, осмысление грядущих резких и всеобъемлющих трансформаций, когда темп эволюции и ее масштаб приобретут характер взрыва, пронизывая всю цивилизацию и втягивая ее в стремительный водоворот нарастающих изменений (здесь человеческое сознание просто не будет успевать их понимать и адаптироваться к ним), позволяют ученым выдвинуть версию возможного наступления футурошока (Э.Тоффлер [11]). Поэтому выявление траекторий развития, уходящих в далекое будущее, исследование особенностей формирующейся новой реальности, способствуют минимизации этого негативного фактора – страха перед будущим, ощущения опасности перед надвигающимся неведомым миром. И в этом плане матрица ПС также выполняет позитивную функцию, транслируя образы перспективного мироустройства и показывая вектор земной эволюции.

Мегатренд облегчения систем планетарной материи тесно переплетен с неуклонной интеллектуализацией первичных (системообразующих) элементов. В поле традиционных методологических представлений его можно интерпретировать как поэтапный переход материального в идеальное, а рамках новой постнеклассической парадигмы: как преобразование одного вида реальности – вещественно-энергетической, в другой – структурно-информационный (рис.2).


Рис.2. Планетарная эволюция как поэтапный переход материального в идеальное (одного вида реальности в другой).

С интеллектуализацией неразрывно связана информатизация. Информация становится главным компонентом преобразовательных процессов («Кто владеет информацией, тот владеет миром»), выступая основой идеального. Соответственно, информационные круговороты (с резким ростом темпа и плотности информационных потоков) выдвигаются на первый план, предопределяя качественную специфику зарождающейся цивилизации будущего. Земной мир находится на пороге новой эры – информационной (по Э.Тоффлеру – надвигается третья волна [12]). Но этот планетарный процесс затронет не только человечество (антропосферу), в большей мере он коснется техники, обусловливая кардинальные ее видоизменения.

Идеальное имманентно присутствует в качественной сущности «ноо». По мере ее выделения из двуединства, где она жестко связана в рамках антропосферы с другой сущностью – «био», и переходом на техногенные носители (имеющие качественную сущность «техно»), наблюдается интенсивное продуцирование и расширение сферы идеального, сопровождающееся бурным ростом виртуальной реальности. Известным исследователем техногенеза Г.С.Альтшуллером, автором ТРИЗ (теории решения изобретательских задач), был даже введен закон идеальной технической системы, вес и размеры которой стремятся к нулю, а функциональность при этом сохраняется [13, с.80]. Поэтому в матрице предстоит сделать еще одну градацию, разделяющую идеальное и материальное. Что является показателем ее эвристических возможностей по выявлению новых граней мироустройства.

3. Теоретическое обоснование будущего

Научное сообщество адекватно реагирует на вызовы времени. Множится отряд ученых, вектор познания которых ориентирован за пределы наличного бытия – в будущее. Появляется серия прогностических концепций, где находят отражение набирающие силу тенденции общепланетарных преобразований, дается их разноплановый анализ. Г.С.Альтшуллер совместно с М.С.Рубиным еще в 1987 году выдвинули модель развития, обозначенную ими как «Бесприродный технический мир» (БТМ) [14-16]. А.Нариньяни сформулировал гипотезу eHomo [17-18], а А.Болонкин в своих работах указывает на закономерность появления искусственного интеллекта и неизбежность возникновения электронной цивилизации будущего [19-21]. Это же утверждают В.Виндж и Р.Курцвейл [9-10]. Исследуя тенденции планетарного развития, И.В.Бестужев-Лада прогнозирует появление новой формы организации земной материи – в виде структурированных полей [22]. Достаточно рельефно основные тренды будущего прописаны в монографии А.В.Мищенко [23].

Несомненную важность имеет аналитика А.Д.Панова [24-25], касающаяся изучения и формализации исторических преобразований, выявления промежуточного характера планетарной эволюции, поиска ее аналогий с возможными траекториями развития космических цивилизаций (программа SETI). Весьма перспективен подход, который воплощает В.М.Кишинец [6]. Отметим также вклад Ю.В.Яковца [26], Г.Г.Малинецкого [27], А.П.Назаретяна [28], Л.Е.Гринина и А.В.Коротаева [29-32], С.Д.Хайтуна [33] и Р.К.Баландина [34] в формирование теоретической платформы для исследований будущего. Очень глубоки по содержанию книги Э.Ласло [35-36], С.П.Курдюмова и Е.Н.Князевой [37-38]. Л.В.Лесковым предложено новое трансдисциплинарное направление, названное им «Футуросинергетика» [39-40]. Э.А.Витол, осуществляя типологизацию современного эволюционизма, выделяет в нем особый раздел – «Планетарный эволюционизм», обладающий качественным своеобразием и спецификой собственных закономерностей, ориентированный на комплексное изучение прошлого, настоящего и будущего земной материи [41-42].

Важную роль в познании будущего имеют не только научно-теоретические, но и общеметодологические работы. Так А.В.Жданко разработана целостная научная теория истории – «кибернетическая историософия» [43]. А.М.Буровский предлагает синтетический подход, выразившийся в созданной им «Антропоэкософии» [44]; тут раскрываются морфология, структура и история антропогеосферы. Методология В.Г.Буданова в моделировании эволюционных преобразований сводится к представлению временного эмпирического массива событий деревом ритмокаскадов (одним или несколькими), являющего собой матрицу структурно-функциональных состояний системы [45-46]. В.И.Пантин рассматривает философские и методологические принципы исследования будущего [47], выделяет глобальные ритмы (волны) «дифференциации-интеграции» в мировой динамике и дает оценку их значения для долгосрочного прогнозирования. А.И.Агеевым создана уникальная, имеющая практическую применимость, методология прогнозирования и ретроспективных оценок на основе девятифакторной модели – «Стратегическая матрица» [48-49]; базирующийся на ней программный комплекс, успешно используется в России и за рубежом. Интересна трактовка Е.В.Балацкого о соотношении четырех технологий предвидения и «делания» будущего: прогнозирования, планирования, футурологии и форсайта, их определенной цикличной применимости и взаимодополнительности, нашедшая воплощение в своеобразной матрице [50].

В.А.Никитин и Ю.В.Чудновский в рамках проекта «Foundation for Future» издали серьезное теоретическое исследование «Основание Иного» [51]. Здесь же отметим новаторские изыскания (находящиеся на грани понимания реальности), которые осуществляют С.А.Дацюк [51-53] и В.В.Кизима [54]. Сценирование и «конструирование» будущего воплощается в разработках С.Б.Переслегина и Н.Ю.Ютанова [55-60]. Глобальный охват присущ концепции О.А.Базалука, формирующего общую модель структуры мироздания, куда органически включена и земная материя в ее разнообразных проявлениях [61]. Еще пока не совсем востребована далеко опередившая время «Общая теория систем» Ю.А.Урманцева со своей сердцевиной – «Эволюционикой» [62]. Нельзя не упомянуть большую работу, проводимую Л.Е.Грининым, А.В.Марковым и А.В.Коротаевым, взявшим на себя труд по изданию и редактированию альманаха «Эволюция», на страницах которого ведутся дискуссии по разным аспектам эволюционной мегапарадигмы [63-66]. (В представленном обзоре автор не мог учесть всех исследователей, что обусловлено широким фронтом теоретических работ, цель которых – изучение будущего. Но в следующей редакции работы он готов включить сюда новые имена)

Следует согласиться с парадоксальным высказыванием Дж.Нейсбита, написавшего известный футурологический бестселлер «Мегатренды» [67]: «Будущее уже есть в настоящем. Его надо только увидеть». Действительно, зерна будущего уже «вкраплены» в окружающую нас реальность. Довольно четко проступают и те тенденции, которые в полной мере раскроют свой потенциал в грядущую эпоху, определив ее экстраординарный облик. Наша же задача состоит не столько в том, чтобы рассмотреть контуры новой реальности, сколько в том, чтобы дать ей адекватную интерпретацию (как понятийно-вербальную, так и модельно-образную). Вписав все это в систему представлений, образующих общую картину земного мира в совокупности его пространственных и временных измерений, а также взаимосвязанных разнокачественных сущностей.

