Капитал Страны
26 МАЙ, 18:17 МСК
USD (ЦБ)    56,7560
EUR (ЦБ)    63,6689

«Булочная – это социальный бизнес или нет?»

9 Июля 2013 7182 0 События и факты
«Булочная – это социальный бизнес или нет?»

28 июня в России впервые отметили Международный день социального бизнеса. В рамках клуба «Экономика заслуг» прошла дискуссия: «Развитие инфраструктуры поддержки социального предпринимательства в России». Что такое социальное предпринимательство? И как его развивают в Южном Бутово?





Николай Николаев, вице-президент «Опоры России», руководитель Комитета по социальному предпринимательству «Опоры России», генеральный директор рейтингового агентства «Репутация»: Тема социального предпринимательства, конечно, возникла не вчера. Но так как его кто-то взял и сформулировал, то теперь предприниматели, которые занимались своим делом много лет, знают, что они социальные предприниматели. «Опора» старается поддерживать эту историю. Почему? Потому что это уникальное явление. Прежде всего тем, что цель социального предпринимательства – не просто зарабатывание денег, а все-таки преобразование общества.

Так как в последние буквально пару лет было принято достаточно много решений на уровне законодательства, которые, в общем-то, явно не назовешь полезными для предпринимательства, «Опора» с марта этого года объявила о создании принципиально новой программы поддержки предпринимательства, разработке идеологически новых мер по развитию и поддержке предпринимательства. И эту программу назвала очень просто – «Территория бизнеса – территория жизни». На сегодняшний день у нас около тысячи населенных пунктов ежегодно просто исчезают. Больше 30 тысяч сельских поселений на сегодняшний день в России обладают населением меньше десяти человек, 300 городов. Это официальные данные. И мы наблюдаем – там, где появляются предприниматели, возникает жизнь, создаются рабочие места, поднимается уровень жизни и так далее. Здесь важно и обществу, и государству как раз позаботиться о таких предпринимателях.

С нашей точки зрения, социальное предпринимательство не является каким-то нишевым. Его невозможно распределить, что вот детский сад – это социальное предпринимательство, а переработка отходов – это не социальное предпринимательство. Все зависит от территории – там, где работает этот предприниматель. И какой-то вид деятельности на одной территории может быть рядовым, на другой действительно приносить огромное количество пользы.

Мы хотим заразить идеей социального предпринимательства многих, поэтому мы продумали следующую программу. Во-первых, мы хотим создать некий банк истории успеха социальных предпринимателей. Сделать не просто этот банк, но выделить определенные модели, чтобы можно было помогать людям тиражировать их.

И, конечно, создать доступные условия, прежде всего, финансовые условия для старта этого бизнеса. Мы придумали следующую историю. Начиная со следующей недели, мы набираем пилотную группу – это 12 проектов, которые будут отобраны из разных регионов, из разных сфер деятельности. Мы дадим удивительные условия по поддержке, которое включает в себя и льготный кредитный продукт, и грант с помесячной выплатой. И здесь можно увидеть и бесплатные консультации, тренинги, работы с наставником и так далее. Но в ответ мы от них хотим получить следующие обязательства. Мы хотим, чтобы они рассказывали всему миру на протяжении всего этапа поддержки о том, как же они «ставят» свой бизнес, с чем они сталкиваются, как они его ведут, о чем они думают и так далее. Поэтому все эти 12 человек будут обязаны вести блог, в том числе видео, участвовать в съемках различных информационных роликов. И понятно, что одно из главных условий – это полная прозрачность их бизнеса. Тем самым мы хотим показать и рассказать живые истории. По сути, это некое реалити-шоу, которое мы хотим транслировать на все наше предпринимательское и не только предпринимательское сообщество.

