Капитал Страны
23 МАР, 15:43 МСК
USD (ЦБ)    57,5228
EUR (ЦБ)    62,0959

Обсудить и бездействовать. Почему Путину ближе реформы Кудрина, а не Столыпинского клуба

25 Мая 2016 11578 5 Экономика
Обсудить и бездействовать. Почему Путину ближе реформы Кудрина, а не Столыпинского клуба

Экономическую политику, долгосрочную стратегию и модель в России не обсуждали давно. О необходимости проведения структурных реформ заговорили еще в 2013 году, но разрабатывать программы начали лишь в 2015 году – после санкций, падения цен на нефть и затяжной рецессии в российской экономике. Что эксперты и члены правительства будут обсуждать на Экономическом совете при президенте? Какие подходы будут предложены главе государства? И почему власти не выйдут за рамки обсуждения назревших преобразований?

Определить диагноз

Министры российского правительства привычны к долгому ожиданию первого лица. Прождать в приемной с докладом несколько часов – обычная практика. Президент же наблюдает за чиновниками по видеосвязи: видит скуку, томление и попытки занять себя играми в мобильном телефоне. Повседневную реальность «путинского двора» в 2014 году описывал журнал Newsweek, но обозначенная схема работы российской власти, где конечное решение всегда зависит от одного человека, а остальным приходится бесконечно ждать – идеально ложится на то, как выглядят усилия заинтересованных теоретиков и практиков выработать сколько-нибудь внятную экономическую политику для России.

Больше десятилетия правительство довольствовалось нефтяными сверхдоходами, увеличивало расходы бюджета, вливало средства в «национальные проекты» и стерилизовало часть поступлений в резервных фондах. Растущие поступления от экспорта углеводородов помогали выстраивать потребительскую модель экономики: росли доходы, росли тарифы, но прежде всего росла нефть. После кризиса 2008 года, когда на поддержку банковского сектора была брошена существенная часть резервов, снова настало тихое и комфортное нефтяное благополучие. Однако к 2013 году рост экономики совсем выдохся, структурные ограничения стали непреодолимыми. В 2014 году к ним добавилось ухудшение внешнеторговой конъюнктуры – головокружительное падение нефтяных цен, а в 2016-м, когда стало окончательно понятно, что нефть на этот раз не спасет, многие пришли к разумному выводу: дальше так нельзя.

В приемную Путина начали напрашиваться с программами экономических реформ. Пока сохранялась вера в то, что нефть отскочит, и снова будет стоить 80-100 долларов, у хождений бояр к царю никакого смысла не было. Однако к весне 2016 года стало понятно: хороших вариантов у власти почти не осталось. Тогда президент пригласил своего друга и бывшего министра финансов Алексея Кудрина возглавить Центр стратегических разработок (ЦСР) и подготовить план реформ на период после 2018 года. Оппоненты «макроэкономического» подхода Кудрина из Столыпинского клуба «Деловой России» разработали собственный перечень предложений, который взялся продвигать бизнес-омбудсмен Борис Титов, вставший во главе правой «Партии роста». Не отстает и правительство – Минэкономразвития, оправдывая свое название, расписало собственное видение того, как и за счет чего российская экономика может вернуться к росту. Наконец, под руководством министра открытого правительства Михаила Абызова уже на протяжении некоторого времени готовится «Стратегия-2030».

Чтобы объединить работу, консолидировать спорящие друг с другом лагеря и на выходе получить «общую позицию», Путин поручил создать рабочую группу Экономического совета при президенте, которая носит говорящее название: «Приоритеты структурных реформ и экономического роста». Правда, руководить группой президент назначил близкого ему Кудрина, чем, безусловно, несколько ослабил позиции его оппонентов. На первом заседании Совета, которое пройдет 25 мая, президенту представят итоги «мозгового штурма». Но судьбоносных, да и каких-либо других, решений принимать не предполагается, предупредил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков. Путин снова будет наблюдать за подчиненными, но на этот раз не по видеосвязи, а вживую.

Не остаться на дне

Президенту зачитают три доклада – глава ЦСР Алексей Кудрин, министр экономического развития Алексей Улюкаев и бизнес-омбудсмен Борис Титов. И хотя Кудрин заявил, что задача предстоящего Совета «определить диагноз» российской экономики, с причинами все более-менее ясно: страна больше не может полагаться на деловые циклы в международной экономике и зависеть от конъюнктуры на сырьевых рынках. По-другому же развиваться экономике мешают: низкое качество государственного управления, несовершенная судебно-правовая система, негативные моменты работы правоохранительных и контрольных органов, дефицит трудовых кадров, а также инвестиций в основные фонды и т.д. В совокупности перечисленные факторы приводят к возникновению серьезных структурных ограничений. Пока проблемы заливались деньгами, рассуждать о них было непопулярно. Теперь же архитекторы новой экономической модели признали все очевидные слабости Российского государства и расскажут о них президенту.