4. Относительность моделей эволюции

Чтобы расширить понимание матрицы планетарных систем (МПС), раскрыть ее эволюционное содержание, обратимся к самим графическим моделям эволюции.

По мере исторического совершенствования науки происходила и эволюция представлений о самой эволюции [68-69]. Если раньше доминировал лапласовский «железный» детерминизм (рис.3,а), то со временем стали возникать нелинейные взгляды. Вначале исследователи выяснили, что ход эволюции не всегда соответствует вектору, так как обнаруживаются и определенные отклонения от магистрали (рис.3,б). А затем утвердилось мнение, что эволюция — ветвящийся процесс (рис.3,в). Вследствие этого у многих ученых сформировались теоретические воззрения, которые полностью исключали линейность из эволюции. Более того, стали появляться такие модели (сетчатая, клубок), в которых картина эволюционных преобразований выглядела еще более сложной и запутанной.


Рис.3. Графические модели эволюции.

Человек привык думать о будущем, веря в объективность законов эволюции, однозначно определяющих ее траекторию. Открытие таких факторов мироздания как сложноорганизованность, нелинейность, неустойчивость, бифуркации, поколебало наши убеждения и привело к тому, что будущее стало представляться непредсказуемым и многовариантным. Действительно ли планетарная материя как сложная система обладает множественностью и неоднозначностью путей развития? Должно ли синергетическое мировидение, имеющее большую эвристическую ценность для теории познания, приводить к мировоззренческому хаосу, к неопределенности перспективной картины мира?

Вовсе нет. Пути земной эволюции все же предопределены, они преддетерминированы последовательностью возникающих общепланетарных систем. И с каждой новой масштабной земной системой сужается и поле возможностей для эволюции. Происходит ее магистрализация – концентрация на определенном направлении. Поэтому векторность как объективная характеристика земной эволюции никуда не исчезает. Наоборот, расширяя и углубляя междисциплинарные исследования развивающихся планетарных систем, мы будем получать все больше фактологических подтверждений того, что реализуется единый и единственный мегатренд, ориентированный в будущее.

В новой картине мира эволюция станет характеризоваться как процесс, имеющий векториальное выражение и реализующийся путем ветвления отдельных этапов (рис.3,г). В подобной модели все предлагаемые ранее интерпретации (рис.3,а,б,в) выступают в качестве частных случаев. Эмпирические обобщения эволюционных преобразований различной природы (как космической, так и планетарной) позволят сделать вывод о том, что данные представления находят подтверждение во многих сферах реальности.

Э.Ласло выделяет четыре вида паттернов в мировой истории [70]: 1) круговой (монотонно-циклический), 2) геликоидальный (циклический с инновациями), 3) линейный (пропорционально прогрессивный или регрессивный), 4) нелинейный (статистически прогрессивный или регрессивный). Но более глубокое познание всего разнообразия эволюции связано с выходом за пределы очевидного и осознанием относительности развивающихся структур, а соответственно и относительности присущих им систем отсчета. Линейный характер структуры, проявляющийся в одной системе отсчета (один ракурс рассмотрения), в другой может коренным образом измениться — она обретает свойства нелинейности, представая в виде цикла (другой ракурс рассмотрения).

Меняя собственную точку зрения на мир, мы будем получать и отличные друг от друга образы окружающей реальности, оформляющиеся в те или иные модели мироустройства, в том числе и разные модели эволюции как сущностной характеристики движущейся материи. Здесь станут проявляться разные онтологии, которые впоследствии воплотятся в разные картины мира. Даже, наверное, правильнее сказать – перед нами откроются новые грани удивительного многомерного и полисистемного Мира.

Знания носят исторический характер, соответствуя той или иной онтологии конкретной эпохи, постольку переход от одной онтологии к другой (реонтологизация) обусловлен развитием представлений, имеющих фундаментальный характер [71]. Условно «вырежем» какую-либо эволюцию из окружающей реальности и выделим ее начальное и конечное состояния (А и В). Если данные состояния обладают какими-то общими признаками, то эволюцию можно отобразить в виде петли (рис.4,б). А при определенных условиях их можно и совместить, тогда она будет иметь вид круговорота (рис.4,в). В циклической модели раскрывается спиралевидность планетарной эволюции. Как увидим далее, допустимы совершенно разные визуальные ее интерпретации, например, подобные рис.4,г, основанные на общей теории цикла. Каждая из них имеет право на существование, показывая как общую иерархическую сложность, так и отдельные специфические стороны этого грандиозного процесса [41, с.34-38].


Рис.4. Линейные и нелинейные интерпретации эволюции.

Согласно принципу системного морфогенеза – основы эволюционики (ОТС Ю.А.Урманцева), формирование и дальнейшее усложнение уровней организации материи подчиняется определенной закономерности. Она проявляется в наличии одних и тех же основных этапов генезиса в качественно различных рядах развития: 1) множественность и гетерогенность первичных элементов → 2) униация → 3) дифференциация → 4) интеграция → 5) индивидуализация. Множественность и гетерогенность протоэлементов при определенных условиях неизбежно приводят к процессу униации (объединения). Поэтому данный этап оказывается главным в системном морфогенезе. Именно здесь образуется новый уровень системной сложности — униат, и уже внутри последнего осуществляются процессы дифференциации и интеграции. Возникшее еще мало дифференцированное объединение в целом более высокоорганизованное и энергетически более выгодное образование по сравнению с окружающими его «единицами низшей категории» [72, с.138-139].

Стержнем эволюции выступают качественное усложнение и дифференциация форм движения материи. В результате чего происходит прогрессирующее объединение, интеграция все новых, постоянно возникающих структурных элементов. Вместе с тем подобные процессы не бесконечны, они ограничиваются индивидуализацией (локализацией). Еще академик А.И.Опарин отмечал: когда в ходе эволюции возникают новые формы движения материи, темп их развития резко возрастает, но ускорение сосредотачивается на все более ограниченной области развивающейся материи [73, с.84].

Разделение материального движения, его дифференциация на множество различных (разнокачественных, разнохарактерных, разномасштабных) каналов, предопределяет и наличие такого свойства эволюционных процессов как ветвление, когда некоторые из каналов могут делиться на два и более. По терминологии А.Пуанкаре, здесь происходят бифуркации, а по терминологии Р.Тома — катастрофы. Физический смысл бифуркации — это точка ветвления путей эволюции открытой системы, имеющей нелинейный характер. Именно случайность открывает дорогу новым, ранее не существовавшим эволюционным изменениям, способствуя их количественному росту. Множественность качественно различных путей эволюции есть проявление эффекта нелинейности.

