Капитал страны
Капитал Страны
ENGLISH
20 АПР, 12:16 МСК
USD (ЦБ)    61,3222
EUR (ЦБ)    75,4034
Подпишись на рассылку КС
ИЗМИР

Что за пределами ГМО?

5 Октября 2011 11437 1 Эволюция и человек
Что за пределами ГМО?

Продукты питания с особыми пометками были задолго до разработок генной инженерии, но не производили такого резонанса. Не говорит ли это о некоей революционности ГМО? Способны ли ГМО совершить передел мировых рынков продовольствия? Как ГМО спекулируют на нашем чувстве реальности? И в чем социальная опасность ГМО?

 

Продукты питания с особыми пометками были задолго до разработок генной инженерии. Например, кошерное и халяльное продовольствие, полученное в соответствии с религиозными предписаниями. Конфессиональная окрашенность ограничивала их потребление одной социальной группой, но когда задача встала накормить весь мир при падающей урожайности, акцент на том, что продукт является генно-модифицированным стал его отрицательным свойством. Не говорит ли это о некоей революционности ГМО? Что в принципе можно рассмотреть за отказом от ГМО?

Гипотезой номер один может быть борьба за обладание продовольственными ресурсами в условиях их жесткой ограниченности. Общеизвестным фактом является то, что посевные площади по всей планете ежегодно сокращаются, из-за природных аномалий плодородность сводится к минимуму, а население Земли тем временем не прекращает расти. Человечество испытывает невероятные трудности с удовлетворением базовых потребностей по Маслоу, об этом свидетельствует статистика ООН, по которой каждый четвертый житель планеты на сегодняшний день голодает.

В этом ракурсе нужно вспомнить ножки Буша – куриные окорочка, которые массивно экспортируют США. Дело в том, что на постсоветское пространство в коробках с надписью PRODUCT OF U.S.A пребывали замороженные окорочка, но вместо двух куриных ног среди них встречалась только правая, напичканная стимулирующими препаратами, в том числе антибиотиками. Левую ножку птицефабрики, как правило, оставляли для внутреннего привилегированного потребителя. Возможно, так, своеобразно и неприкрыто, демонстрировалась пищевая разница между первым и третьим миром, развитыми странами и недоразвитыми.

Прямого отношения к генно-модифицированным организмам ножки Буша на первый взгляд не имеют. Но изготавливающееся из сои мясо, как и кукуруза, пшеница и овощи, выращенные не без вмешательства специалистов по генетике, были впервые запущены в оборот в США и именно оттуда начали агрессивную экспансию на продовольственные рынки всего земного шара. Первыми забили тревогу европейцы – в их уютный кондоминиум с высокоорганизованным фермерским хозяйством вторгался дешевый товар сомнительного качества. В противоположность дешевому, массовому и искусственному помидору, условно говоря, появился помидор пермакультурный.

Это, по всей видимости, подтолкнуло европейцев на коренное переосмысление сельского хозяйства. Согласно центральному принципу, пермакультура использует взаимосвязи природной среды и проектирует их в ландшафте, что  позволяет выращивать растения в необычном соседстве и взаимообусловленностью положительно влиять на их плодородность. Такой подход диаметрально противоположен генной инженерии, принцип которой не умелое распределение энергетического и питательного баланса по конкретной среде, а устранение из ДНК-кодов тех элементов, которые предрасполагают к болезням и попутно питательных для вредителей веществ. В итоге на поспевший в результате генных экспериментов виноград никогда не сядут осы. Подобное исключение осы из побочного цикла пищевой цепи само по себе является тревожным знаком. То есть и без политики с ее пропагандистским оружием.

