Капитал Страны
24 МАР, 05:44 МСК
USD (ЦБ)    57,5228
EUR (ЦБ)    62,0959

Институциональные изменения и иерархические структуры – I

3 Августа 2010 18887 0 Исследования
Институциональные изменения и иерархические структуры – I

Сегодня в экономической науке доминирует институциональная теория Дугласа Норта, лауреата Нобелевской премии по экономике. Однако некоторые моменты реального мира его теория игнорирует. Что же не учитывает теория Норта? Какие в ней изъяны? Как ее можно и нужно улучшить?

1. Теория институциональных изменений в описании      долгосрочного социально-экономического развития. Ряд экономических теорий и концепций пытаются дать трактовку (описать, объяснить) и прогноз развития социально-экономических систем, однако «несинергетическая экономика» в лице большинства теорий, которые могут быть так обозначены, не учитывает нелинейности и неустойчивости функционирования социально-экономических систем, аспекта многофакторного усиления или ослабления общего вектора развития. В «синергетической экономике» наоборот делается акцент именно на неустойчивости нелинейных социально-экономических систем и необратимости их развития, а также на бифуркации и хаосе. Так, основное внимание в рамках синергетики по Г.Хакену уделяется  динамическому поведению систем, проявляющих так называемые особые свойства, а именно: неравновесные фазовые переходы, критические точки, в которых резко меняется соотношение макроскопических параметров системы,  хаос, аттракторы и др.

При этом синергетическая экономика, чтобы набрать интеллектуальную силу, привлекает модели, создаваемые в рамках различных экономических теорий. Причина состоит в том, что, используя сложную математику для описания процессов неустойчивых нелинейных динамических систем, «синергетическая экономика» не вполне точно учитывает саму экономику описываемых процессов, в частности, институты и их изменения, которые относительно формальных норм могут быть и обратимыми, правительственные решения и иные макроэкономические факторы, определяющие устойчивость/неустойчивость социально-экономической системы. Кроме того, важным обстоятельством выступает взаимосвязь параметров социально-экономического развития на коротких и длинных интервалах времени и учёт самого времени как довольно дорогого и ограниченного ресурса.

Таким образом, дальнейшее развитие методов синергетической экономики и моделей может происходить за счёт взаимного обогащения с традиционными теоретическими направлениями в экономической науке. При этом коррекции необходимо подвергать и эти традиционные концепты, и саму «синергетическую экономику». Источником структурных изменений, сложности экономической динамики являются исключительно свойства имманентной неустойчивости и нелинейности социально-экономических систем, вытекающие из их неоднородности, наличия разрывов и институциональной (генетической) изменчивости. Очень важно, чтобы любая модель или экономическая теория учитывала фактор «управление» и была настроена так, чтобы дать необходимые модели управления или конкретные содержательные и весьма ощутимые рекомендации в части управления, планирования, организации социально-экономической жизни.

Сложность моделей и подходов не должна сводиться к тривиальной рекомендации в области управления. Однако тривиальность в управленческом смысле заложена в саму логику отдельных подсистем. В частности, налоговой системы. На первый взгляд, она чрезвычайно сложна, существует масса проблем установления налоговых ставок, предельных, средних, конкретных видов налога, налогового бремени и его распределения, решения задач распределения созданного в экономике дохода и т.д. Однако, по большому счёту, возможны всего три операции в некоторой точке T0: налоги можно оставить неизменными, повысить или понизить. И важность приобретает то обстоятельство, как в среднем налоги будут повышены или понижены, то есть по каким видам налогов это будет осуществлено, а по каким – нет. Такая задача должна решаться исходя из приоритетов управления развитием социально-экономической системы, и логика решения может исходить либо из того, что необходим некоторый темп экономического роста, либо заданный уровень неравенства, либо поддержка каких-то отраслей или видов деятельности и т.д. А можно поставить задачу и по иному, например, снижать или повышать налоги, исходя из необходимости снижения уровня дисфункциональности социально-экономической системы, что обеспечит ее более эффективное в долгосрочном плане развитие, либо снижения уровня неустойчивости и хаоса системы. Тогда и придётся прибегнуть к использованию моделей синергетической экономики.