Через ветвление материя реализует свойство саморазвития и качественной неисчерпаемости своих образований. Своеобразие новых, возникающих каналов эволюции определяется внутренними причинами и внешними факторами (условиями внешней среды). Ветвление обеспечивает вероятность рождения качественно новых форм. Здесь проявляется единство закономерного и случайного. Из единого ствола (канала) отходят отдельные рукава (ветви), в некоторых из них развитие заходит в тупик и гаснет (прекращается) либо остается на одном и том же уровне в течение длительного времени. В других, наоборот, за счет новообразований и новых способов самоорганизации развитие получает мощный импульс и данный путь (ветвь) становится столбовой дорогой — новой магистралью эволюции (рис.5).


Рис.5. Переход «униация-индивидуализация» как реализация магистрального направления эволюции на каждом из ее этапов.

Выделение дифференциации и интеграции восходит к интеллектуальному наследию Г.Спенсера. Именно в его определении эволюция трактуется как двуединый процесс, включающий обозначенные тенденции [29, с.109-110]. Направленность ветвления отражает переход от униации — единой системы (единого ствола), через дифференциацию и интеграцию — к индивидуализации, т.е. отдельным ветвям (каналам); некоторые из них в будущем сами могут становиться основными.

Фаза индивидуализации системогенеза коррелирует с принципом ограниченных возможностей, введенным Л.Е.Грининым, А.В.Марковым и А.В.Коротаевым [29, с.47]. Этот общеметодологический принцип заключается в том, что для развивающейся системы невозможно усиливаться сразу во всех направлениях. Только концентрация на одном или нескольких эволюционных трендах позволяет системе выйти на более высокий уровень организации, открывает путь к инновационным преобразованиям. Причем приобретение эволюцией нового направления – это одновременно и потеря ею каких-то других, нереализованных возможностей. Фаза дифференциации соотносится с правилом роста разнообразия [29, с.72].

В мировом эволюционном процессе выделяются две основных стадии. Первая характеризуется относительной стабильностью, медленным развитием существующих структур. В этот период природа осуществляет поиск новых «измерений развития», возникают зачатки будущих организационных образований. Вторая стадия имеет взрывной, бифуркационный характер, здесь происходят быстрые изменения, в ходе которых из предшествующих «заготовок» выбираются те, которые будут доминировать на следующем стабильном этапе развития. Выбор и стабилизация одной из структур, допускаемых законами природы (физическими, химическими, биологическими и проч.), зависят от случайных факторов. Именно поэтому эволюция характеризуется необратимостью. Данные причины порождают и постоянно возрастающее разнообразие новых форм развития [74].

Постепенно, по мере достижения некоторого уровня дифференциации системы, рост разнообразия сменяется его свертыванием. На определенном этапе ветвления появляется странный аттрактор — устойчивая структура, притягивающая к себе множество других «траекторий» развития. Именно она предопределяет ход дальнейшей эволюции системы, устраняя относительную независимость иных направлений, подчиняя их собственным законам. Вследствие этого наступает фаза индивидуализации.

Таким образом, стратегия любого эволюционного процесса характеризуется двумя важнейшими моментами: 1) вначале идет постепенное расширение фронта эволюции (процесс ветвления), 2) затем, когда найдено оптимальное, наиболее эффективное направление, именно туда локализованная материя устремляет свои основные силы, осуществляя качественный прорыв и превращая его в магистраль (фаза локализации или индивидуализации).

Так как этап униации зависит от концентрации конкретных протоэлементов, то концентрационный градиент и процесс униации определяют качественные скачки (повышение уровня сложности), ведущие к возникновению различных уровней организации материи в соответствии с принципом системного морфогенеза. При этом конечный продукт этапов дифференциации–интеграции–индивидуализации может быть протоэлементом для последующей униации. Градации или этапы, отражаемые данным принципом, предстают перед нами в качестве механизмов эволюционного процесса. Общее направление «униация–индивидуализация» является по существу вектором эволюции материи, лишенным изначального целеполагания. Здесь униация задает пространственно-временной континуум формирующегося объекта (или группы объектов), и потому именно она выступает в качестве системообразующего фактора природы [72, с.139–140].

Системная интеграция и дифференциация новой структуры (униата) никогда не заходят так далеко, чтобы полностью преобразовать составляющие его протоэлементы. Поэтому объединение единиц низшей категории в униат с последующим преобразованием его в высокоорганизованную систему в целом не препятствует сохранению предшествующих структурных единиц (ступеней) в более совершенных, а также взаимодействию элементов систем на одном и на разных уровнях организации материи (рис.6).

Для осмысления общепланетарного развития, раскрытия его сущностного содержания и выявления действующих в нем закономерностей требуется комплексный анализ. Поэтому в теоретическое поле необходимо включить широкое и емкое понятие «планетарная эволюция» и дать ему определение. Здесь мы соприкасаемся с различными отраслями знаний, постепенно оформляющимися в междисциплинарное направление, именуемое планетарным эволюционизмом. Под планетарной эволюцией будем понимать совокупно развивающуюся земную материю, последовательно проходящую определенные исторические стадии, связанные с ее качественными трансформациями, обеспечивающими подъем на более высокие уровни организованности.


Рис.6. Коэволюция масштабных планетарных систем.

Рассмотрение эволюции во взаимосвязи ее ветвей, отражаемой дендроидной моделью, может породить иллюзию множественности путей в будущее. На самом деле реализуется одно направление, обусловленное доминированием авангардной системы. Данная ситуация напоминает дельту реки, когда общее русло дробится на отдельные каналы и ответвления, но при этом сохраняется единый вектор потока.

Эта визуализация дает нам понимание того, почему исследователи, формулируя определение той или иной планетарной системы, прямо или косвенно включают туда и элементы смежных с ней систем, то есть помимо внутрисистемных добавляют еще и межсистемные взаимодействия. Так в понятие биосферы вводят компоненты неживой матери (косного вещества по Вернадскому), а в определении техносферы присутствует человек (человеческая деятельность). Такой подход не совсем корректен в контексте рассмотрения целостной эволюции. Своеобразие каждой системы, ее качественная сущность предопределена конкретными, образующими ее элементами. Для биосферы таким элементом является живой организм, для антропосферы – человек, а для техносферы – технический объект.

5. Новые ветви эволюции

Ранее уже отмечалось, что планетарная эволюция как любое сложное явление мироздания допускает широкий диапазон интерпретаций. А поэтому она должна быть исследована в разных ракурсах (с применением разных методологий). Это является залогом ее объективного концептуального отражения и создает предпосылки для выявления ее истинных закономерностей.

Анализируя ход масштабных метаморфоз земной материи, можно не только отследить этапность ее преобразований, связанных с направленными качественными трансформациями, но и выделить более значимые моменты, требующие более высокой степени абстрагирования. Одним из таких моментов является исторический возврат материи в неживое состояние, только на совершенно ином уровне – в искусственном (техногенном) виде. Пройдя антропосоциальную форму (человеческая цивилизация), планетарная материя начинает ветвиться с рождением трех новых трендов: 1) искусственной живой материи (новые биологические структуры, создаваемые генной инженерией, ранее не встречавшиеся в биосфере Земли), 2) искусственной неживой материи (технические объекты и системы, образующие техносферу) и 3) искусственной (виртуальной) реальности (как проявление и раскрытие идеального).

Изображая данную ситуацию графически (рис.7), мы не сможем вписать сюда третью ветвь, связанную с виртуальной реальностью. На этом примере становится очевидной ограниченность плоских моделей. Чтобы отразить мир в его сложном структурном и процессуальном воплощении требуется и соответствующий инструментарий – объемное, многомерное мышление с последующей визуализацией возникающих в нем образов. Это же свидетельствует о необходимости дальнейшего совершенствования самой МПС – придания ей пространственного n-мерного характера.