Кудрин также изложит свою точку зрения, которая в сжатом изложении сводится к следующему: приоритетом правительства должна быть макроэкономическая стабильность, в частности низкая инфляция. Дефицит бюджета необходимо снизить до 1% ВВП, чтобы скорректировать расходы на фоне падения цен на нефть и санкций. В экономику требуется привлечь 4,5 млн человек и 40 трлн руб. инвестиций. Тогда Россия может достигнуть роста экономики на 4% ВВП в год, но после 2018 года. При этом Кудрин утверждает: если удастся добиться таких темпов, то урезать бюджетные расходы на 10% или подгонять инфляцию на 1% для сокращения их в реальном выражении не понадобится.

Логика Кудрина проста: макроэкономическая стабильность снижает риски для инвестиций. Так, например, российские компании хранят на счетах 12 трлн руб. – годовой объем инвестиций, но они не идут в экономику из-за высоких инфляционных ожиданий и общей неопределенности. Однако если экономические агенты будут уверены в низкой инфляции, они конвертируют свои сбережения в инвестиции. Именно поэтому Кудрин большой противник стимулирования экономики государственными средствами – на эти цели он допускает траты не более 100-200 млрд руб. в год. Очевидный минус его программы – необходимость ждать как минимум два года, урезать расходы бюджета и провести пенсионную реформу, повысив возраст выхода на пенсию до 63-65 лет для мужчин и женщин.

Не желают оттягивать с перезапуском экономического роста представители Столыпинского клуба – оппоненты Кудрина, правительства и Центробанка, подходы которых во много созвучны. Титов и его соратники призывают провести «количественное смягчение» – обязать Центробанк предоставлять дешевые кредиты промышленным предприятиям за счет эмиссии. По замыслу столыпинцев, ЦБ будет производить эмиссию рублей, передавать средства в коммерческие банки, а они займутся их выдачей целевым проектам по заниженной ставке. «Связное кредитование» на 7,5 трлн руб. за пять лет должно вывести Россию в промышленные лидеры, считают поборники идей Титова и компании.

Однако нечто подобное в современной истории Россия уже проходила: после назначения главой ЦБ Виктора Геращенко в начале 90-х «красные директора» со своими карманными банками получили большую выгоду от запуска печатного станка. Нагрели на этом руки и валютные спекулянты, каждый день ронявшие рубль, причем некоторые из них выросли до олигархов, а вконец обнищавшее население получило гиперинфляцию и расцвет финансовых пирамид. Чтобы не допустить валютных спекуляций, Титов предлагает ввести валютный контроль и, по сути, отказаться от свободно конвертируемого рубля. Но то же самое было и при Геращенко, и нисколько не спасло положение.

Тем не менее, «Экономика роста» пугает не только тем, что работа печатного станка повысит инфляционные ожидания и об инвестициях придется забыть. В отсутствие надежных институтов накачивать деньгами экономику бесполезно – ничего хорошего не выйдет. Так уже случилось с приватизацией 90-х, когда «игра» пошла без правил и само государство чуть не приватизировали заинтересованные олигархи. Образно выражаясь, в России нет рельсов, чтобы поезд шел с высокой скоростью, но Титов настаивает: вы его запустите, рельсы по ходу каким-то образом возникнут под колесами несущегося на всех парах локомотива. Авторы «Экономики роста» убеждены, что «целевая эмиссия» должна поднять инвестиции с 18 до 30% ВВП. При этом Титов откровенно признается, что часть «утонет в коррупционном болоте». И, конечно, для эффективной работы по плану Столыпинского клуба нужно будет создать центр управления реформами «Администрация роста» – еще одну версия альтернативного правительства.

По словам Кудрина, в рабочей группе Экономического совета «много копий было сломано», но идею экономической эмиссии эксперты не поддержали – краткосрочный рост и накачка деньгами экономики, опережающая институциональные реформы, не понравились большинству. Однако «столыпинское» меньшинство знает, кого в этом винить – «вашингтонский консенсус». Ведь время уходит, Россия все больше отстает от других стран, ее темпы роста существенно ниже роста мировой экономики – 3% в год, а государственная экономическая политика, не успев зародиться, снова сводится к сбалансированному бюджету.