Вместе с тем хотелось бы отметить, что совершенствоваться должен аппарат и традиционной, и синергетической экономики, причём полезность такого совершенствования должна состоять в изменении способов управления и шире – воздействий на социально-экономическую систему и её развитие с тем, чтобы создавать эффективные формы управления и организации общественной жизнью. Тем самым решение проблем взаимосвязи теорий, а также институциональных изменений, функционирующих иерархических структур и социальных подсистем хозяйства в аспекте эффективности становится центральной темой анализа и основной задачей синергетической экономики. Как различные институты, иерархии, социальные структуры усиливают или ослабляют друг друга и как это сказывается на общем потенциале развития системы, её устойчивости?

С точки зрения макроэкономического регулирования важна следующая цепочка: изменение макроэкономических факторов, включая негативную их составляющую, воспроизводит реакцию политической системы в лице правительственных организаций, направленную на элиминирование этих факторов или их негативного влияния; затем происходит переоценка взглядов на проводимую политику и используемые теории, концепции для её разработки, осуществляется коррекция мероприятий социально-экономической политики, что в свою очередь непредсказуемо изменяет и действующие макроэкономические факторы, включая и их негативную составляющую. Далее цепочка повторяется. Институты, закономерности  функционирования иерархий, а также текущее состояние социальных систем в оказывает влияние на конечный результат развития социально-экономической системы в целом.

Далее остановимся на рассмотрении трёх важных компонентов, формирующих синергетику социально-экономического долгосрочного развития, а именно: институциональные изменения и теоретических конструкции, их объясняющих; иерархии и их влияние на принятие решений и социальные системы, включая содержание их эффективности как ключевой выходной параметр всех моделей, которые создаются социальной и математической  наукой.

Положения, сформулированные Д.Нортом, относятся в большей мере к выявлению долгосрочных закономерностей развития хозяйственных систем и предпосылок этого развития. Правильно оформляя проблему установления причин различий в траектории развития экономических систем, неоинституциональной школе пока не удаётся предложить решения, которые бы приводили к опережающему росту  дохода бедных над богатыми. Иными словами, на институциональную школу падает задача по формулировке такой институциональной структуры общества и предложению способа её практического внедрения, чтобы бедные становились богаче, а рост благосостояния богатых оставался в идеале фиксированным. Такой социальный порядок, как мне представляется, был бы наиболее желательным с точки зрения долгосрочных перспектив развития человеческого общества. При этом, разумеется, нагрузка на экологию не должна возрастать.

Институты создаются людьми не только как ограничительные рамки их поведения, организующие взаимоотношения между ними, но и как инструменты, задающие структуру побудительных мотивов человеческого взаимодействия в политике, социальной сфере, экономике, а также как своеобразный продукт, удовлетворяющий потребность в условностях, правилах, имманентных элементах поведения, нормативах, планах и т.д.

Институциональные изменения всегда есть продуцент человеческой деятельности. Они определяют то, как общество развивается во времени, по сути, символизируя исторические перемены. Определённо необоснованной выглядит точка зрения, согласно которой институты могут меняться самостоятельно, без участия человека. Если какой-то институт возник вследствие деятельности человека, а другого результата мы не можем иметь в социальном мире, даже если потом этот институт был в самостоятельном плавании, что является невероятным ходом событий, то и в такой идеальной ситуации человек присутствовал в начальной точке. Поэтому характеристики института представляют вектор информации, созданной человеком, и от начального состояния этого вектора зависит весь дальнейший институциональный генезис. Иными словами, разделение изменений на два типа – генетические и телеологические – выглядит оценочной конструкцией, не самым лучшим аналитическим решением, поскольку насколько трудно разделить изменения вообще на два типа, настолько же трудно в интеллектуальном смысле затем объединить эти изменения, чтобы иметь общую картину, системный взгляд на проблему институциональных изменений.

Поскольку институты влияют на функции экономических систем, причем длительные различия в функционировании этих систем формируются под влиянием работы конкретных институтов, постольку важно точно представлять, что входит в состав данных институтов.

Согласно неоинституциональным представлениям, которых придерживается и Д.Норт, к таким институтам относят:

- механизмы принуждения, обеспечивающие соблюдение правил (суд, система наказания);

- формальные  нормы (конституция, законы, прецеденты, административные акты);

- неформальные нормы (традиции, обычая, социальные условности, стереотипы поведения).

   Организации обычно рассматриваются отдельно как особые институциональные комплексы или системы, но которые также структурируют отношения между людьми, упорядочивая обмены.