Рис.7. Нелинейно-циклическая модель планетарной эволюции.

Здесь сразу же возникает закономерный вопрос: почему в МПС не учитывается ветвь, представленная искусственной живой материей, ведь может именно она определит специфику будущего? Основа живой материи – генная форма организации, где кодируется информация об организме. Осуществляя генные модификации, человек посредством науки и технологий может создавать поистине удивительные органические создания. Но они, даже несмотря на свою экзотичность, не несут в себе никаких качественных инноваций для земной эволюции. Такие механизмы развития природа уже использовала в течение многих миллионов лет. А искусственные неживые (техногенные) объекты, наоборот, отличаются не только новым субстратным составом (синтезированные вещества и соединения, ранее отсутствовавшие на планете), но и средствами коммуникации (радиосвязь, спутниковая навигация, интернет и проч.), наличием интеллектуальных компонентов, а самое главное – возможностью существования и прогрессивного развития вне рамок биосферы и даже самой Земли (геосферы). Именно техносфера открывает удивительные перспективы для прорыва в будущее, выводя планетарную эволюцию в совершенно иное измерение – превращая ее в эволюцию космическую.

В русле относительности эволюционных моделей получает новое осмысление и хронотоп – топология времени и его размерности. Время предстает и как одномерное (линейное, векторное), и как многомерное (ветвление, канализированность), и как циклическое. Более того, новые технологии (генная инженерия, микроэлектроника, нанотехнологии, робототехника) открывают возможности для реализации еще более сложных топологических форм, например, сетчатой. Когда разные эволюционные ветви начинают смыкаться межу собой, как в рамках самого техногенеза (например, соединение транспортной техники и техники интеллектуальной) или антропогенеза, так и между ними (имплантация человеку искусственных компонентов широкого функционального предназначения). Или когда за счет соединения генного материала разных биологических организмов – генных модификаций, создают живую материю с заданными свойствами.

Все эти важные моменты свидетельствуют об удивительных открытиях: с появлением качественно иной сущности (искусственной), которой ранее не было на Земле, планетарная эволюция обретает и иные закономерности – происходит эволюция эволюции. И к новым ее этапам (постчеловеческим), оказывается, уже не применимы антропоморфные критерии.

Планетарная материя с зарождением искусственных (техногенных) объектов выходит на новый путь, получая совсем другую ориентацию. Раскрытие же потенциала ее принципиально иного воплощения мы будем наблюдать на следующих этапах земной истории. Незавершенность перехода в иное состояние затрудняет понимание масштабности и направленности этого поистине глобального процесса. Созданию целостной картины будущего мешает многослойность планетарно-эволюционных преобразований: как видим, земная эволюция помимо магистрального направления имеет второстепенные ветви (рис.6). Более того, отдельные из них будут смыкаться (здесь реализуется сетчатая модель), порождая гибридные формы. Таковым будет симбиоз человека с техническими объектами и технологиями, выражающийся в так называемых киборгах (кибернетических организмах). Некоторые исследователи (например, Р.Курцвейл) ошибочно воспринимают их как главные, хотя на самом деле они – тупиковые (при всей их важности для человека и человечества в целом), ибо не несут в себе нового качества, что является главным критерием эпохальных эволюционных изменений. К тому же существует естественный предел проникновения искусственного в биологическую структуру человека, за которым она будет терять свою функциональность.

Через данные ветвления развивающаяся материя, не имея изначального целеполагания, как бы «прощупывает» окружающую реальность, пытаясь определить, где оптимальнее всего осуществить следующий эволюционный прорыв. Это объясняется не только подвижностью и пластичностью самой земной материи, раскрывающей свою сущность в разнокачественных формах (структурах), но и открытостью и изменчивостью окружающего мира, отдельные иерархические уровни которого также подвержены эволюционным преобразованиям.

Прорыв в иное возможен лишь через те формы материи, которые обладают принципиально иным, качественно новым своеобразием, не имеющим прямых аналогов в существующей окружающей реальности [51]. Именно такой формой и является искусственная (техногенная) материя неорганического происхождения, образующая техносферу.

6. Интеллектуализация техногенеза – стержень эволюции

Многогранный феномен техносферы не получит объективного объяснения при фрагментарном подходе, когда она вырывается из контекста мировой истории. Требуется комплексный, междисциплинарный анализ общепланетарного развития для раскрытия его сущностного содержания и выявления действующих в нем закономерностей. Важно уяснить ключевой момент: замыкаясь в познании сущности техносферы на самой технике, мы никогда не поймем истинных источников ее появления и тенденций дальнейшего развития. Именно поэтому ее анализ обусловлен необходимостью включения в исследовательское поле не только генетически связанных с ней масштабных систем, таких как биосфера, антропосфера и ноосфера, но и рассмотрением всей планетарной эволюции в единстве ее пространственно-временных характеристик и разнообразных сущностей.

Концептуально обозначим изучаемую зону реальности. Под техносферой будем понимать совокупность объектов, систем, веществ, полей (излучений) неорганической природы, имеющих искусственное происхождение, все части которой связаны структурными взаимодействиями с обменом веществом, энергией и информацией. Такое обобщенное толкование наиболее близко к определению предмета исследований, оно раскрывает суть самой техносферы и диапазон различных ее проявлений. Это позволит включить данный феномен в систему теоретических научных воззрений и, в конечном итоге, в новую картину мира.

Образующим элементом техносферы является технический объект, который может рассматриваться и как объект-система, и как система объектов одного и того же рода (согласно положениям ОТСУ). Главным родовым признаком выступает принадлежность к неорганическому составу искусственного происхождения (качественная сущность «техно» в блоке МПС – «неживая материя искусственная»).

Если на ранних стадиях своего становления техносфера не имела единой структурной общности, выступая в виде локальных очагов, привязанных к человеческим сообществам, то, начиная с ХХ столетия, ее ареал стал стремительно расширяться, захватывая весь земной шар, а взаимодействия между отдельными ее частями приобретают системный характер.

Термин «техногенез» впервые был предложен А.Е.Ферсманом, использовавшим его для обозначения совокупности химических и технических преобразований, производимых деятельностью человека и приводящих к перераспределению химических масс земной коры. Поскольку данный термин в основе своей содержит понятие техники, то более правильным было бы увязать его именно с техникой (искусственными объектами и системами неорганической природы) — ее появлением и историческим совершенствованием, что собственно и отражается вторым присутствующим здесь термином — генезисом.

Сущность живого вещества заключается в особенностях его строения и функционирования, а никак не в геологопреобразующей деятельности, что является следствием существования, а отнюдь не первопричиной. В противном случае возникает вопрос: а чем, собственно, геологическая деятельность живого отличается от таких же изменений, вызванных эндогенными или экзогенными факторами неживой природы? То же самое относится и к антропосфере в целом. Ее системообразующий элемент — человек (разумное живое существо), а преобразовательная функция по отношению к окружающей земной реальности есть всего лишь форма проявления сущности — раскрытие качественного своеобразия данной системы. Подобное можно сказать и о технике.

Проблема познания техногенеза является весьма сложной, она носит междисциплинарный характер и не ограничивается рамками какой-либо конкретной науки или группы наук. Данная ситуация обусловлена тем, что сам техногенез исторически менялся, приобретая все новые черты и свойства, которых ранее не существовало. Поэтому его изучение и осмысление сопряжено с объективными трудностями, главная из которых заключается в изменчивости самого изучаемого объекта и комплекса его внешних (межсистемных) взаимодействий.