На самом деле это один такой проект. Сейчас появляется достаточно много различных идей. Очень много осуществляется на местах. Мы встретились с тем, что есть прекрасные регионы, где сами муниципалитеты поддерживают. Например, Саткинский район Челябинской области. Мы с удивлением узнали, что сам район накопил денег, дает социальным предпринимателям беспроцентные займы для их раскрутки и так далее. Поэтому возможности есть, причем их много. Многие не решаются перейти какой-то Рубикон, стать предпринимателем, потому что они не видят примеров. Не решаются, потому что не видят, что это возможно. Когда рядом положительные примеры – видно, что вот этот человек смог это сделать, значит, и я смогу. Тем более что если человек этот не отказывается поделиться опытом.


Людмила Оробец, директор проекта «Территориальный Банк заслуг» (проект Лаборатории «Cloudwatcher»): В данный момент мы продолжаем пилотировать этот проект на территории микрорайона Щербинка района Южное Бутово. Хочу немного сказать о том, что это за микрорайон, чтобы вообще была, в принципе, понятна ситуация и микроклимат на этой территории. Это один из новейших микрорайонов в Москве. Ему немного лет – 4 года. Там нет практически коренных жителей, нет истории, нет легенд, мифов, нет людей, которые могли бы составлять некий костяк этой территории, на кого можно было бы, действительно, опираться.

И многие люди приехали туда после военных городков – это военные пенсионеры; там живут сироты, которые получили социальное жилье; там есть очень много людей, которые арендуют жилье. И туда попали также люди, которые приобретали жилье в Москве по более низким ценам. То есть этот район относится к столице, но тем не менее он находится на некоем отшибе и имеет депрессивную картину.

За девять месяцев нашей работы в этом микрорайоне нам удалось достичь определенных результатов, в том числе при помощи инновационных технологий, которые мы там применяем. Это интернет-технология и это возможность, которую мы предоставили людям обмениваться друг с другом своими ресурсами, которыми обладают. В том числе это могут быть какие-то компетенции, которые люди друг другу любезно предоставляют. Допустим, кто-то имеет возможность посидеть с вашим ребенком, то есть оказывает услуги няни, а кто-то взамен за эту услугу подвозит вас к метро ежедневно – некий Банк времени, но более широкого спектра. Потому что перечень услуг, которые сегодня люди предоставляют друг другу в микрорайоне, гораздо шире, чем какие-то социальные обязательства. Люди могут учить шить. Люди при этом могут участвовать в каких-то социально значимых больших мероприятиях и помогают в организации этих мероприятий друг другу. Люди организовывают в своих подъездах библиотеки, в которых ведут обмен литературой, которая, допустим, малодоступна, но интересна жителям, то есть делятся рецензиями на эти книги. И делают прочие интересные вещи.

На сегодняшний день у нас в проекте 3,5 тысячи участников. Сейчас на самом деле их еще больше, потому что мы практически ежедневно присоединяем к проекту новых людей. В том числе участвуют в нашем проекте 12 коммерческих компаний. Это не только те организации, которые присутствуют на территории Южного Бутова. Есть в этом списке и коммерческие компании, которые существуют непосредственно в Москве. И участникам нашего проекта они предоставляют скидки на определенный набор услуг. Допустим, на посещение кафе – 5-ти, 10-ти, даже 25-процентная скидка. Либо участникам проекта предоставляются услуги по посещению каких-то интересных анимационных мероприятий, которые проводятся на ВДНХ.

Хочу отметить, что изначально мы исходили, как это многие делают в проектах, из того, какая существует на территории проблема и можем ли мы ее решить. В процессе мы поняли, что это совершенно неверный подход, потому что если руководствоваться этим подходом, то не хватит никаких средств, ни сил, ни времени, вообще ни ресурсов, чтобы эту проблему решить. Поэтому сейчас мы исходим из двух составляющих.

Мы смотрим на желания и возможности, которыми мы обладаем, и, исходя из них, реализуем проекты. Потому что когда жители территории заинтересованы в реализации того или иного проекта, то он, конечно, состоится.