   Если проанализировать издержки, возникающие вследствие изменения исторических  рамок функционирования агентов, то эти издержки обязаны своим возникновением не только институтам в нортоновском понимании, но и организациям, которые складываются вследствие наличия данных рамок.

Организация всегда представляет группу людей, которые объединяет стремление достичь какой-либо цели. Для организации характерен некоторый набор функций, область приложения усилий, издержки функционирования, период времени до определяющих изменений, устойчивость к вновь вводимым нормам и к изменениям внешней и внутренней среды. Следовательно, согласно развиваемой здесь теории «экономической дисфункции» данным набором параметров можно полностью описать функционирование системы – организации. Причём эти параметры вполне можно признать необходимыми и достаточными. Однако же и институт описывается такой же группой параметров. В чём же тогда разница? Коренное отличие состоит в том, что в организации помимо институциональных условий её образования и функционирования действуют люди, которые могут иметь отличающиеся индивидуальные цели, но одновременно объединённые темой достижения общей цели организации.

   В состав организаций в общем случае входят политические органы, экономические структуры, общественные учреждения, образовательные учреждения, к ним относят также клубы, ассоциации, общественные организации. Государство с данных теоретических позиций представляет собой метаорганизацию.

Институты оказывают влияние на то, какие организации возникают и как они развиваются, при этом организации оказывают влияние на процесс институциональных изменений. Например, эффективность рынка жилья обусловлена тем, каковы трансакционные издержки оказания риэлторских услуг, нотариального закрепления прав собственности, поиска выгодного кредита, оформления ипотеки и т.д. От состояния названных институтов зависит соотношение трансакционных и трансформационных издержек конкретной системы, рынка. Следовательно, текущее институциональное состояние определяет перспективы развития экономической структуры. Таким образом, посредством институтов осуществляется взаимодействие фактора организации системы и технологии изготовления продукта или услуги; в данном случае организация рынка жилья и ипотеки (ипотечного кредитования), оформления прав на жильё взаимодействуют с применяемой технологией строительства, от которой зависит уровень комфортабельности создаваемого жилищного фонда.

Можно выделить две основные формы взаимодействия трансакционных и трансформационных издержек, представляющих собой общий потенциал издержек рассматриваемой экономической системы или, другими словами, формы взаимодействия технологий и институтов.

1) Новые технологии после их внедрения обеспечивают сокращение величины трансакционных издержек. Наёмный работник с очень высокой квалификацией приобретает по отношению к своему предприятию определённую силу, власть, потому что он получает стратегическую возможность угрожать предприятию остановкой производства, а в короткий срок фирма не сможет приобрести интерспецифический ресурс, да ещё за меньшую стоимость. Следовательно, собственник может пойти на то, чтобы повысить заработную плату наёмному персоналу, включая высший менеджмент. Поэтому фирмам выгоднее иметь высокотехнологическое производство с менее квалифицированной рабочей силой, так как за счёт новых технологий можно снизить общие издержки, поскольку эти технологии используют менее квалифицированную рабочую силу, не способную угрожать остановкой производства или скрытым саботажем.

2) Институциональные изменения приводят к росту трансакционных издержек, который компенсирует экономию на трансформационных издержках. Например, определение нефтяного места в отдельной производственной единице повышает трансакционные издержки, в тоже время благодаря более эффективному извлечению нефти это снижает трансформационные издержки, даже в большей степени, чем прирост трансакционных издержек.

В концепции Д.Норта субъектом изменений выступает индивидуальный предприниматель, реагирующий на стимулы, заложенные в институциональной системе. Источником изменений служат изменяющиеся  относительные цены или предпочтения. Эффективность изменений обеспечивается правилами и ограничениями. Такой подход вписывается в рамки нового направления экономической науки, которое получило название клиометрии, занимающейся историческим описанием экономических изменений посредством анализа долгосрочного функционирования базовых общественных институтов.

Теперь можно выделить следующие основные моменты, создающие оценочную канву данного теоретического направления:

 - ограниченная рациональность как базовый принцип анализа;

 - ограниченность ресурсов – главное условие развития экономических систем на длительных интервалах времени;

- классификация институтов с выделением формальных и неформальных правил и объяснение экономического развития и изменений посредством поиска динамических пропорций между двумя группами институтов;

- наличие следующих типов институциональных изменений: а) path dependence – зависимости от прошлого,  б) path independence – независимости от прошлого, в) path determinancy – развитие, определяемое частично существующими институтами.