Техногенез предстает как процесс возникновения и совершенствования элементов техногенной реальности во всем их разнообразии. Это, во-первых. Во-вторых, под техногенезом следует понимать определенные законы эволюции самой техники, отражающие логику ее направленного внутреннего изменения (например, замену технических систем технологиями, выход на первое место интеллектуальных систем).

Почему техносфера в своем функционировании и развитии во все большей мере будет опираться на саму технику, обретая автономность? Это предопределено не только психофизиологической ограниченностью человека, уже неспособного непосредственно управлять новыми видами технических объектов, систем и технологий (ракетно-космическими, ядерными и т.д.), но и стремительным усложнением самой техногенной реальности, ее экспансией во все зоны земного мира, включая социум, а также в ближний космос.

Современная жизнь цивилизации настолько насыщена искусственным, что в недалеком будущем, когда техносфера значительно разрастется и уплотнится, люди вынуждены будут посвящать все свое время управлению разнообразными ее составляющими. Анализ истории развития показывает нам несколько иную (противоположную по смыслу) тенденцию – человек освобождается от трудовых функций (в том числе управленческих), перекладывая их на машины и механизмы (вехи становления производства: механизация – автоматизация – роботизация – компьютеризация). Техника для того и нужна человечеству, чтобы облегчить ему жизнь, позволив раскрыть каждому индивидууму свой интеллектуальный потенциал. В этом проявляется важнейшая особенность эволюции антропосферы – перенос «центра тяжести» с одной из ее качественных сущностей – «био» на другую – «ноо» (В.И.Вернадский охарактеризовал складывающуюся ситуацию как превращение научной мысли в планетное явление, что влияет на ход самой эволюции). Данный процесс предшествует парадоксальному (с точки зрения наших обыденных представлений) переходу сущности «ноо» на техногенные носители. В техносфере появляются интеллектуальные компоненты искусственного происхождения, представленные на нынешнем этапе компьютерами. Наблюдается интенсивная интеллектуализация самого техногенеза. Именно данный мегатренд становится стержневым в планетарной эволюции, открывая ей путь в будущее, предопределяя появление и обеспечивая раскрытие новых форм реальности (в частности, виртуальной).

Как отмечает А.Нариньяни, мы уже не те Homo, которыми были 20 лет назад, хотя пока и не такие, какими станем через несколько десятилетий, т.е. еще при жизни основной части нынешнего поколения. Техногенная среда будет для нового человека не только внешней, она проникнет внутрь его организма в виде чипов и микроустройств чуть ли не молекулярного размера. При этом нет никаких сомнений, что возникновение «нового человека» – это неизбежный закономерный процесс, который может остановить сегодня разве что мировая катастрофа. Интеллектуализация является двигателем этого процесса, поскольку как раз и направлена на то, чтобы взаимодействие с полезным устройством сделать надежным, простым и эффективным [75].

Для чего же нужны технике в целом интеллектуальные компоненты? Они дают ей автономность, формируя управляющую подсистему, которая обеспечивает возможность самосохранения дееспособности и гибкой подстройки к быстро меняющимся внутренним параметрам и условиям внешней среды, повышая адаптивные свойства и оптимизируя эндо-экзогенные факторы. По большому счету, они повышают степени свободы технических объектов, выводя их на прямое взаимодействие «техника – окружающий мир», исключающее человека, действия которого в качестве управляющего звена в современных технических системах малоэффективны, а иногда и крайне опасны (крупные аварии и техногенные катастрофы, обусловленные «человеческим фактором»). Более того, усложняясь, техника сама нуждается в ограждении от неразумного человеческого вмешательства (так называемая «защита от дурака»).

Сказанное не следует воспринимать как изоляцию социальных структур от техногенного мира. Наоборот, чем плотнее будет становиться искусственная среда вокруг человека, защищая его от природных стихий и проблем различного характера (бытовых, энергетических, экологических, продовольственных и проч.), тем больший комфорт и большую свободу обретет сам человек. Это позволит ему сконцентрироваться на творчестве, раскрывая во всей полноте потенциал своего сознания (расширение качественной сущности «ноо»).

Грядущее доминирование техносферы с ее основными компонентами – интеллектуальными системами, в рамках традиционных представлений воспринимается почему-то в негативном свете. Выдвигаются даже наивные гипотезы бунта мыслящих машин, в результате чего они подчинят себе человеческую цивилизацию. Над авторами таких апокалиптических сценариев довлеют расхожие антропоцентристские штампы: они подсознательно проецируют особенности, присущие живым системам и человеку, на техногенный мир. При этом не учитывается то важное обстоятельство, что техносфера принципиально отличается от биосферы и антропосферы не только по субстратному составу, но и по логике своего развития. С возникновением техногенных интеллектуальных компонентов, а затем и искусственного разума, их функционирование станет неуклонно смещаться в область виртуальной реальности, имея все меньше пересечений с человеком и социумом. Более того, после определенного периода мы даже не сможем отслеживать фазы совершенствования указанных структур.

7. Петли эволюции

Наряду с инновациями в планетарно-эволюционных преобразованиях проявляется и преемственность, реализующаяся в цикличности (ритмичности или функциональной повторяемости). Как видим, в техногенезе также действует принцип интеллектуализации, свойственный эволюции живой материи (применительно к которой данное явление еще называется цефализацией). Поэтому можно констатировать присутствие петель эволюции на разных исторических этапах: /живая материя → интеллектуализация → человеческий интеллект/ → /искусственная материя (техника) → интеллектуализация→искусственный интеллект/. Следовательно, искусственный разум станет не только закономерным итогом развития техники, но и своеобразным результатом (конечным продуктом) всей планетарной эволюции, характеризуя разрешение основного противоречия современности между двумя разнокачественными сущностями – «био» и «ноо», и обретением качеством «ноо» другой основы. Это связано с выходом сознания на внешние небиологические (техногенные) носители и новым сочетанием сущностей – «техно и «ноо». И лишь в далеком будущем, когда эволюция войдет в иное русло, данная сущность обретет автономное существование с образованием целостной планетарной системы – ноосферы.

В различных теоретических концепциях ноосфера напрямую ассоциируется с человеческим сознанием (нооструктурой). Но оправдан ли подобный подход? Ведь человек воплощает в себе и биологическое, и интеллектуальное, причем, как бы он ни совершенствовался духовно, телесная основа всегда останется с ним и будет диктовать свои законы – биологические. Критический анализ действительности показывает, что уже осуществляется направленный поэтапный переход сущности «ноо» с одного субстратного носителя на другие: человек – технический объект – искусственный интеллект. Именно последний и выступит в качестве системообразующего элемента ноосферы. Тогда известная идея В.И.Вернадского о переходе биосферы в ноосферу должна быть переосмыслена с учетом новых исторических реалий – появлением на планетарной авансцене качественно другой формы материи – техногенной, и будущим зарождением искусственного разума. Развернутое представление о земной эволюции получит визуализацию, представленную на рис.8.


Рис.8. Пространственно-временной континуум планетарной эволюции.

Эволюционный переход от массивных и медленных вещественных круговоротов (геологического, биотического) к «невесомым» энерго-информационным как раз и отражает тенденцию повышения идеальности земной материи, означает наступление принципиально новой эпохи. Экстраординарность предстоящих метаморфоз не укладывается в «прокрустово ложе» наших устоявшихся представлений. Человеческое сознание теряет здесь привычные логические и смысловые ориентиры. Оно даже не допускает мысли о том, что земная материя, главным компонентом которой является сегодня человек («венец творения природы»), со временем перейдет в нечто иное – безликую и бесформенную субстанцию – ноосферу, представляющую локализованное структурированное полевое образование. Мы даже не можем обозначить данную стадию как сверхцивилизацию, это совсем иное состояние реальности, не имеющее доступных аналогий.