Борьба за рынки сбыта или в случае Европы протест против засилья ГМО-продукции принял непредвиденный оборот. В конечном счете, как бы мы ни хотели верить в искренность технологов, которые помогают снизить риски неурожая и заполнить житницы пшеном, доктрина продовольственной безопасности должна предотвращать прямую угрозу местным производствам со стороны экспорта. Поэтому ничего удивительного нет в том, что благие намерения обрастают прагматическими, иной раз спекулятивными целями. Бунт, отвергающий ГМО, имел к тому же очевидно антиглобалисткий характер, потому что тонны овощей и фруктов, подогнанных один к одному, предстают идеальным воплощением скорее однотипности, чем универсальности. Совсем не то в России, чей ослабленный иммунитет вынуждает принимать подозрительный импорт. Поэтому если говорить о России, то и постановка вопроса должна быть другой – насколько вредны ГМО и вредны ли вообще?

Таким образом, гипотеза номер два помещается нами на психосоматический уровень потребителя генно-модифицированных продуктов. С нарастающей инфляцией всяческих суррогатов и симуляций наше время резко начинает нуждаться в дефицитной подлинности. Визуальные ряды, перенесенные в действительность, онейрическая реальность, далеко зашедшая игра разума – это и многое другое отменяет зрение как главный канал коммуникации с внешним миром из-за его перегруженности и невозможности различать. Человеку необходимы экстрасенсорика, инфразрение или не закупоренные чувственные каналы.

На магазинных полках то и дело встречаешь продукты с этикетками «без ГМО» или «без сои». Давно сложившиеся стереотипы льют воду на мельницу отвержения всего ненастоящего, неживого и неорганичного. С середины XX века с внедрением прогрессивных практик фокус общественного надзора смещается к экологии производства. Отсюда производная экологических продуктов питания. Но трюк заключается в том, что генная инженерия создала совершенную видимость, расходящуюся с сущностью. Ведь что такое ГМО как не форма с не допущенным излишком содержания. Практически невозможно сказать, чем отличен ГМО-помидор от дачного помидора, кроме того, что он не такой.

Кажется, ГМО удовлетворяет нашу потребность в продукте, не предоставляя нам его вовсе или в чистом виде. То есть ГМО, находящийся под подозрением неких наших интуиций, но не глаз, а иногда и не вкуса, может быть описан как осознанный обман, разумное принятие суррогата за подлинный объект. Правда, обман этот, совершающийся через инстанцию разума, направлен на чувства, которые, в конечном счете, и противятся иллюзии помидора. Иначе говоря, психологический момент в употреблении ГМО может быть несравнимо более важным, нежели предпосланные и заданные векторы стереотипического мышления.

Генные модификации, в общем, ставят большой вопрос о современности, являясь проводниками ее импульсов и конечным продуктом застывания времени в предметном измерении. Все складывается так, что исчерпывая естественные ресурсы, в данном случае пищевые, мы, вмешиваясь в саму природу, порождаем целый класс растений, которые выходят из эволюционного ряда, покидают его дарвинистское развитие. В каком-то смысле происходит прививка человечности, уже сделанная одомашненным животным, многие из которых уже непригодны для существования в дикой природе, повторив на своем уровне насильственный антропогенез.

Чем считать ретивый отказ от ГМО: поиском путей приближения к дикой природе и уходом от дальнейшего отрыва в сторону интеллекта? нежеланием переводить себя в режим биоробота, у которого разум преобладает над чувствами? или противлением насильственному уничтожению натурального и получению взамен унифицированного и искусственного стандарта? Пока глубокие рефлексии уступают бытовым аргументам и в дешевых ГМО-продуктах считывается дифференциальный потенциал, способный многократно повысить коэффициент Джини. Если заявленная цель ГМО накормить голодающих, то такая цель в перспективе все равно будет паллиативом и возможно даже станет регулятором социального баланса.

Подытоживая, нужно еще раз выделить наиболее подозрительные аспекты продуктов генной инженерии. Во-первых, ГМО несут в себе заряд передела мировых продовольственных рынков. Во-вторых, они спекулируют на нашем чувстве реальности или болезненно расширяют его в соответствии с принципом реальности. В-третьих, относительная дешевизна товаров продовольствия служит инструментом социального расслоения.