Теория Д.Норта с точки зрения методологической результативности имела бы только описательное значение, если бы в её структуру не были введены понятия трансакционных и трансформационных издержек. Без метода анализа этих издержек невозможно оценить, объяснить, описать и спрогнозировать долгосрочные возможности экономических систем. Использование количественного метода оценки трансакций и трансформации в экономической системе превращает систему взглядов и исследований Дугласа Норта и его последователей в научную теорию, поскольку качественные оценки сочетаются с количественными измерениями, а интерпретация исторических событий и фактов, имеющих экономические последствия, становится убедительной.

Укажем несколько важных тезисов, подчёркивающих оригинальность, но и ограниченность аналитической схемы, применённой Д.Нортом:

 - генератором развития экономики, а, следовательно, и институциональных изменений долгосрочного характера выступают цены и потребительские предпочтения;

 - в качестве эмпирической базы выступает специальная статистика, характеризующая развитие ряда экономических систем западной цивилизации и охватываюшая 2-вековой период, примерно с 1750 г.;

 - в качестве главной иллюстрации институциональных изменений приводится анализ эволюции института права собственности в США, начиная с момента образования данного государства и до сегодняшнего времени. Изложение особенностей этой эволюции доказывает, что эффективность функций отдельных институтов определяется базовыми ордонансами – правовыми актами конституционного значения, которые интериоризируют институт права собственности и делают его легитимным в пространстве хозяйственных отношений;

 - основным субъектом институциональных изменений является предприниматель, выводящий экономическую систему из состояния «равновесия». Именно предприниматель устанавливает цены, а происхождение цен считается важным фактором, определяющим характер и качество институциональных изменений. Таким образом, теоретическая система Норта позволяет искусственно подойти к пониманию долгосрочных изменений в экономике через фундаментальные свойства в социальных и хозяйственных институтах. Данный подход явно сочетает методы экономического анализа в рамках main stream (допущения об ограничениях ресурсов, рациональности, о предпринимателе, конкуренции и т.д.) и традиций классического американского институционализма [1-2; 7-8].

Вместе с тем, наличие мощных оценочных критериев, заложенных в указанной аналитической конструкции, порождает ряд серьёзных проблем, которые данная теория не может решить:

-  разграничение институциональных и общих издержек;

 - определение начальной точки институциональных изменений и неоднозначность взглядов на государство и его роль в этих изменениях;

 - культура, идеология, структура ценностей граждан определяют характер и направление изменений, но сами подвержены изменениям в малой степени, хотя на долгосрочных интервалах времени в условиях электронной культуры и информационной экономики это не так. Поэтому роль государства может быть сведена не столько к упрощению экономических изменений на долгосрочном этапе, сколько к формированию устойчивых и полезных стимулов, мотивов, культурных ценностей, предпочтений, идеологий.

   Важно отметить, что Д.Норту не удалось связать возможные способы формирования перечисленных структур с трансакционными и трансформационными издержками, объяснить, как данный процесс сопровождается их возрастанием. Имеющиеся указания на рост сложности хозяйственных систем как следствие их технологического и организационного развития представляются очевидными объяснениями.

К сожалению, в рамках рассматриваемой теории не удалось найти ответ на вопрос: почему одни нации живут богаче, а другие – беднее? Ответ сводится не только к ресурсным  различиям,  но причина кроется ещё и в разной эффективности использования природных ресурсов, а также в том, что эти страны и народы имеют различные историко-экономические траектории развития.

Вне всяких сомнений, для экономических исследований, совершенствования их методологии, тезис Д.Норта о том, что  история имеет значение, кажется весьма полезным. Доход, сбережения, валовой продукт, инвестиции и экономическая политика, использующая названные показатели в качестве неких оценок, детерминированы историей, да и используются разными людьми в силу замещения поколений.

Для разграничения институциональных доктрин и демонстрации расхождений, содержащихся в оценках, приводимых институционалистами относительно интерпретации текущих событий, связанных с изменениями институтов, покажем отдельные взгляды Т.Веблена, нашедшие отражение в работах «Теория праздного класса» (1899 г.), «Теория делового предприятия» (1904 г.), «Инстинкт мастерства и уровень развития                                 технологий    производства» (1914 г.).