Исследователи будущего, перебирая ассоциативные ряды, подсознательно ищут нечто похожее на тот мир, который нам уже давно знаком. Соответственно, если прогнозируется цивилизация будущего, имеющая техногенный характер, то ее системообразующий элемент должен чем-то обязательно походить на человека, имея искусственное тело и искусственный разум. Но специфика далекого будущего совсем иная.

Рассматривая пространственно-временной континуум планетарной эволюции, мы обнаруживаем то свойство матрицы, о котором упоминалось ранее, – свойство симметрии. Процесс эволюции земной материи оказывается симметричен космосу как в пространственном аспекте (непрерывный, пронизывающий все планетарные системы обмен с окружающим внеземным пространством веществом, энергией и информацией, оформляющийся в сложную иерархию разноуровневых циклов), так и во временном (космос как начало и космос как окончание планетарных преобразований).

Эту всеобъемлющую симметрию, используя разработанные Ю.Н.Соколовым положения общей теории цикла [76-77], можно отразить в виде глобального двухфазного цикла «планетарная материя – космическая среда» (рис.9). Вначале космос порождает земную материю, а та в свою очередь, достигнув высокой степени организованности и определенной субстратной основы (техногенной), опять «выплескивается» в безбрежное пространство Вселенной (ракетно-космические и орбитальные комплексы, искусственные спутники Земли, космические зонды, направляемые к другим планетам Солнечной системы и в иные области нашей Галактики). При этом геометрия сил меняется на противоположную. Если результатом первой фазы цикла стало появление сил земных, ориентированных на космос (тепловое, гравитационное, геомагнитное поле), то с достижением планетарной материей техногенного состояния их направленность преобразуется на обратную. Теперь они выступают как внешние, действие которых из космоса распространяется на Землю (спутниковые системы самого разного предназначения: научные, разведывательные, метеорологии, связи, навигации и проч.).


Рис.9. Цикл взаимодействия «планетарная материя – космическая среда».

Можно предложить и другую, геликоидальную интерпретацию земной эволюции (рис.10). В ней четко проявляется восходящий спиралевидный характер планетарно-исторических трансформаций. Здесь видны повторения определенных фаз масштабной эволюции, но на ином качественном уровне. Например, живая планетарная материя возвращается к себе самой, только в ином, искусственном виде посредством стадий биогенеза, антропосоциогенеза и техногенеза (без которых она в принципе не была бы реализована). А естественный (человеческий) интеллект (ЕИ) по мере исторического развития достигает новой формы – интеллекта искусственного (ИИ).


Рис.10. Геликоидальная (спиралевидная) модель планетарного развития

Чтобы понять своеобразие будущего, нам придется выйти за рамки традиционных парадигм и увидеть более глобальные градации материи, обусловленные ее разделением на вещественные и полевые состояния (что еще предстоит отразить в МПС). Тогда станет понятной далекая перспектива эволюции самого искусственного интеллекта, обусловленная его переходом с вещественной (техногенной) основы на полевую.

С осознанием этого момента нам откроется и величественная картина естественной включенности планетарной эволюции в грандиозные преобразования космоса. И фаза, предшествующая возникновению земной материи, и фаза, свидетельствующая о достижении ею пикового (наивысшего) состояния совершенствования, напрямую связаны с мощными излучениями (полями). Если в начале своей истории планетарная материя была определенным продуктом космогенеза, его некоторым следствием или локальным проявлением, то в наивысшей своей стадии она сама будет выступать в качестве фактора космогенеза, воздействуя на высокоорганизованные (тонкоматериальные) структурные уровни Вселенной. И таким образом, цикл глобальных трансформаций опять замкнется на космическое пространство, отражая грандиозную петлю или круговорот: космос – планетарная эволюция – космос, и показывая транзитность, промежуточный характер, самой земной материи (рис.11).


Рис.11. Глобальный виток развития планетарной материи, связывающий ее с космосом.

Иллюстрируя будущий эпохальный переход преобразованной планетарной материи в космическое пространство, отметим следующее. Не вся земная материя устремится в необъятные просторы Вселенной. Это сможет сделать лишь та из ее структур, которая достигла определенного качественного состояния (высокого уровня самоорганизации). Сама же геологическая оболочка (геосфера) еще длительное время будет эволюционировать, пока в ходе масштабных космических катаклизмов (например, взрыва звезды по имени Солнце) опять не превратится в дискретную космическую материю, включившись в новые глобальные миллиардолетние циклы.

Здесь требуется внести некоторые разъяснения, чтобы устранить кажущееся логическое противоречие. Выше утверждалось, что техносфера открывает дорогу земной эволюции в космос, а на рис.11 в качестве такой системы показана ноосфера. Да, действительно, именно техногенные объекты являются предтечей космической экспансии земных структур, начальным ее этапом. Но их распространение сдерживается собственным субстратным составом (также как органическая основа не позволяет человеку осуществить массовое расселение вне земной орбиты, накладывая жесткие ограничения на зону его существования): ближний космос – вот предел их продвижения. Искусственный разум, не скованный вещественной формой, базирующийся на полевых носителях, наоборот, практически ничем не ограничен для проникновения в иные миры и в иные зоны реальности.

Эволюционирующая материя, виртуализируясь, возвращается к исконным истокам, к тому своему изначальному состоянию, которое характеризуется как пустота или квантовый вакуум (поле Акаши по Э.Ласло). Это состояние, где содержатся потенциальные возможности рождения и развития всего многообразия разнокачественных и разномасштабных систем во Вселенной, наполнено бесконечной созидательной энергией.

8. Заключение

Исследуя земную материю, ее отдельные системы и их последовательные качественные преобразования, мы сталкиваемся с явлением непривычным не только для обыденного, но и для научного мышления. Речь идет о наличии объективно существующих алгоритмов планетарной эволюции. Их открытие имеет эпохальное значение для человечества (сравнимое с научной революцией, вызванной теорией Ч.Дарвина), так как позволит понять логику масштабно-исторических трансформаций и увидеть контуры будущего. Предложенная МПС является попыткой упорядочить знания о структуре и закономерностях земного мира и развития его составляющих, отразить их визуально. Естественно, все вышеизложенные интерпретации – это всего лишь первый шаг к созданию объемной картины мира, дающей объективное представление об окружающей нас действительности, о самом человечестве и новых формах грядущего.

Если смотреть шире, то можно предположить, что и сама Вселенная является единой иерархической матричной структурой, куда вложена и матрица планетарных систем. Земная материя выступает неотъемлемым компонентом глобально-космических преобразований. Пространственно-временной континуум планетарной эволюции замкнут на Вселенную, ее крупномасштабную архитектонику. Существует невидимая ткань, связующая различные объекты мироздания, принадлежащие микро-, макро- и мегамирам. Следствием этого выступают непрекращающиеся взаимодействия земной материи с космической.