Вряд ли «Столыпинскому клубу» сочувствуют в Минэкономразвития, глава которого, Алексей  Улюкаев, представит общую точку зрения экономического блока правительства и Центробанка. Как писал «Коммерсант», программа ведомства напоминает политику Советского Союза, который проводил ударную индустриализацию за счет низкого уровня потребления граждан, что не раз оборачивалось голодом и дефицитом товаров первой необходимости. Общий смысл ее можно сформулировать так: путем временного ограничения потребления, которое будет находиться в стагнации – для этого государству нужно всего лишь отказаться от роста зарплат в госсекторе и индексации пенсий – стимулировать инвестиции российских компаний из корпоративных прибылей и добиться 5-процентного роста ВВП в год. При выполнении первого условия поддерживать Минэкономразвития считает правильным не предприятия, а экспорт. Если же положиться на рост нефтяных цен, то максимальный рост экономики не превысит 2% ВВП. Более реалистичная перспектива – около ноля. То есть российская экономика останется на дне.

Лебедь, рак и щука

Спор о новой модели экономики вышел таким, что в ситуации «воз и ныне там» будут винить в первую очередь не власть, а экспертов, которые не смогли договориться между собой. Главное, что нужно знать про заседание Экономического совета 25 мая, уже сказано – никаких решений принято не будет. Точки зрения будут «приняты во внимание теми, кто несет ответственность за экономическое развитие нашей страны», сказал пресс-секретарь президента Песков. Кого конкретно понимать под этой формулировкой ясно – конечно же, правительство, которое в экономический кризис собирает все шишки.

В свою очередь, Кудрин возглавил рабочую группу Совета, чтобы работать с оппонентами, но пока идет своим курсом и заручается поддержкой большинства экспертов. Предложения, составленные по итогам «мозгового штурма о динамике ВВП», ближе к его программе действий и могут быть названы «общей позицией» лишь в части институциональных преобразований, но не методов стимулирования экономического роста. По всей видимости, подход Кудрина ближе всего власти, поскольку позволяют обойтись без особых потрясений и резких действий. Несмотря на заявления Кудрина, что без экономических реформ Россия погрузится в многолетнюю стагнацию и отстанет от других стран, в том числе ближайших соседей, которые переориентируются на другие рынки, после доклада Путину он потратит почти год на то, чтобы согласовать свою программу со «Стратегией-2030».

Складывается впечатление, что для Путина важнее занять экономистов написанием программ, чтобы они спорили, тратили свою энергию на теоретические упражнения, но всегда помнили, как Кудрин, что их мандат позволяет им только советовать направление экономической политики, но не определять ее. Власть по-прежнему никуда не спешит: программа будет принята к лету 2017 года, а запускать реформы, как и говорилось ранее, Кремль намерен только после выборов 2018 года и не исключено, что по необходимости. Так что: «Вы держитесь, здоровья вам, хорошего настроения», – как сказал премьер Дмитрий Медведев пенсионерам Крыма, признавшись, что денег на индексацию пенсий у правительства нет.

Александр Мельников

Написать комментарий

правила комментирования
  1. Не оскорблять участников общения в любой форме. Участники должны соблюдать уважительную форму общения.
  2. Не использовать в комментарии нецензурную брань или эвфемизмы, обсценную лексику и фразеологию, включая завуалированный мат, а также любое их цитирование.
  3. Не публиковать рекламные сообщения и спам; сообщения коммерческого характера; ссылки на сторонние ресурсы в рекламных целях. В ином случае комментарий может быть допущен в редакции без ссылок по тексту либо удален.
  4. Не использовать комментарии как почтовую доску объявлений для сообщений приватного характера, адресованного конкретному участнику.
  5. Не проявлять расовую, национальную и религиозную неприязнь и ненависть, в т.ч. и презрительное проявление неуважения и ненависти к любым национальным языкам, включая русский; запрещается пропагандировать терроризм, экстремизм, фашизм, наркотики и прочие темы, несовместимые с общепринятыми законами, нормами морали и приличия.
  6. Не использовать в комментарии язык, отличный от литературного русского.
  7. Не злоупотреблять использованием СПЛОШНЫХ ЗАГЛАВНЫХ букв (использованием Caps Lock).
Отправить комментарий
30.05.2016 0 0
Аркадий Оксанов:

Евгений Павлов Это не лозунги, это необходимость. От 1917 года они отличаются тем, что тогда отбирали то, что было заработано трудом. Да, трудом купцов и даже капиталистов, потому что все они сами создавали своё богатство. И ещё одно отличие: тогда тоже была прибавочная стоимость, но капиталист отбирал у работника только треть того, что создано его трудом (т.е. норма прибавочной стоимости была 50%). Работник мог содержать неработающую жену и кучу ребятишек. Ныне российские капиталисты отнимают у работника, который получает МРОТ, 80-90% того, что создано его трудом, а в среднем по стране норма прибавочной стоимости - 100%, т.е. половина созданного трудом отбирается у работников. Я называю российскую экономическую систему концлагерным чекистским капитализмом: концлагерным, потому что только в концлагере работник получал меньше, чем необходимо для выживания; чекистским, потому что все российские капиталисты - ставленники чекистов; ну а капитализмом - потому что в нём есть что-то от капитализма по Марксу, хотя во много раз всё более жестоко. В современном мире нигде такого нет. И всё это "придумали" российские реформаторы, которые, как ныне известно, честно служили чекистам и номенклатуре. Это Вам понятно? То, что никто не отдаст - верно, но отобрать можно. В Великобритании после приватизации оказалось, что предприятия недооценили, и тогда ввели компенсации за недооцененное - и платили. В России сохранились данные о зарплате работников на предприятиях. Легко установить, сколько денег было изъято у работников капиталистами. Известно и богатство этих капиталистов. Если будет законодательство о компенсациях, то те предприятия, которые остались в частных руках, можно заставить платить компенсации, естественно, в разумных пределах. Полученные средства могут образовать национальный фонд. Часть средств может пойти на конкретные социальные нужды, часть на инфраструктуру. Если предприятие не может платить компенсации, оно может быть передано в собственность работникам, если они не справятся - национализировано. Что здесь от коммуняк? Рузвельт в 30-х обложил высокие доходы капиталистов налогом до 90% дохода - разве Рузвельт был коммунистом? Всё зависит от народа. Такие "умники", как Вы, конечно, будут жалеть кровопийц. Я считаю иначе: все, кто виноват в том, что Россия стала нищей, должны быть наказаны. Как минимум - лишение права голосовать, быть избранными, занимать государственные должности. И это для всех: от тех, кто у власти, тех, кто ныне чиновники, тех, кто в Думе, тех, кто в СМИ агитирует за власть, тех, кто в партиях, и до системной и несистемной оппозиции - они допустили, они не боролись, они наживались на этом. Испугал? Потому что и у Вас не всё чисто? Вам для прозрения: в 1990 году ВВП РСФСР был 1,5 триллиона долларов 1990 года. Коэффициент пересчёта долларов 1990 года в современные - 1,87. Т.е. было почти 3 триллиона нынешних долларов, а ныне - 1,2 -1,3 триллиона (хотя и это завышено). Кто виноват? Кто нажился? Кто выбросил всё за границы страны? Те, кто приватизировал, те, кто богател, те, кто одобрял - они должны отвечать. Я ещё очень "нежный": молчу о тюрьмах и расстрелах. Те, кто будут после меня, точто будут более кровожадными. Вы всё поняли? Естественно, не одобряете. Только у Вас не спросят: так было в истории неоднократно. Оксанов.

30.05.2016 0 0
Евгений Павлов:

Аркадий Оксанов, Ваши лозунги похожи на заявления 1917 года. Кто Вам разбежится отдать награбленное? Утопия.

25.05.2016 2 1
Виктор Алексеев:

В задачу Кудрина и не входит понимать. Его роль это личный бухгалтер и собиратель высокопосаженных кошельков президента. И дополнительно - громоотвод и популяризированный надеждонаделятель.

25.05.2016 6 1
Аркадий Оксанов:

Кудрин вообще ничего не понимает в политэкономии и в макроэкономике, он из тех, "экономистов", про которых Тэтчер говорила, что их нельзя допускать к управлению страной. Инвестиции нужны в микроэкономике, т.е. отдельному предприятию, но они не лечат экономическую систему. Кудрин про такое не знает. Где ему знать, что в макроэкономике самое главное - баланс между основнымит ресурсами-капиталами, особенно, между трудом и капиталом средств производства? В России страшнейший дисбаланс, "инвестиции" и прочее от Кудрина тут не помогут. В мире 90% добавленной стоимости создаёт труд, в России труд находится на уровне концлагеря - и российская экономика никогда не выберется из той ситуации, куда её намеренно загнала "либеральная демшиза". Беда , "коль сапоги начнёт тачать пирожник", а Кудрин даже пироги печь не умеет. Сужу по давнему знакомству с ним - был серым, серым и остался. Столыпинский клуб - аналогично. Они не понимают простейшего: бумажные деньги эффективны только тогда, когда они достаются низам страны: низы начинают покупать и именно этим стимулируют экономику. Деньги для предприятий - муть: пропьют, разворуют, и если даже что-то придумают, то никто не купит: в России у большей части населения нет ни денег, ни желания что-то приобретать. Эту простейшцю истину не могут освоить "высоколобые" провластные деятели. Рузвельт им не учитель, Кейнс - тоже. Нет ничего более простого, чем решить экономическае проблемы России. Нужно изменить политэкономическую систему: отказаться от концлагерного чекистского капитализма по Марксу (который породил и российский путинский фашизм), и создавать современную смешанную рыночную экономику, в которой труд - рыночный ресурс, получающий то, что заработано трудом. Для этого надо поднять МРОТ в 5 и более раз; заставить капиталистов и государство компенсировать в общественный фонд то, что они получили в результате зверской эксплуатации труда; ввести современный прогрессивный подоходный налог с нулевой нижней ставкой и ставкой 50% дохода с высоких доходов;, отменить или резко урезать НДС, который не налог, а дань государству; ввести прогрессивный налог на собственность - нулевой на жильё по принятым нормам и садовый участок, и максимальный - на Рублёвку, хоромы и предприятия в личной собственности. Нужно ужесточить вывоз валюты за рубеж и ввести контроль всех доходов граждан и их собственности. Нужно законодательно запретить незаконную работу с оплатой наличными. Нужно создать современную социальную систему поддержки малоимущих. Что до политических мер - роспуск всех партий, которые причастны к тому, что обрушилось на Россию, люстрации всех руководителей всех партий и общественных объединений, всех высших чиновников - не обязательно суд и расстрел, достаточно лишения права избирать, быть избранными, руководить предприятиями или работать в органах власти. Люстрациям должны быть подвергнуты все "говоруны", которые "за честные выборы" и пропутинскую "демократию", все те, кто мечтал о "русском Пиночете", о собственности, "которая сама". Всё это не левизна, не марксизм - это было во всех странах, которые ныне живут прекрасно, многое есть и поныне. Но кто же...? Оксанов

25.05.2016 0 0
Анатоль:

Да потому, что у советских чиновников главное преданность и старые знакомства. Поэтому будет Кудрин с "КПД" 5-7 %, а не ребята из Столыпинского клуба с "КПД" 40-50%. Да и запад будет смотреть доброжелательнее.

Статьи

«Уникальное явление: работающие бедные». Как в правительстве нашли средство борьбы с бедностью россиян

«Уникальное явление: работающие бедные». Как в правительстве нашли средство борьбы с бедностью россиян
Экономика

«Замочен в сортире». О чем говорит смерть топ-менеджера «Роскосмоса»

«Замочен в сортире». О чем говорит смерть топ-менеджера «Роскосмоса»
Политика

Сэкономить на материнском капитале. Что власти хотят изменить в программе стимулирования рождаемости

Сэкономить на материнском капитале. Что власти хотят изменить в программе стимулирования рождаемости
Экономика

«Есть все основания их ограбить». Заберет ли Украина российские банки за бесценок?

«Есть все основания их ограбить». Заберет ли Украина российские банки за бесценок?
Интервью и комментарии 3

Узнай, страна

Рассказовский «Фарадей» получил дополнительный заказ от Минобороны

Рассказовский «Фарадей» получил дополнительный заказ от Минобороны

ОРВ в Удмуртии: постоянство качества

ОРВ в Удмуртии: постоянство качества

Новости компаний

Девять инноваций для нашей жизни

Девять инноваций для нашей жизни

ГРУППА «ФОСАГРО» УДОСТОЕНА ВЫСШЕЙ НАГРАДЫ ВСЕРОССИЙСКОГО КОНКУРСА РСПП «ЛИДЕРЫ РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА:

ГРУППА «ФОСАГРО» УДОСТОЕНА ВЫСШЕЙ НАГРАДЫ ВСЕРОССИЙСКОГО КОНКУРСА РСПП «ЛИДЕРЫ РОССИЙСКОГО БИЗНЕСА:

Разное

Наши
партнеры

«Деловая Россия» — союз предпринимателей нового поколения российского бизнеса
«Терралайф» - рекламное агентство полного цикла
Dawai - Австрия на русском: новости, туризм, недвижимость, объявления, афиша
МЭЛТОР - мастер электронных торгов
Капитал страны
ВКонтакте