Во-первых, экономическая наука не должна быть наукой о ценах и рынках. Её предметом является человеческая деятельность во всех ее проявлениях. Общественные науки призваны изучать отношения, в частности социально-психологические механизмы, определяющие экономическое поведение агентов:

 - мотивы демонстративного потребления, престижа;

 - завистливого сравнения;

 - инстинкт подражания;

 - закон социального статуса.

В реализации этих качеств центральную роль играют социальные институты как привычный способ реагирования на стимулы, как структура производственного или экономического механизма и как  принятая система общественной жизни. Например, манера и психология богачей в серьёзной мере отличается от модели поведения среднего индивида. Так, они проявляют следующие характерные признаки:

- праздного класса – совокупность институтов хищничества и паразитизма;

 - показное потребление – приобретение дорогостоящего товара и соперничество по этому поводу;

 - «состязательный аспект потребления» создаёт ощутимый элемент престижной дороговизны.

По этой причине невозможно давать средние оценки и заключения о результатах индивидуального поведения, поскольку отдельные группы – и совсем не малые – агентов ведут себя совершенно по-другому, обнаруживая абсолютно не похожие на других агентов критерии и мотивы поведения. Как известно, эти мотивы определяют хозяйственные решения, аллокацию и её эффективность. В связи с этим, требуется посмотреть на экономику как на систему разнородных агентов. Такой способ анализа является методологически обоснованным и не менее ценным, чем изучение отдельных объектов типа институтов, валового продукта, или каких-либо явлений – экономического роста, безработицы, инфляции. В конце концов, все явления и объекты составляют некий результат взаимодействия разнородных агентов, которые взаимодействуют друг с другом. Выше был использован именно способ моделирования экономической системы за счёт выделения групп агентов: новаторов, консерваторов и безработных, что позволило включить систему Й.Шумпетера в модифицированном авторском варианте в макроэкономический анализ.

Изучение проблем эволюции подобной системы, представленной разными агентами, даст не менее ценные научные результаты, нежели анализ, проведенный Д.Нортом. Таким образом, диверсификация оценок приводит к разнообразию аналитических способов представления социально-экономической эволюции. Если аналитическая конструкция базируется на таксономичеcких методах в большей степени, чем на методах точного измерения или моделях, предполагающих математический результат, то она априорно включает институт оценки, причём в начале исследования отнюдь не очевидно, в каком он находится состоянии и как повлияет на общий итог выстраиваемых рассуждений. Остаётся также непонятным, возможно ли использовать рассуждения в ходе проводимого анализа для повышения эффективности функционирования экономической системы и повышения результативности экономической политики.

С течением времени институты изменяются и это составляет содержание институциональных изменений. Установить закономерности таких изменений – означает исследовать, какого качества экономическую систему мы будем иметь к определённому времени, причём под словом «мы» понимаются те, кто доживёт до этого времени, так как именно они по идее должны успеть воспользоваться теми правилами (институтами), которые создают. Можно конечно предположить, что люди работают исключительно на будущее, то есть для своих детей, но тогда такая абсолютно альтруистическая модель будет сильным упрощением, таким же, как модель эгоистичного агента – калькулятора удовольствий.

Прежде чем изучить закономерности институциональных изменений, требуется понять факторы, определяющие воздействие институтов на экономику, точнее на экономические события и поведение хозяйственных игроков. Согласно Д.Норту к таким факторам необходимо отнести: издержки измерения характеристик товаров и услуг, участия агентов в обменах – трансакционные издержки, размер рынка и тип обмена – персонифицированный или неперсонифицированный, регулирование и принуждение, идеология и мировосприятие людей.

Во-первых, трансакционные издержки определяют эффективность институциональных изменений. Если они высоки, то следует говорить не о том, что права неспецифицированы, а о том, что права неэффективны, иными словами, необходимо постулировать институциональную неэффективность.

Во-вторых, персонифицированный обмен порождает систему непотизма, когда обмены основаны на родственных связях, дружбе, личных отношениях, в связи с чем деловые контакты становятся затруднительными или неэффективными, что не характерно для неперсонифицированных обменов, когда индивиды настроены на извлечение выгоды от совершаемых сделок.