Ключ к единству мира необходимо искать в установлении законов подобия эволюций различных частей мироздания и механизмов синхронизации этих частей [45]. Подобные размышления, если экстраполировать выявленные свойства земной эволюции на иные области Вселенной, приводят нас к логическому заключению: не только земная, но и любая другая (инопланетная) цивилизация, достигнув очень высокого уровня организации, эволюционно трансформируется в структурированную полевую (энерго-информационную) форму [78]. Поэтому фактическими проявлениями космического разума будут не звездолеты («летающие тарелки») – они ему не нужны, а несколько иные феномены. Цивилизации техногенного типа, подобные нашей, не обладают физическими и техническими возможностями для сверхдальних (межзвездных и межгалактических) пространственных перемещений. Следовательно, совершенно бессмысленно искать артефакты неземного происхождения на самой планете или в ее окрестностях. Тем более ничем не оправдан поиск инопланетян гуманоидного типа, имеющих антропоморфный (человекоподобный) облик.

Литература

  1. Логвинов В.С. 26.10.2011. Матрицы О.Н.Сорокина и проблема поисков смыслов. Интернет-ресурс. http://www.spiritoftime.su/
  2. Ленк Х. 1996. Схемные интерпретации и интерпретационный конструктивизм. Научные и вненаучные формы мышления. М.: ИФ РАН.
  3. Витол Э.А. 2007. Научная картина мира и исследование будущего. CredoNew, 3.
  4. Буданов В.Г. 2007. Ритмокаскадный подход в историческом прогнозировании. Тезисы международной конференции «Путь в будущее - наука, глобальные проблемы, мечты и надежды», М.: ИПМ РАН, 26-28 ноября.
  5. Войткевич Г.В., Вронский В.А. 1996. Основы учения о биосфере. Ростов н/Д: Феникс.
  6. Кишинец В.М. 2005. Nano Sapiens или молчание небес. М.: Бератех.
  7. Панов А.Д. 2008. Единство социально-биологической эволюции и предел ее ускорения. Историческая психология и социология истории. 2(2).
  8. Коротаев А.В. 2009. Новые технологии и сценарии будущего, или Сингулярность уже рядом? История и синергетика. Методология исследования. 2-е изд. М.: ЛКИ/URSS.
  9. Виндж В. 2004. Технологическая сингулярность. Компьютерра.
  10. Kurzweil Ray. 2005. The Singularity is Near. New York: Viking.
  11. Тоффлер Э. 2001. Шок будущего. М.: АСТ.
  12. Тоффлер Э. 2002. Третья волна. М.: АСТ.
  13. Альтшуллер Г.С. 1986. Найти идею. Введение в теорию решения изобретательских задач. 2-е изд. Новосибирск: Наука.
  14. Altshuller G.S., Rubin M.S. The irreversibie dislogement of nature by technology. Design research in progress. Polish Academy of sciences, Institute of philosophy and sociology, Warsaw, 1987, 56.
  15. Альтшуллер Г.С., Рубин М.С. 1991. Что будет после окончательной победы. Восемь мыслей о природе и технике. Шанс на приключение / Сост. А.Б.Селюцкий. Петрозаводск: Карелия.
  16. Рубин М.С. 1992. Человечество на перепутье. (Экологический кризис и концепция БТМ). Интернет-ресурс. http://www.trizminsk.org/e/221102.htm.
  17. Нариньяни А.С. 2005. eHOMO - два в одном (Homo Sapience в ближайшей перспективе). Новое в искусственном интеллекте. М.: ИИнтеЛЛ.
  18. Нариньяни А.С. 2008. Между эволюцией и сверхвысокими технологиями: новый человек ближайшего будущего. Вопросы философии, 4: 3-17.
  19. Болонкин А.А. 2007. Постчеловеческая цивилизация. Интернет-ресурс. http://n-t.ru/tp/ns/pcc.htm.
  20. Bolonkin A. A. 2007. Human Immortality and Electronic Civilization. NY: Lulu.
  21. Bolonkin A.A. 2010. Universe, Human Immortality and Future Human Evaluation. NY. Scribd.
  22. Бестужев-Лада И.В. 2007. Глобальный технологический прогноз на ХХI век. Социологические исследования, 4.
  23. Мищенко А.В. 2009. Апгрейд в сверхлюди: Технологическая гиперэволюция человека в XXI веке. М.: Либроком.
  24. Панов А.Д. 2003. Разум как промежуточное звено эволюции материи и программа SETI. Философские науки 9.
  25. Панов А.Д. 2008. Универсальная эволюция и проблема поиска внеземного разума. М.: ЛКИ/ URSS.
  26. Яковец Ю.В. 1999. Циклы. Кризисы. Прогнозы. М.: Наука.
  27. Малинецкий Г.Г. 2006. Нелинейная динамика: подходы, результаты, надежды. М.: УРСС.
  28. Назаретян А.П. 2001. Цивилизационные кризисы в контексте Универсальной истории: Синергетика, психология и футурология. М.: ПЕРСЭ.
  29. Гринин Л.Е., Марков А.В., Коротаев А.В. 2008. Макроэволюция в живой природе и обществе. М.: ЛКИ/ URSS.
  30. Гринин Л.Е., Коротаев А.В. 2009. Социальная макроэволюция: Генезис и трансформация Мир-системы. М.: Либроком/ URSS.
  31. Гринин Л.Е. 2011. Истоки глобализации: мир-системный анализ. Век глобализации. Вып. 1(7).
  32. Гринин Л.Е., Коротаев А.В. 2012. Циклы, кризисы, ловушки современной Мир-Системы. М.: ЛКИ.
  33. Хайтун С.Д. 2005. Феномен человека на фоне универсальной эволюции. М.: URSS.
  34. Баландин Р.К. 1993. Организм биосферы и механизм техносферы. Вопросы истории естествознания и техники.1.
  35. Ласло Э. 2011. Квантовый сдвиг: новая научная реальность меняет нас и наш мир. СПб.: ИГ Весь.
  36. Ласло Э. 2011. Теория целостности Вселенной. Наука и поле Акаши. СПб.: ИГ Весь.
  37. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. 2010. Основания синергетики: Синергетическое мировидение. Изд.3, доп. М.: УРСС.
  38. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. 2011. Синергетика. Нелинейность времени и ландшафты коэволюции. М.: КомКнига, УРСС.
  39. Лесков Л.В. 2003. Пять шагов за горизонт. М.: Экономика.
  40. Лесков Л.В. 2005. Футуросинергетика: универсальная теория систем. М.: Экономика.
  41. Витол Э.А. 2002. Планетарная эволюция: прошлое, настоящее, будущее. Ростов-на-Дону: РГСУ.
  42. Витол Э.А. 2012. Структура современного эволюционизма. Эволюция: Аспекты современного эволюционизма. М.: URSS.
  43. Жданко А.В. 2008. Эволюция управляемых систем: Единая теория общества и истории. М. : Алетейя.
  44. Буровский А.М. 2006. Антропоэкософия. М. Вузовская книга.
  45. Буданов В.Г. 2007. Методология синергетики в постнеклассической науке и в образовании. М.: ЛКИ.
  46. Буданов В.Г. 2008. Квантово-синергетические онтологии и постнеклассические практики. Постнеклассические практики: определение предметных областей / Отв. ред. О.Н.Астафьева. М.: Макс-Пресс.
  47. Пантин В.И. 2006. Философия исторического прогнозирования. Дубна: Феникс+.
  48. Мэтьюз Р., Агеев А., Большаков З. 2003. Новая матрица, или Логика стратегического превосходства. М.: ОЛМА-ПРЕСС; Институт экономических стратегий.
  49. Агеев А.И., Куроедов Б.В. 2008. Особенности применения методологии стратегической матрицы при прогнозировании развития государств. М.: Институт экономических стратегий.
  50. Балацкий Е.В. 07.10.2008. Технологии предвидения будущего: от сложного к простому. Капитал страны.
  51. Никитин В.А., Чудновский Ю.В. 2011. Основание иного. Киев: Оптима.
  52. Дацюк С.А. 2008. Теория Виртуальности. Интернет-ресурс. http://lit.lib.ru/d/dacjuk_s_a/text_0010.shtml.
  53. Дацюк С.А. 2010. Горизонты конструктивизма. Интернет-ресурс. http://lit.lib.ru/d/dacjuk_s_a/text_0040.shtml.
  54. Кизима В.В. 2004. Тоталлогия (философия обновления). Киев: Парапан.
  55. Переслегин С.Б. 2009. Новые карты будущего. М.: АСТ.
  56. Переслегин С.Б. 2010. Возвращение к звездам. М.: АСТ.
  57. Переслегин С.Б. 2011. Опасная бритва Оккама. М.: АСТ.
  58. Переслегин, Н. Ю. Ютанов, А. В. Желтов и др. 2009. Пространство мирового научно-технологического развития / С. Б.– М. : РНЦ КИ.
  59. Переслегин С., Переслегина Е., Ютанов Н. и др. 2009. Новые карты будущего, или Анти-РЭНД. СПб.: TF, М.: АСТ.
  60. Ютанов Н.Ю. 2009. Сценарии научно-технологического развития России. Российские нанотехнологии. Т. 4. № 5-6.
  61. Базалук О.А. 2005. Мироздание: живая и разумная материя (историко-философский и естественнонаучный анализ в свете новой космологической концепции). Днепропетровск: Пороги.
  62. Урманцев Ю.А. 2009. Эволюционика, или Общая теория развития систем природы, общества и мышления. М.: Либроком.
  63. Эволюция: космическая, биологическая, социальная . М.: Либроком, URSS. 2009.
  64. Эволюция: Проблемы и дискуссии . М.: ЛКИ, URSS. 2010.
  65. Эволюция: Дискуссионные аспекты глобальных эволюционных процессов . М.: Либроком, URSS. 2011.
  66. Эволюция: Аспекты современного эволюционизма . М.: URSS. 2012.
  67. Нейсбит Дж. 2003. Мегатренды. М.: АСТ.
  68. Витол Э.А. 2003 Учение В.И.Вернадского о ноосфере и современность: новый взгляд на планетарную эволюцию. Полигнозис, 3(23).
  69. Витол Э.А. 2004. Техносфера в планетарных эволюционных преобразованиях. Полигнозис, 4(28).
  70. Ласло Э. 1995. Век бифуркации: постижение изменяющегося мира. Путь, 7: 3-129.
  71. Дацюк С.А. 2009. Об онтологии. В кн. Онтологизации. Киев. 2009. Интернет-ресурс. http://www.uis.kiev.ua/xyz/ont/ont.htm.
  72. Ларин Ю.С. 1988. Системный подход и эволюционика. Система. Симметрия. Гармония / Ред.Ю.А.Урманцев. М.: Мысль.
  73. Кибернетика и ноосфера. 1986. М.: Наука.
  74. Моисеев Н.Н., Поспелов И.Г. 1990. Направленность эволюции и разум. Природа, 6.
  75. Нариньяни А. С. Искусственный интеллект: Философский камень или камень преткновения? Интернет-ресурс. http://sirius-2.narod.ru/n621.html.
  76. Соколов Ю.Н. 1990. Цикл как основа мироздания. Ставрополь: Ставропольское книжное издательство.
  77. Соколов Ю.Н. 2003. Общая теория цикла. Интернет-ресурс. http: //www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/4724.html
  78. Витол Э.А. 2003. Проблема космических цивилизаций и закономерности земной эволюции. Сознание и физическая реальность, 6.
Редакция