«Зеленый блокнот» это очень интересный проект, с которым мы познакомились волею случая, когда проводили одну из наших конференций «Доброкон». Мы пригласили в этот проект наших друзей из типографии «Диапринт». У них есть совершенно уникальный проект по производству блокнотов из отходов бумаги. Он очень прост по своей механике, по технологии. Мы познакомились с тем оборудованием, которое они используют на своем производстве. Посмотрели, как они оборудуют социальные места для тех людей, которые приходят в их типографию и занимаются этим проектом. И поняли, что у нас в микрорайоне есть масса креативных, замечательных людей, которые готовы не только участвовать в этом проекте, но и развивать его, и впоследствии оформить этот проект в юридическую социально-предпринимательскую форму. И получать, естественно, на этом деньги, предоставлять новые рабочие места другим участникам, обучать других участников. И вообще давать возможность для развития.

Проект понятен и достаточно открыт как для типографий, так и для магазинов, которые могут подключаться к проекту и участвовать в нем. Изначально, когда у нас возникла идея все-таки развивать этот проект в микрорайоне мы пошли по пути изучения технологии. Мы сами решили понять, насколько способны наши люди эту технологию освоить и пошли на производство. Команда «Территориального Банка заслуг» отправилась к сотрудникам типографии, чтобы на практике изучить всю механику производства блокнота. Мы ее освоили достаточно быстро и с этой идеей отправились на наши площадки.

Мы пошли к нашим лидерам, естественно, выбирая при этом те социальные группы, которые способны работать именно в какие-то определенные часы, которые им удобны, для того чтобы эти блокноты производить. К кому мы пошли? Мы пошли к нашим многодетным семьям, где мамочки, естественно, целыми днями заняты своими детьми, хозяйством, мужьями, и у которых нет времени по факту трудиться на производстве. Но при этом каждая из них может выделить какое-то определенное время, для того чтобы изготовить несколько блокнотов. И отправились к нашим пенсионерам. На этот момент у нас уже был опыт реализации ряда проектов с бабушками, которых молодежь обучала интернет-технологиям. И мы предложили им: «Давайте попробуем сделать блокноты». Мы при этом параллельно работали в различных социальных сетях и на специализированных форумах. Мы нашли минимальное оборудование – это гильотина для резки бумаги; по-прежнему ищем брошюровщика, который, надеемся, со дня на день у нас появится. Типография, наши партнеры, поставляют нам отходы производства – обрезки бумаги. И у нас получилось. Результаты нашего пилота очень скромны – это 20 участников; 28 блокнотов, которые каждый из участников, естественно, оставил себе на память в качестве бонусного приза. В итоге мы провели четыре мастер-класса, в рамках которых, с одной стороны, обучили вообще технологии производства блокнота, резки бумаги, сбора бумаги, брошюрования на брошюровщике этой бумаги. И затем дизайнерского оформления этих блокнотов. Это была пробная партия. Те самые пилотные блокноты, которые мы выпускали, чтобы посмотреть, что мы можем.

Не сетевые, небольшие сетевые магазины, которые готовы брать на реализацию продукцию наших социальных предпринимателей, будут эту продукцию ставить на отдельные стойки, где будет обязательно полностью информация о том, кто произвел эти блокноты, кто их автор. И на эти блокноты совершенно не будет никакой магазинной наценки. Со стороны магазинов – это тоже такое социальное предпринимательство, вклад в проект. Они не имеют совершенно никакого навара с этих блокнотов и готовы нам помогать. Я считаю, что это большой вклад в проект, и мы в дальнейшем будем его развивать.

Сейчас уже у нас идет на территории формирование некоего творческого арткластера. Что это такое? Вокруг этих блокнотов может развиваться разная жизнь. И вот наши инициаторы предлагают обучать детей оформлению этих блокнотов, рисовать, лепить, шить, обшивать бисером и обклеивать стразами эти блокноты. Организация общедоступного почасового рабочего места. Будут определенные часы, когда каждый желающий сможет прийти на рабочее место, наброшюровать блокнотов и затем их оформить. Сдать их таким образом на реализацию, и заработать свои социально-предпринимательские деньги, которые для каждого пенсионера, того же участника проекта или для многодетной мамы – это хороший вклад в их семейный бюджет.