В-третьих, качество институциональных изменений в существенной мере определяется тем, как функционирует система регулирования и принуждения, то есть соответствующие структуры государственного управления, средства массовых коммуникаций и судебная система, разбирающая возникающие споры, появляющиеся вследствие низкой эффективности правовых норм либо отсутствия их чёткой спецификации.

В-четвёртых, идеология не только определяет, но и задаёт направление изменения конкретных институтов, так как формирует субъективную модель поведения агентов, определяя как политический, так и их  индивидуальный выбор. Именно данный фактор позволяет модифицировать трактовку неоклассиков о рациональном поведении экономических агентов и выборе, который они осуществляют, максимизируя благосостояние. Идеология не является чем-то абстрактным – это целая система самостоятельных, но взаимосвязанных и каким-то сложным образом взаимодействующих институтов, развитие каждого из которых подчинено своей логике и имеет собственную траекторию. Прежде всего, идеология формируется культурными нормами и социально-психологическими феноменами. Эти институты создают настрой индивидов и хозяйствующих субъектов в части реагирования на изменения, то есть по существу создают условия для их адаптации и восприятия указанных изменений.

Д.Норт исходил из того, что в информационной экономике в силу масштабных искажений информации и неопределённости хозяйственных решений практически нет агента, который бы знал какое решение или совокупность решений необходимо применить в той или иной ситуации. Что же касается институтов, то в их адрес высказывается требование снижения издержек по спецификации института прав собственности, разработки законов, процедур выбора, что позволит децентрализованно принимать решения и повысить эффективность конкурентных рынков.

Таким образом, данная позиция предполагает оценку, что нужны децентрализованные решения и рынки, которые бы были в наибольшей степени конкурентны, что и обеспечивает им требуемую или необходимую эффектиность, с чем согласилось бы общественное большинство. Однако как удалось показать выше конкуренция в экономике организуется институтами, регулированием, поэтому её организация требует определённых затрат, которые нельзя считать малой величиной. Кроме того, конкуренция приводит не только к открытию каких-то новых возможностей, появлению новаторов – это далеко не так, поскольку она приводит к закрытию и в силу присутствия институциональных эффектов может создать условия для преобладания консервативной модели экономического поведения, что приведёт экономическую систему к состоянию ограниченной динамики. В современной экономике имеется целый набор эффективных решений, не являющихся децентрализованными, а наоборот, представляющих собой целенаправленный результат деятельности правительства как способ регулирования монополистической и олигополистической конкуренции.

Институциональные изменения зависят от того, насколько стабильны институциональные характеристики общества, что выступает источником этих изменений, насколько они сильны и куда направлены. Теоретически установить содержание названных составляющих крайне важно, однако здесь возникает неточность модели, особенно если исследователь выбирает какой-то один фактор и ставит его в соответствие с вводимым признаком. Например, если считает, что источником изменений является предпочтение индвидов, силой – исключительно предприниматель, а направление определяется пропорцией относительных цен. Институциональные изменения, как правило, неповторимым образом изменяют экономическую систему, что находит отражение в изменении потенциальной производительности общества, изменении запаса знаний и организационных конструкций. Вместе с тем, представляя методологические пределы доктрины Д.Норта и его взгляда на институциональные изменения, можно констатировать, что существенными недостатками такой аналитической конструкции являются:

- нормативно-классификационный подход к выделению свойств, факторов и особенностей институциональных изменений;

- описательный характер применяемых иллюстраций и вводимых аналогий для доказательства или подтверждения, обоснования вводимых теоретических позиций и положений;

- отсутствие связи с тем, какие требования в части управления институциональными изменениями необходимо наложить на мероприятия экономической политики.

Так, Д.Норт считает, что упадок коммунизма в странах Восточной Европы и в России был следствием краха существующей системы веры и системы ценностей при последовательном снижении роли поддерживающих организаций. Формально это верно, но у столь масштабного исторического процесса имелись и другие важные причины, причём взвешивания и иерархизации этих причин никто не осуществлял – все они действовали и определили системное разрушение. Сюда можно отнести и причину, вызванную противоборством двух систем, ролью военных и разведывательных организаций, развёрнутой западных стран кампанией по уничтожению стран социалистического блока. Сейчас западный капитал делит открытые рынки бывших социалистических стран и получает с этого не малые дивиденды, включая открывшийся доступ к богатейшим ресурсам этих стран. Именно по этой причине, если исходить из точной формулировки исторической реальности, вводить преобладание некоего объективного момента в разрушение СССР и социалистического блока стран весьма близоруко, поскольку присутствовали мощнейшие субъективные (политические) решения и факторы, обусловившие, в конечном счёте, разрушение альтернативной системы. Потеря альтернативы с пренебрежением в части поиска средств повышения эффективности данного варианта означает потерю гибкости мировой экономической системы, так как унификация траектории развития (изменений) лишает человеческое общество возможности найти более эффективную траекторию и не исключает развития в деструктивном направлении.

Любая экономическая система в некоторой степени дисфункциональна, и необходимо научиться определять размер и глубину дисфункций как всей системы, так и ее отдельных подсистем, чтобы научиться использовать фактор «управление» для снижения их глубины и масштаба. Введение в институциональный анализ представлений о дисфункции экономической системы и изменении её масштаба в ходе исторического развития позволяет выработать требования к экономической политике. Цель политики в таком случае – это снижение числа дисфункций и глубины дисфункционального состояния конкретной социальной системы, в том числе и за счёт снижения трансакционных издержек и создания оптимальной институциональной и мотивирующей структуры общества. Так при реализации мероприятий экономической политики создаются условия экономической эффективности, принимающей вид характерных хозяйственных решений, заданных функционирующими институтами.

Продолжение следует в статьях:

Институциональные изменения и иерархические структуры – II

Институциональные изменения и иерархические структуры – III

 

Литература

 

1. Занг Б.Ю. Синергетическая экономика. Время и перемены в нелинейной экономической теории. М: Мир, 1999.

2. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. М.: ФЭК «Начала», 1997.

3. Норт Д.  Институциональные изменения: рамки анализа// «Вопросы экономики», №3, 1997.

4. Попов Е., Власов М. Институты миниэкономики знаний. М.: Academia, 2009.

5. Сен А. Развитие как свобода. М.: Новое издательство, 2004.

6. Сухарев О.С. Институциональная экономика: теория и политика. М.: Наука, 2008.

7. Сухарев О.С. Теория эффективности экономики. М.: Финансы и статистика, 2009.

8. Сухарев О.С. Структурные проблемы экономики России: теоретическое обоснование и практические решения. М.: Финансы и статистика, 2010.

9. Ходжсон Дж. Экономическая теория и институты. М.: Дело, 2003.

10. Фуруботн Э., Рихтер Р. Институты и экономическая теория. Достижения новой институциональной экономической теории. СПб: Из-во СПбГУ, 2005.

 

Олег Сухарев

Комментирование закрыто

Статьи

«Уникальное явление: работающие бедные». Как в правительстве нашли средство борьбы с бедностью россиян

«Уникальное явление: работающие бедные». Как в правительстве нашли средство борьбы с бедностью россиян
Экономика 1

«Замочен в сортире». О чем говорит смерть топ-менеджера «Роскосмоса»

«Замочен в сортире». О чем говорит смерть топ-менеджера «Роскосмоса»
Политика

Сэкономить на материнском капитале. Что власти хотят изменить в программе стимулирования рождаемости

Сэкономить на материнском капитале. Что власти хотят изменить в программе стимулирования рождаемости
Экономика

«Есть все основания их ограбить». Заберет ли Украина российские банки за бесценок?

«Есть все основания их ограбить». Заберет ли Украина российские банки за бесценок?
Интервью и комментарии 3

Узнай, страна

Более полумиллиарда рублей в этом году будет вложено в благоустройство населенных пунктов Карелии

Более полумиллиарда рублей в этом году будет вложено в благоустройство населенных пунктов Карелии

Карелия станет оператором стипендии Совета Баренцева/Евроарктического региона деятелям культуры

Карелия станет оператором стипендии Совета Баренцева/Евроарктического региона деятелям культуры

Новости компаний

Президент ТПП РФ Сергей Катырин: Палата окончательно определилась с неналоговыми платежами

Президент ТПП РФ Сергей Катырин: Палата окончательно определилась с неналоговыми платежами

Девять инноваций для нашей жизни

Девять инноваций для нашей жизни

Разное

Наши
партнеры

«Деловая Россия» — союз предпринимателей нового поколения российского бизнеса
«Терралайф» - рекламное агентство полного цикла
Dawai - Австрия на русском: новости, туризм, недвижимость, объявления, афиша
МЭЛТОР - мастер электронных торгов
Капитал страны
ВКонтакте