Написать комментарий

правила комментирования
  1. Не оскорблять участников общения в любой форме. Участники должны соблюдать уважительную форму общения.
  2. Не использовать в комментарии нецензурную брань или эвфемизмы, обсценную лексику и фразеологию, включая завуалированный мат, а также любое их цитирование.
  3. Не публиковать рекламные сообщения и спам; сообщения коммерческого характера; ссылки на сторонние ресурсы в рекламных целях. В ином случае комментарий может быть допущен в редакции без ссылок по тексту либо удален.
  4. Не использовать комментарии как почтовую доску объявлений для сообщений приватного характера, адресованного конкретному участнику.
  5. Не проявлять расовую, национальную и религиозную неприязнь и ненависть, в т.ч. и презрительное проявление неуважения и ненависти к любым национальным языкам, включая русский; запрещается пропагандировать терроризм, экстремизм, фашизм, наркотики и прочие темы, несовместимые с общепринятыми законами, нормами морали и приличия.
  6. Не использовать в комментарии язык, отличный от литературного русского.
  7. Не злоупотреблять использованием СПЛОШНЫХ ЗАГЛАВНЫХ букв (использованием Caps Lock).
Отправить комментарий
23.04.2012 0 0
Номад:

Спасибо Автору за книгу, которая помогает (по крайней мере, мне) упорядочить понимание того, что сейчас нас окружает и происходит вокруг нас. Я сам несколько лет назад пришел к выводу, что человек - всего лишь переходная форма эволюции материи. В своей книге Э.Витол стремится уложить все "по полочкам", и эта попытка удалась.

Статьи

Слухи и «сливы» об отставках. Как борьба бульдогов под ковром парализовала Россию

Слухи и «сливы» об отставках. Как борьба бульдогов под ковром парализовала Россию
Политика

Очередная пенсионная реформа властей. Почему о пенсии придется заботиться самим

Очередная пенсионная реформа властей. Почему о пенсии придется заботиться самим
Экономика 3

Варварство и военные преступления. Как провалилась попытка России и США достичь мира в Сирии

Варварство и военные преступления. Как провалилась попытка России и США достичь мира в Сирии
Политика

«Отнять и поделить». Почему власти решили «раскулачить» Москву и Сахалин ради бедных регионов

«Отнять и поделить». Почему власти решили «раскулачить» Москву и Сахалин ради бедных регионов
Экономика

Узнай, страна

МАЛЫЙ И СРЕДНИЙ БИЗНЕС УДМУРТИИ ПОЛУЧИТ ДОПОЛНИТЕЛЬНУЮ ПОДДЕРЖКУ

МАЛЫЙ И СРЕДНИЙ БИЗНЕС УДМУРТИИ ПОЛУЧИТ ДОПОЛНИТЕЛЬНУЮ ПОДДЕРЖКУ

Бизнес-мост Удмуртии: ответим на все вопросы внешнеэкономической деятельности.

Бизнес-мост Удмуртии: ответим на все вопросы внешнеэкономической деятельности.

Новости компаний

ТПП РФ и МЧС России решили сотрудничать

ТПП РФ и МЧС России решили сотрудничать

Проект ТПП РФ, РЭЦ и «Экспоцентра», «ЦМТ» даст российскому МСБ инструменты для развития экспорта

Проект ТПП РФ, РЭЦ и «Экспоцентра», «ЦМТ» даст российскому МСБ инструменты для развития экспорта

Разное

Наши
партнеры

«Деловая Россия» — союз предпринимателей нового поколения российского бизнеса
«Терралайф» - рекламное агентство полного цикла
Dawai - Австрия на русском: новости, туризм, недвижимость, объявления, афиша
МЭЛТОР - мастер электронных торгов
Капитал страны
ВКонтакте