Мы будем продолжать внедрять программу обучения этой технологии. Естественно, каждый, кто захочет понять, как это делается, он сможет прийти и узнать у наших участников, и точно так же у нас. Конечно, мы предполагаем, что число участников проекта будет увеличиваться, потому что интерес уже сейчас высок. И, в принципе, на нашей последней встрече в микрорайоне Щербинка к нам подходили инвалиды, которые там живут. Я думаю, что вот они и станут следующими участниками данного проекта, и мы будем таким образом расширять те социальные группы, как бы это грубо ни звучало, которые участвуют в нашей инициативе.


Михаил Качалкин, руководитель по работе с предпринимательскими объединениями управления малого бизнеса «Сбербанка России»: Возникает вопрос: малый бизнес и социальный бизнес – это категории, одна поглощающая другую, или противоположные, или разные? Вот у меня всегда был вопрос: что такое социальный бизнес? Когда к нам часто в банк приходят замечательные люди – «Опора России», другие организации – говорят: «Давайте развивать социальный бизнес». Я говорю: «Давайте. Что такое социальный бизнес?» – «Ну, социальный бизнес – это такой бизнес, который позволяет его организатору зарабатывать на решении неких социальных проблем. То есть решает социальные проблемы в обществе или в каком-то, может быть, городе, в доме или в какой-то группе социальной. Человек зарабатывает деньги, и тем самым, принося пользу людям, получает определенную выгоду». У меня возникает вопрос: булочная – это социальный бизнес или нет? А если булочная открыта в Ульяновской области, в населенном пункте, где живет три тысячи человек, из них 2800 – пенсионеры, и хлеб туда привозят раз в две недели? Автолавка и сухой хлеб. Вот в этом смысле это социальный бизнес или нет – как вам кажется? Вот мне тоже кажется, что это более чем социальный бизнес.

Так вышло в России, что малый бизнес – он весь социальный. Предпринимательство, микробизнес решают социальные проблемы. Когда мы говорим о территории Москвы, как о территории с высокой конкуренцией, то, где развивается малый бизнес в регионах? Он всегда строится на решении каких-то социальных проблем, то есть часто бизнес идет от решения какой-то проблемы какой-то группы. В «Опоре России», я знаю, сейчас есть уникальный проект – «Территория бизнеса – территория жизни». Основной тезис в том, что весь малый бизнес – это социальные проекты. И к нему нужно относиться не как к способу повысить доходы в бюджет государства или заработать на марже, а как к способу развития территорий. Мы как банк это очень сильно поддерживаем.

По поводу того, что такое социальный бизнес, я свою позицию и позицию банка, наверное, высказал. Социальный бизнес для нас – это малый и микробизнес, когда люди, решая проблемы какой-то территории, решают лично свои проблемы. Они не стоят в службе занятости, они оплачивают работу 2-3, 10-15 или 100 человек, они содержат своих близких и родных им людей. Для нас социальный бизнес – это такой микробизнес, бизнес на старте.

В самом начале, когда Сбербанк только начал работать с сегментом малого бизнеса в 2008-м году, мы тоже думали, что если с вертолета разбрасывать деньги над Чеченской республикой, то там малый бизнес взрастет. Оказалось, нет, не взрастает. Даже более того, перестает развиваться. Выяснилось, что деньги – это самый банальный и малоконструктивный ресурс для развития бизнеса. Вот вырезать такие блокнотики, сделать такую бизнес-модель... Вопрос же был не в деньгах, а в идее. Настоящий бизнес – это бизнес идеи.

Соответственно, мы пошли по простому пути. Мы решили не разбрасывать с вертолета «рыбу» или «конфеты», а решили идти иначе. Мы решили учить людей делать «конфеты» в домашних условиях. «Сбербанк» сейчас инвестирует в инфраструктуру. Мы строим инструменты, которые позволяют людям начинать свой бизнес, причем людям, которые никогда не занимались бизнесом, но только думают об этом, к примеру.

Мы сейчас работаем над проектом, который мы назвали «Бизнес-старт». Это кредитный продукт, который позволяет начать бизнес с нуля. То есть мы даем реальные деньги на начало бизнеса, сумма до 3 миллионов рублей. Но возникает вопрос: как в масштабах страны оценить бизнес-план, хороший он или плохой? Даже если вы все сейчас ко мне подойдете и скажете: «Дайте три миллиона, я начну бизнес, у меня отличная идея. Я рассказывал маме, мама сказала, что все получится». Ну, логично дать вам денег, нет смысла не верить вашей маме, но проблема в том, что банкинг устроен чуть сложнее. Поэтому мы пошли от обратного. Мы взяли франшизы – бизнесы, которые уже апробированы. Франшизный бизнес – когда уже есть какой-то бизнес, и вы хотите открыть его в своем городе. У вас нет, например, пекарни в городе, но вы хотите ее открыть. Мы вам предлагаем деньги на покупку уже действующего бизнеса, то есть франшизы. С одной стороны, мы решаем проблему рисков и решаем проблему с обучением будущего франчайзера, предпринимателя.

Мы сейчас выбрали с рынка 65 франшиз, готовых бизнес-решений. Наши финансисты сели с калькулятором, и все посчитали. То есть когда вы к нам приходите, вы можете из этих 65-ти видов бизнеса выбрать и начать свой бизнес уже через три месяца. Два-три месяца – это инвестиционный период. Там есть детские домашние клубы, baby-клубы, детские магазины, есть спортивный клуб, есть салоны красоты, есть очень много придорожных кафе. «Subway», к примеру, тоже у нас свою франшизу разместили, и так далее.

Срок окупаемости проектов по нашим расчетам и подтвержденным франшизам от полутора до трех лет. Не позднее, чем через три года ваш бизнес полностью переходит в вашу собственность. И вы сами решаете, продать этот бизнес, купить более большой, или оставить его себе и зарабатывать дальше.

Социальная тема очень хорошая, она востребована, потому что, на мой взгляд, социальный бизнес – это бизнес в стиле лайф-стайл, когда вам самим нравится то, чем вы занимаетесь. Это бизнес, который доставляет удовольствие двух категорий: которое можно посчитать в деньгах, и которое можно посчитать в удовольствии. Я знаю, приходят люди, и говорят: «Знаете, я хочу открыть салон красоты». – «Вы в этом понимаете?» – «Нет, я просто хочу, мне нравится. Это красиво, это здорово. В моем маленьком городе на пять тысяч человек нет хорошего салона красоты, а я хочу». Есть люди, которые хотят заниматься социальными проектами, и это очень важно, мы готовы помогать в этом. Но еще раз скажу, мы готовы помогать не «конфетами», «конфетами» уже по заранее заготовленным бизнес-планам, мы готовы помогать инфраструктурой.

С нового года, мы открыли 200 бизнесов, то есть 200 человек с нами начали свой бизнес с нуля. Причем, еще уникальные условия: стартап доступен с 21 года, то есть мы хотим, чтобы молодые люди приходили в бизнес. И стартап доступен людям, которые раньше не имели опыта предпринимательской деятельности. Вы приходите и говорите: «Я раньше не занималась бизнесом, но хочу». Мы говорим: «Окей, вперед!» Для нас это бизнес, мы получаем за это процент со стартапа. В Центрах развития бизнеса для нас ценность в том, что люди, которые у нас потом берут кредит, проходят обучение, то есть мы оптимизируем свои риски. Когда мы вас научили вести бизнес, с большой долей вероятности вы вернете нам кредит, а не потратите деньги на холодильник.


Руслан Абдикеев, стратегический инвестор Лаборатории социальных инноваций «Cloudwatcher»: Наш уважаемый коллега из «Сбербанка» сказал, что если разбрасывать над Чечней деньги, там ничего все равно не произрастает. Но, я думаю, что дело не в Чечне, дело в проблеме иждивенчества, когда человек получает что-то, не заслужив это, не заработав это, то он и относится к этому соответствующим образом, и распоряжается этим ресурсом соответствующим образом.

Одна из основных проблем малого предпринимательства, малого бизнеса заключается в том, что, во-первых, это очень трудно. Как уже сказали коллеги, очень трудный вход: когда ты понимаешь, что то повысили кредитные ставки, то подняли налоги, то какие-то обязательные резервирования увеличили, то ты понимаешь, что изменился Налоговый кодекс, ты не знаешь, что завтра опять будет, что они еще придумают. Помимо всех этих сложностей, человек еще понимает, что он один на один столкнется – честно, я не знаю, существуют ли сейчас бандиты и рэкетиры, но я точно знаю, что они существуют в виде различных административных органов, которые приходят: санэпидстанции и так далее. В общем, он сталкивается с целым кагалом народа, который только приходит и говорит «дай, дай, дай». Но помимо всего этого, он еще становится по нашей старой советской традиции «врагом общества №1». То есть «мы вчера все вместе тут бедствовали, а тут ты стал предпринимателем – ты буржуин», и сразу к тебе негативное отношение в окружающей среде. И это является дополнительным препятствием, для того чтобы люди входили в эту деятельность.

В случае «Территориального Банка заслуг» почему мы сначала стали строить местное сообщество? Потому что я вижу наилучшую, наибольшую перспективу для развития, в том числе и малого бизнеса – в его связи с местным сообществом. Каждый раз, когда касаюсь этой темы, всегда рассказываю о том, что в Европе красивые дома, вкусные рестораны, хорошая одежда – это все местное сообщество. Просто там местное сообщество формировалось по принципам предпринимательства. То есть несколько предпринимателей объединялись – дальше они начинали заботиться о своем городе. И если ты нашими общими делами не занимаешься, то я к тебе не пойду пиво пить, потому что нам всем тут вроде как надо, а тебе не надо – ну, тогда ты чужой. И то же самое местное сообщество – оно выполняет функцию контроля качества производств. Собственно, почему в каком-нибудь маленьком городке Бельгии есть 5-7 пивоварен, каждый варит что-то свое, они совершенно не претендуют на мировое господство, они делают его на местный рынок и все – это вот контроль качества.

Я все время говорю, что местное сообщество – это как дно у бочки. Если его нет, то туда можно сколько угодно, как над Чечней разбрасывать деньги – все уйдет в песок, ничего не будет. У нас есть прекрасный опыт: Мухаммад Юнус, лауреат Нобелевской премии мира, делал центры микрофинансирования. Какой там смысл? Деньги выдаются на глазах у местного сообщества. Когда они возвращают эти кредиты, они все вместе садятся за стол, и каждый из кармана достает наличные и отдает. Одно дело, когда ты один на один где-то «кинул» какой-то банк – у нас в России даже тебя, может быть, похвалят за это – а другое дело, когда ты «кидаешь» тех людей, с которыми ты каждый день встречаешься, ты с ними лицом к лицу на улицах каждый день видишься. Ты «кидаешь» их.

Можно много говорить еще, это не единственное. Это создает какое-то оживление на территории, это создает какую-то инициативу. Стоило только собрать вот этот конгломерат людей, тут же появляются какие-то социальные предпринимательские инициативы, люди начинают верить, люди начинают видеть, что у этой территории, у их района, у их подъезда есть какая-то перспектива в жизни. Более того, люди начинают встречать себе подобных, находить тех, кому не все равно. А если есть что-то, что объединяет вас, то там уже можно, если мы хорошо договорились, мы дружим, много разных других дел сделать.

Здесь есть очень важный момент. Это хорошо: «доверяем друг другу», «вместе участвуем», но все равно это не всегда приводит к результатам. Вы много об этом знаете, что можно хорошо дружить, и при этом, когда сели делить деньги – все подрались, поругались, и никогда больше не встретились. Вот чтобы люди не поругались, нужны технологии, по которым можно договориться. «Территориальный Банк заслуг» является помимо всего прочего способом договориться, то есть расставить, кто что заслуживает, проголосовать друг за друга, и на основании общепринятой логики принимать решения, в том числе и по распределению прибыли.

Теперь вот этот конгломерат: местное сообщество плюс малый бизнес – это первая стадия. Вернее, первая стадия – это местное сообщество. Вторая стадия – объединение с малым бизнесом. Третья стадия – это подключение всяких финансовых институтов.

Следующий шаг будет в том, чтобы таким финансовым центрам это тоже было выгодно. Я вообще подхожу к архитектуре этих проектов с одной очень простой позиции. На мой взгляд, вредно морализировать. Более того, были до нас великие люди и боги, которые пытались нас привлечь к чему-то хорошему, но при этом мы, в основном, кем были, тем и остались. Может быть, я не настолько оптимистичен в этом смысле, я пытаюсь подходить ко всем проектам с позиции менеджмента интересов, находить реальный интерес людей, который есть, причем этот интерес не только финансовый, и не только социально-альтруистический. На мой взгляд, сейчас другая эпоха, сейчас эпоха, когда эти интересы совмещаются в такой новой форме, как социальное предпринимательство. У нас, в конце концов, не одна извилина в мозгу, чтобы не понять чуть-чуть более сложные вещи, и не научиться обращаться с более сложной материей. Не настолько она, честно говоря, сложная, но нужно потратить время, для того чтобы понять, что есть та польза обществу, которую я приношу, а вот есть моя выгода, которую я получаю. Эти вещи, на мой взгляд, одновременно должны быть предъявлены, тогда люди будут открыто поддерживать, понимая, о чем вообще идет речь.

Но мы понимаем при этом, что самый успешный социально-предпринимательский проект не выживает без субсидий. Понятно, что по сути это благотворительный проект, потому что он дотационный, он содержится за счет разных субсидий, грантов, и так далее.

Здесь много вопросов было о том, социальные предприниматели – это замена малому бизнесу или это не замена малому бизнесу, или это какая-то самостоятельная история? По официальной статистике у нас 5% ВВП – это малый бизнес. Почему государство так занимается развитием малого бизнеса? Потому что понятно, что малый бизнес в таком объеме – равно отсутствию гражданского общества, равно отсутствию местных сообществ, и так далее. Потому что обычно в странах Европы эти цифры 40%, 50%. И тогда есть эти малые предприниматели, которые собираются вместе, для того чтобы совместно решать проблемы. У нас же за 70 лет истории порушены все эти местные сообщества, потому что все до сих пор ждут, пока Путин отремонтирует ему трубу в подъезде. Это просто воспитанная культура, эту культуру надо менять, это культура иждивенчества по сути. Она связана, в том числе и с апатией, и с отсутствием перспективы, и с отсутствием веры в себя, что что-то можно изменить.

Но у нас при этом есть примеры в истории нашего государства. Все время считается так, что вот наш народ может собраться вместе только по одному поводу: либо вместе погулять, либо если враг пришел. Вот война, Наполеон – тогда мы собрались, Гитлер пришел – мы собрались. Хочу сказать, что это не так, мягко говоря, это чушь, поскольку есть прецедент, который это опровергает. У нас в 1914 году была самая крупномасштабная кооперация в сельскохозяйственной сфере за всю историю человечества – такие результаты никогда не были повторены – было 13 миллионов крестьянских семей. Причем каждая крестьянская семья – это 7-10 человек, можете считать. Пересчитаете это в цифры – посмотрите, сколько это от населения страны, это почти вся страна, которая в едином порыве участвовала в одной кооперации.

И тогда же возник запрос на грамотность, потому что надо было вести учет, бухгалтерию. И они тогда не всех детей отправляли в поле в пять утра, а кого-то из них отправляли учиться грамоте, чтобы он мог цифры считать, народники пошли туда. И это все вместе запустило механизм, благодаря которому мы экспортировали зерно, пшеницу за границу – это единственный прецедент за всю нашу историю. Понятно, что это было до 1914-го года – потом пришли красные, и всего этого не стало по понятным причинам. Но главное, что есть эта история, есть этот эксперимент, и есть реально действующая психологическая модель, к которой мы склонны, не знаю почему, может, генетически, может, здесь погода такая, поэтому у нас нет социальных сетей.

Мне нравится, что последнее время я встречаюсь с людьми, разговариваю, и они мне говорят: «Ну, экономика заслуг, это понятно». То есть это проходит, как будто это какое-то явление, про которое написал кто-нибудь типа Маркса или Адама Смита, что это уже такая устоявшаяся штука, что это настолько очевидно, что «ну, да, конечно, это логично, если человек приносит пользу обществу, конечно, надо его поощрить».

И мне очень нравится, что эти штучки, которые мы здесь обнаруживаем, исследуем, находим, рассказываем о них, так легко приживаются в людях. Это говорит о том, что, как мне кажется, удалось вычленить нечто… Понятно, что было бы слишком пафосно сказать, назвать это так, как я сейчас назову, но главное, что это отражает суть – это культурный код человечества. Во всех культурах, во всех религиях, во всех традициях везде зашита одна простая вещь: ты делаешь что-то доброе людям, и чем больше ты это делаешь, тем больше у тебя шансов попасть в рай, к аллаху, просветление, благую карму заработать, и так далее. И нигде, ни в одной позитивной культуре, ни в одной из основных религий нет ничего такого, что бы противоречило этому принципу. И именно этот принцип заложен в «экономику заслуг».

Редакция

Написать комментарий

правила комментирования
  1. Не оскорблять участников общения в любой форме. Участники должны соблюдать уважительную форму общения.
  2. Не использовать в комментарии нецензурную брань или эвфемизмы, обсценную лексику и фразеологию, включая завуалированный мат, а также любое их цитирование.
  3. Не публиковать рекламные сообщения и спам; сообщения коммерческого характера; ссылки на сторонние ресурсы в рекламных целях. В ином случае комментарий может быть допущен в редакции без ссылок по тексту либо удален.
  4. Не использовать комментарии как почтовую доску объявлений для сообщений приватного характера, адресованного конкретному участнику.
  5. Не проявлять расовую, национальную и религиозную неприязнь и ненависть, в т.ч. и презрительное проявление неуважения и ненависти к любым национальным языкам, включая русский; запрещается пропагандировать терроризм, экстремизм, фашизм, наркотики и прочие темы, несовместимые с общепринятыми законами, нормами морали и приличия.
  6. Не использовать в комментарии язык, отличный от литературного русского.
  7. Не злоупотреблять использованием СПЛОШНЫХ ЗАГЛАВНЫХ букв (использованием Caps Lock).
Отправить комментарий

Статьи

Схватка алхимиков. Почему одна экономическая программа для Путина – хорошо, а три – плохо

Схватка алхимиков. Почему одна экономическая программа для Путина – хорошо, а три – плохо
Экономика 1

Вирусы-вымогатели и старое ПО. Почему Россия оказалась не готова к кибератакам

Вирусы-вымогатели и старое ПО. Почему Россия оказалась не готова к кибератакам
Наука и технологии

«Театральное дело». Почему следователи пришли к Серебренникову в «Гоголь-центр»

«Театральное дело». Почему следователи пришли к Серебренникову в «Гоголь-центр»
Политика

Компьютеры и большая политика. Золотое десятилетие советских суперкомпьютеров

Компьютеры и большая политика. Золотое десятилетие советских суперкомпьютеров
Наука и технологии

Узнай, страна

Новоселье в Щиграх

Новоселье в Щиграх

На плацу областного сборного пункта состоялся митинг, посвященный торжественной отправке призывников

На плацу областного сборного пункта состоялся митинг, посвященный торжественной отправке призывников

Новости компаний

Олег Нумеров: отрасль совершила экспортный прорыв

Олег Нумеров: отрасль совершила экспортный прорыв

Президент ТПП РФ Сергей Катырин: О празднике, инвестициях и самозанятых

Президент ТПП РФ Сергей Катырин: О празднике, инвестициях и самозанятых

Разное

Наши
партнеры

«Деловая Россия» — союз предпринимателей нового поколения российского бизнеса
«Терралайф» - рекламное агентство полного цикла
Dawai - Австрия на русском: новости, туризм, недвижимость, объявления, афиша
МЭЛТОР - мастер электронных торгов
Капитал страны
ВКонтакте