Как бы мы не разворачивали мысль и не пытались отстоять правомерность ГМО в нашей перцептивной действительности, из приведенной триады подозрений при удалении одного всегда останется два. Это значит, что либо производители ГМО захватывают рынки и делят людей по достатку, либо заставляют задуматься о подлинности сущего и провести демаркационную линию между впавшими в фантазматический анабиоз и пьющих стимулирующий интеллектуальную деятельность энергетик, либо масштабный спрос уже удовлетворяется иллюзорным предложением. Настал тот случай, когда в настоящем мы говорим – здравствуй будущее!

 

 

Ссылки по теме:

ГМО: научные факты и политические мифы

Стратегии участников продовольственных рынков в России: патриотизм или прагматизм?

Александр Мельников

Написать комментарий

правила комментирования
  1. Не оскорблять участников общения в любой форме. Участники должны соблюдать уважительную форму общения.
  2. Не использовать в комментарии нецензурную брань или эвфемизмы, обсценную лексику и фразеологию, включая завуалированный мат, а также любое их цитирование.
  3. Не публиковать рекламные сообщения и спам; сообщения коммерческого характера; ссылки на сторонние ресурсы в рекламных целях. В ином случае комментарий может быть допущен в редакции без ссылок по тексту либо удален.
  4. Не использовать комментарии как почтовую доску объявлений для сообщений приватного характера, адресованного конкретному участнику.
  5. Не проявлять расовую, национальную и религиозную неприязнь и ненависть, в т.ч. и презрительное проявление неуважения и ненависти к любым национальным языкам, включая русский; запрещается пропагандировать терроризм, экстремизм, фашизм, наркотики и прочие темы, несовместимые с общепринятыми законами, нормами морали и приличия.
  6. Не использовать в комментарии язык, отличный от литературного русского.
  7. Не злоупотреблять использованием СПЛОШНЫХ ЗАГЛАВНЫХ букв (использованием Caps Lock).
Отправить комментарий
05.10.2011 0 0
Владимир:

А как быть с данными исследований согласно которым при употреблении продуктов ГМО через 25 поколений якобы атрофируется функция деторождения. Почему пропали тараканы?

Статьи

А избы горят и горят: почему всенародная скорбь у нас так бесчеловечно избирательна

А избы горят и горят: почему всенародная скорбь у нас так бесчеловечно избирательна
Редакционные статьи 1

Обанкротить и втянуть в гонку вооружений. Вызовут ли санкции США крах сырьевой модели России?

Обанкротить и втянуть в гонку вооружений. Вызовут ли санкции США крах сырьевой модели России?
Экономика 1

«Санкционный принтер не останавливается». Скольких жизней россиян будут стоить ответные санкции России

«Санкционный принтер не останавливается». Скольких жизней россиян будут стоить ответные санкции России
Экономика

Сотворение мира за семь дней. Как наука подтвердила библейский миф

Сотворение мира за семь дней. Как наука подтвердила библейский миф
Наука и технологии 3

Узнай, страна

ХК «Тамбов» вписал свое имя в летопись российского хоккея

ХК «Тамбов» вписал свое имя в летопись российского хоккея

Буксир для ледоколов спустили на воду Азовского моря

Буксир   для   ледоколов   спустили   на воду  Азовского  моря

Новости компаний

Процессам коммерциализации интеллектуальной собственности в науке требуется общественный мониторинг

Процессам коммерциализации интеллектуальной собственности в науке требуется общественный мониторинг

Со «100 надеждами бизнеса» ТПП РФ попала прямо в точку, считает Владимир Гищенко

 Со «100 надеждами бизнеса» ТПП РФ попала прямо в точку, считает Владимир Гищенко

Новости СМИ

Наши
партнеры

«Деловая Россия» — союз предпринимателей нового поколения российского бизнеса
«Терралайф» - рекламное агентство полного цикла
Dawai - Австрия на русском: новости, туризм, недвижимость, объявления, афиша
МЭЛТОР - мастер электронных торгов
Капитал страны
ВКонтакте Нашли ошибку на сайте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter